Понедельник, 23.10.2017, 12:35
Приветствую Вас Гость | RSS
James Marsters
Статистика
Форма входа
Логин:
Пароль:
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: minseret, Анна 
Форум » Слэш » Фан-проза, Мастера слэша » "СЕМЬ ДНЕЙ" (NC17) (Автор: Zirael разрешение на размещение есть)
"СЕМЬ ДНЕЙ" (NC17)
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:27 | Сообщение # 1
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
Фандом: сериалы «Баффи» и «Ангел»
Автор: Zirael (Helene81)
Бета: Nozomi, Rika
Название: Следующее утро
Рейтинг: NC-17
Жанр: m/m slash, angst
Пара: Ангел/Спайк
Содержание: Ангел приехал попрощаться с Баффи и... застрял в Саннидейле на целых семь дней. Всего на семь дней, которые изменили "нежизнь" не только ему...
Источник: http://www.spike-angel.ru/
Статус: закончен.

[spoiler="Пролог"]
Пролог

Сон был скверным.

Ангел прекрасно понимал, что это сон, но вырваться оттуда сил не было. Он бродил по каким-то лабиринтам; дрался, проигрывал - раз за разом. Его противники теряли очертания, плавали, растворялись в мутном тумане, и сквозь нити серого воздуха проглядывали лица из далекого прошлого.

Дру. Пенн. Охотник за вампирами; Ангел даже не помнил его имени, но зато слишком хорошо помнил, как тот умер. Дарла. Спайк. Ангел вскидывал руки, парировал удары, атаковал - и его кулак бил в туман вместо насмешливых глаз…

И всякий раз, когда кол пробивал его грудь, Ангела перекидывало в другое, такое же отвратительно тянущееся вокруг него бесконечными минутами место.

Он искал что-то. Он знал, что должен тут найти нечто, найти и защитить; и понимал, что не сможет. Что этот клятый лабиринт не отдаст ему ничего.

Его в очередной раз выкинуло из-под кола, вонзающегося в грудь… Из тумана соткалось знакомое лицо, и Ангел, уже вскинувший для драки руку, остановился, словно налетев на стену.

Это был уже не его сон. Гостиная, вечеринка; толпы людей, разговаривающих, танцующих, пьющих, не замечающих ни его, ни ее. Она выглядела тут странно, - в пижаме, сонная, растерянная; улыбающаяся ему. Ангел пошел к ней сквозь толпу. Может, хоть она скажет, что он должен найти тут...

Руку на своем горле он почувствовал слишком поздно. Всего миг он видел ужас в глазах Баффи, потом оно растворилось в том же мерзком тумане и слепилось в другое лицо. В его собственное, почти забытое, почти стертое из памяти десятками лет…

В грудь снова вонзился кол, проходя податливую плоть, ломая кости, жадно стремясь к сердцу, и Ангел вдруг понял, что его тело рассыпается. Он опустил голову, увидел пыль на полу и проснулся.

Скверный сон.

Комната осталась такой же. Две почти параллельных царапины на гладком потолке, легкая мебель, едва уловимый свет сквозь темные тяжелые шторы. Ничего не случилось. Не изменилось.

Сны были не таким уж и редким событием. Кошмары, сквозь которые приходилось продираться и просыпаться потом в холодном поту - тоже. Тогда почему сейчас так плохо и тревожно?

Ангел сглотнул и поднялся. Обычные действия - одежда и еда - немного сняли тревогу, но зато вместо тревоги появилось гораздо более неприятное ощущение. Предчувствие…

Что может случиться? Или что должно случиться?

Он сам не замечал, что одевается все быстрее, забыв про недопитую чашку на столе. Почему-то он думал, что как только он придет в офис, все станет на свои места, и пропадет чувство, что он вот-вот узнает, что произойдет. Узнает, но уже не сможет ничего изменить.

Слабый призрак света за шторами таял, и Ангел открыл дверь уже в вечер.

Несколько пролетов ступенек и два поворота коридора. Ангелу вдруг почудилось, что он снова пробирается в лабиринте сна, из которого не было выхода. Он приостановился у двери офиса.

Сейчас все будет хорошо.

Спустя секунду ему показалось, что он знал, едва почувствовал пальцами пластиковую ручку. Знал, что увидит, открыв дверь. Во что превратится его предчувствие.

В покрасневшие и опухшие от слез глаза Уиллоу.

***

Он всегда боялся этого. Он говорил себе, что этого никогда не случится, хотя знал, сколько живут Избранные. Если бы он хоть раз поверил всерьез, что она может умереть, он никогда бы не оставил ее, он вернулся бы, он менял бы мир снова и снова, лишь бы она жила…

Сейчас уже не вернуть ничего. Можно сидеть за столом, кроша в пальцах не в чем не повинный ластик, и смотреть на неаккуратную россыпь крошек. Можно слушать срывающийся от всхлипов голос ведьмы, сидящей напротив, и не слышать слов.

- Когда? - Ангел и сам не понимал, зачем он это спросил. Уиллоу осеклась на полувсхлипе:

- Четыре недели назад.

- Что?! - Ангел не знал, что собирался услышать, но ему казалось, что это произошло вчера, что он еще успеет….

Успеет что? Увидеть ее - мертвой?

Сон. Сон приснился ему только сегодня. Почему он за весь этот месяц не понял, что она умерла; не смог почувствовать этого?!! Почему-то еще сквернее и больнее становилось от этого - он узнал об ее смерти, только когда этого захотела те, что всегда были возле нее…

Сейчас бы заплакать. Выплеснуть в слезах хотя бы часть боли, наполнившей его. Что-нибудь разбить, подраться до крови, до металлического вкуса в разбитом рту; как волк, до рассвета кружить по пустому городу…. Забиться в угол. Но на стуле перед ним сидит заплаканная Уиллоу, и она что-то ждет от него. Она зачем-то приехала сюда и сидит перед ним.

Ангел оторвал взгляд от искалеченного ластика. Есть одна вещь, которую он должен сделать, и, наверное, поэтому и сидит перед ним ближайшая подруга Баффи.

-Я поеду с тобой, - даже затуманенный разум Ангела сумел разобрать, что за чувство исказило черты рыжеволосой ведьмы - растерянность. Почти смятение. Значит, не этого ждали от него, но…плевать. Ее город, ее дом, их любовь…и ее могила. Там можно найти покой. Там можно встретить рассвет… Только там.

-Я поеду с тобой, - повторил Ангел. - Поеду к ней. Я должен увидеть ее… еще раз.

***

До Саннидейла оставалось еще полночи. Ему уже давно не приходилось мерить расстояния или время иначе, как ночами. Сколько было их в его жизни - пустых и опасных, непереносимо длинных и яростных, непроглядно тоскливых. Да вся его жизнь соткана из этих ночей, как из непрочных темных ниток.

И была одна ночь с ней. Какая она была…да все равно, какая, если эта ночь разлучила их навсегда.

Корделия, тоже заплаканная и потерянная, молчала почти все время, пока он собирал вещи - то немногое, что взял с собой. Уэсли, наоборот, что-то быстро и несвязно говорил - про Избранных, про героев и про долг. Корди нарушила молчание, только когда он собрался выходить. Она остановила бледного Уэсли и негромко сказала, что ей очень жаль…

Ангел находил какое-то облегчение в пьянящей скорости, врывающейся в открытое окно потоком прохладного воздуха. Действие, движение, пусть уже бессмысленное.

Уиллоу замерла на соседнем сидении. Она уже перестала плакать, только время от времени поеживалась, словно хотела что-то сказать.

-Как она умерла? - спросил наконец Ангел, словно не было почти часа молчания.

-Это…это Глори, - Уиллоу снова поежилась, но теперь Ангелу почудилось, что от облегчения. - Глори и Бен.

-Это они убили Истребительницу? Вампиры? - ему было проще не называть ее имени, словно он говорил не о Баффи. Просто Истребительница, Избранная.

-Нет… не вампиры, - Уиллоу замялась, подбирая слова. - Ангел, это… это сложно объяснить. И долго…

-Ты куда-то торопишься?- Ангел не отрывал глаз от темного полотна дороги.

-Нет, но… - Ангелу показалось, что девушка ищет отговорку. - Мне трудно об этом говорить.

-А мне трудно этого не знать, - Ангел остановил машину, наверное, слишком резко. - Я не могу этого не знать.

-Ангел, но ведь рассвет… и…

-Рассказывай, - Ангел положил руки на руль, по-прежнему не глядя на Уиллоу. - Просто расскажи, и все.

-….тогда она прыгнула. Вместо Дон. Мы видели… видели снизу, как она прыгала, - голос Уиллоу осекся, теперь уже от настоящей боли.

Это был кошмар. Кошмар наяву. Никто не верил…никто. Ни Дон, которую так и не пустили на похороны, потому что она лежала в другом крыле больницы с нервным срывом после «землетрясения». Ни Ксандер, разрывающийся между израненной Аней и Дон. Ни Спайк, который за неделю превратился в почти зомби с незаживающими ранами.

Впрочем, нет. Верил Джайлз. Джайлз, единственный, кто сохранил ясность разума. Джайлз, организовавший тихие похороны. Джайлз, уже тогда решивший, что никто не должен знать; велевший вместе с мертвой Баффи забрать и сломанную куклу…

-Что? - Уиллоу вздрогнула, вырванная из воспоминаний голосом Ангела.

-Почему Дон? Почему эта богиня выбрала Дон?

-Потому что Дон… это Ключ. Дон не настоящая, - Уиллоу тихо всхлипнула.

-Не настоящая?! Как может быть ненастоящей сестра Баффи? - Ангел впервые за весь разговор повернулся к ведьмочке.

-Ей только четыре месяца, - продолжала Уиллоу. - Ее создали монахи из Баффи, поэтому у них одна кровь. Баффи не могла открыть своей кровью портал, но… но смогла закрыть… - По лицу Уиллоу снова заструились слезы.

Ангел не видел, что Уиллоу плачет. Он вообще ничего не видел вокруг себя. Дон… маленькая вредная девчонка, вечно ябедничающая матери, во сколько приходит домой Баффи. Упрямо липнущая к старшей сестре. Тайком таскающая ее вещи. Он ведь помнил, как Баффи жаловалась ему на Дон, сидя на окне во время очередного домашнего ареста. Помнил, как рисовал темноволосую девочку, ни капли не похожую на сестру, когда лишился души. Как Баффи боялась за нее… как…

Ведь этого просто не может быть! Ведь он ПОМНИТ!

Мотор взревел; машина испуганно дернулась, набирая скорость. Ангел вцепился в руль так, что дорогая отделка под дерево чуть не промялась под пальцами. И ведь Баффи ничего ему не сказала! Она не доверилась ему… и она погибла.

Мимо промелькнула огромная неоновая надпись «Добро пожаловать в Саннидейл».

***

Почему-то они похоронили ее в лесу.

Ангел медленно пробирался сквозь заросли. Тут бывали все… и часто. Уиллоу - и незнакомая ему девушка. Ксандер. Джайлз. Дон. Они проходили здесь уже сотни раз, поднимая вот эту ветку и пригибаясь в этом месте. Обходили сломанное дерево и перешагивали через неглубокую канаву. Несли цветы или что-нибудь еще, что полагается носить на могилу.

Ангел вдруг с опозданием понял, что у него ничего нет с собой, ничего, что он мог бы оставить ей на память. Взять с собой что-то, хотя бы венок, хотя бы дешевый цветок, значило поверить. А верить в ее смерть он не хотел. Не мог.

Но почему никто не остановил ее?! Почему никто не смог предотвратить, не смог помочь?!

-Я боюсь. Я больше всего боюсь того, что будет завтра, - Ангел слушает ее усталый голос, словно бы надломленный, вдыхает ее запах. Он прижимает ее к себе теснее, пытаясь успокоить.

-Я могу остаться…

-Останься навсегда? - она порывисто поворачивается к нему. Его пугает мольба в голосе и в мерцающих в темноте глазах, и он медлит с ответом чуть дольше, чем надо. Огонь в ее глазах гаснет, и она мягко проводит ладонью по его плечу, прежде чем снова опустить голову ему на грудь. - Нет…ничего.

Ее надгробие было небольшим. Светлый камень с высеченной надписью - он не мог прочитать ее в темноте, а вампиризоваться перед ее могилой не хотел. Цветы лежали тут, видимо, постоянно, а рядом с камнем уже начала пробиваться тонкая трава. И именно эти хрупкие травинки окончательно убили всякую надежду на ошибку.

Ангел подошел ближе. Просто посмотреть на могилу и подумать. Почему-то он не мог вспомнить ни их первой встречи, ни поцелуев, ни разлуки. Она стояла перед ним - такая, какой он видел ее в последний раз, потухшая, с потемневшими от горя глазами, не позвавшая его с собой…

Она позвала его. Да вот только он не услышал.

Ангел провел ладонью по могильному холмику, ловя и запоминая его холод.

Сзади послышались шаги, наверное, Уиллоу устала ждать его внизу… вот только с каких это пор Уиллоу курит?!

Ангел обернулся как раз вовремя, чтобы перехватить летящий кулак и хлестануть в ответ - наотмашь и наугад. Он тоже промахнулся, и оба противника отскочили на шаг друг от друга.

-Пошел вон, - медленно произнес Ангел, весь подбираясь для еще одной атаки. Спайк отозвался непечатной тирадой, незаметно сокращая расстояние. Следующие несколько секунд оба вампира исступленно старались вцепиться друг другу в глотку, прежде чем опять отпрыгнуть в разные стороны.

-Убирайся по-хорошему, - Ангел стер кровь, текущую из носа. - Ты не имеешь права…

-Ага. А ТЫ имеешь, - Спайк тоже размазал по лицу кровь. - Ты имеешь все права тут быть, правда? Ты ее бросил, предал…

Ангел бросился на него, и Спайк встретил его коротким ударом. Ангел слегка отвернул голову, принимая удар на плечо, и замахнулся в ответ. Оба удара намеченной цели не достигли, Ангел почувствовал, что кулак провалился в пустоту, попробовал развернуться и больно ударился спиной о дерево.

Но сзади не было никакого дерева... по крайней мере, так близко.

Он болтался в метре над землей, прижатый спиной к стволу. Он не мог ошибиться - это дерево было далеко позади, когда на него напал Спайк. Кстати говоря, тот тоже украшал собой деревце напротив. Ангел пристально глянул на мотавшего руками и ногами вампира, изрыгавшего проклятия, и прекратил попытки освободиться. Уж лучше просто висеть, чем быть похожим на муху в паутине, чем бы эта паутина ни была.

-Как… как вы можете драться на ее могиле! - звенящим голосом выговорила Уиллоу. Ангелу показалось, что ее фигурка со вскинутыми руками светится в темноте. - Успокойтесь немедленно!…

Ангел глянул на висящего напротив Спайка, еще раз дернулся, больше для успокоения собственной совести, и просто повис в путах. Он уже понял, что это магия; а раз магия, то бороться бесполезно. Уиллоу мельком глянула на него и перевела взгляд на Спайка.

-Спайк… зачем?

Ангел удивился необычно мягкому голосу ведьмы. И еще больше удивился тому, что Спайк не разразился ругательствами и непристойными жестами, а пожал плечами. Ну а уж то, что при этом он выглядел смущенным и вроде как даже виноватым, вообще ни в какие ворота не лезло.

-Не надо, Спайк. - Уиллоу повела рукой, и тот сполз по стволу дерева вниз, чудом не проехавшись ни по одному из сучков. - Ради Баффи… не надо. Иди домой.

Спайк поправил сбившийся плащ и провел растопыренными пальцами по волосам. Бросил косой взгляд на все еще пришпиленного к дереву Ангела и одарил его не менее косой ухмылкой. Что-что, а это Ангел понял прекрасно - ненависть так давно была верным спутником, что распознать ее он мог в любом виде. Спайк обещал ему продолжение, но уже без свидетелей. Ангел прищурился в ответ; Спайк еще раз поправил плащ и просто растворился среди деревьев.

Только теперь сила, прижимающая вампира к дереву, ослабла. Ангел соскользнул вниз, разорвав о шершавую кору пальто, и криво улыбнулся.

-Не знал, что ты так умеешь, - он отряхнул щепки и вдруг застыл, увидев выражение глаз Уиллоу.

-Ты ранен? У тебя на лице кровь… но я не… Ты мог бы… - Уиллоу несколько раз махнула руками, не находя слов. Ангел понял, в чем дело, едва провел пальцами по коже. От ярости или от ненависти, или от боли, или еще от чего-нибудь, его инстинкты взяли верх.

-У тебя кровь…- он ощущает на своем лице взгляд ее испуганных и встревоженных глаз, и чувствует себя голым.

-Не смотри на меня…такого, - она чуть прикусывает губу, медленно, как во сне, снимает перчатку с руки и проводит пальцами по клыкам, по безобразным окровавленным буграм на лбу; он молчит, завороженный касаниями легких и любящих пальцев; он не двигается с места, даже когда она, встав на цыпочки, тянется губами к губам.

-Я даже не заметила…

Ее нет.

Ангел вдруг осознал это. Ее нет. Тут, под слоем земли и травы, под тонким слоем досок и шелка лежит ее тело. А ее нет… и никогда не будет. Она никогда не прикоснется к нему, никогда ничего не скажет ему. В этом мире больше нет ее голоса.

-Ангел, - Уиллоу мягко взяла его за плечо, и он с удивлением понял, что ее голос доносится сверху. Он совершенно не помнил, как оказался на коленях. - Ангел… мне жаль. Нам всем очень жаль…

Тебя тут не было. Ты не видел, как она летела вниз; не видел, как мы изо всех сил старались сделать вид, что все в порядке. Ты не слышал, как падала земля в ее могилу. Как рыдал Спайк и как молчал Джайлз. Ты не видел, что было с Дон…

-Нам очень жаль, - повторила Уиллоу, странным, словно замороженным голосом. - Жаль, но тут… уже ничего не изменишь. Пойдем, я перевяжу тебя, и ты переночуешь у Баффи… у нас.

-Да… - Ангел медленно поднялся на ноги. - Пойдем.

Прощай.

***

Ее дом совсем не изменился. Все так же горела лампа над входом, и светились окна. Ангел припарковал машину и некоторое время медлил, не открывая дверь. Он все еще не был уверен, что приехать сюда - хорошая идея. Вернее, что это было ошибкой, он не сомневался; оставалось выяснить, было это просто большой ошибкой или огромной…

-Ты идешь? - Уиллоу уже стояла у его дверцы. Она выглядела все более нетерпеливой и торопящейся куда-то с каждой минутой, с того самого момента, когда пригласила его в дом Баффи. Словно… словно у нее где-то стоял включенный утюг или подгорающий пирог, который она не могла вытащить, пока Ангел тут. Он слегка улыбнулся от такого сравнения и вышел из машины.

-Ты не сможешь уехать отсюда сегодня ночью, - напряженно сказала Уиллоу, пока они шли к дому. - Думаю, завтра с сумерками будет в самый раз.

Что он может натворить, если Уиллоу так старается выдворить его из Саннидейла? Он и сам знал, что после смерти Баффи его ничего не связывает с этим городом, но за последние два часа ему успели напомнить об этом дважды. И впереди еще встреча с остальными Скуби….

-Входи, - торопливо сказала ведьма из-за его плеча, едва он взялся за ручку. Еще одна вещь, которой больше нет - его приглашение. Последний раз сюда его приглашала Баффи…

В доме никого не было… во всяком случае, перед порогом не стояли толпой негодующие товарищи Баффи. Голоса раздавались только из кухни. Ну да, ведь никто не знал о его приезде.

-Привет, народ, - голос Уиллоу прозвучал устало. Голоса в кухне притихли, и Уиллоу уверенно направилась туда, не обращая больше на Ангела внимания. Ангел задержался у входа, потом решил, что стоять там, как статуя - не слишком хорошая идея, и все-таки последовал за ней.

Он зашел на кухню всего на несколько мгновений позже рыженькой ведьмы, однако вся компания уже выглядела заметно недовольной. И Ангел подозревал, что причиной тому снова его скромная особа. По маленькой кухне Саммерсов буквально-таки гуляли волны неприязни.

Ангел оглядел сидящих людей и тут же выделил двух незнакомых девушек. Первая сидела рядом с Ксандером, и Ангел с трудом, но все-таки припомнил ее - Ани или Аня, подруга Харриса. Вторую, уже стоящую рядом с Уиллоу, он определенно видел впервые. Немного неуклюжая и на редкость… Ангел замялся про себя, подбирая определение… чистая? Она выглядела как большой ребенок. Большой невинный ребенок.

-Тара, - Уиллоу назвала девушку по имени, обнимая ее за талию. Ангел подумал, что для подруг они выглядели слишком уж нежными. - Это Ангел.

Ангел и Тара пробормотали положенные слова приветствия, и неприязненное молчание снова воцарилось в комнатке.

-Ксандер, где у нас аптечка? - Уиллоу, похоже, решила взять командование на себя. - Ангел немного ранен...

-Это заметно, - бесцеремонно прервал ее Ксандер. - Аплодирую неведомому хулигану и спрашиваю: что понадобилось пострадавшему Мертвецу в Саннидейле?

-Я приехал к Баффи, - Ангел взглянул Ксандеру в глаза. - И завтра уеду.

Напряжение в комнате несколько ослабло, но Ангел успел заметить еще несколько укоризненных взглядов, брошенных на Уиллоу. Черт возьми, у них на завтра намечена вечеринка? Или еще что-нибудь тайное, что может сорваться только от одного его присутствия?...

Уиллоу перевязала его, вернее, просто стерла с лица присохшую кровь. Тара накрыла стол для запоздалого чаепития, и кто-то из них выискал в холодильнике пакет с кровью. Ангел попытался понять, зачем им кровь в холодильнике, ничего не придумал и просто подогрел кружку.

Разговор за столом явно не клеился. Ксандер чересчур сильно увлекался чаем и печеньем, только чтобы не обращать внимания на Ангела; Тара и Уиллоу негромко переговаривались друг с другом, используя какой-то принятый между ними тайный язык. Аня молчала, натянуто улыбаясь, и бросала взгляды то на Ксандера, то на часы, то на Ангела. Ангел, в свою очередь обнаружил, что отвык от гримас отвращения на лицах при виде крови в кружке. В итоге сморщенный нос Ксандера и те перепуганные взгляды, которые посылала Аня, изрядно испортили ему аппетит, но кружку он все-таки допил. Назло.

-Было очень... неприятно тебя видеть снова, - Ксандер поднялся из-за стола. - Аня, нам пора идти…

-А что тут такое? - при звуке высокого подросткового голоса Ангел вздрогнул.

Из-за нее погибла Баффи. Баффи нет, а она есть, стоит тут перед ним в смешной пижаме со слониками, заспанная и недовольная. Хрупкий темноволосый подросток; нет, уже не подросток. Большеглазая, как трогательный детеныш, девушка. Ангел машинально отметил про себя, что она изменилась - вроде как слегка похудела, но тут же одернул себя. Он же не видел ее ни разу в жизни, и она... ненастоящая. И она ни капли не походила на сестру.

-Ангел? - Дон чуть-чуть нахмурилась, и Ангел задался вопросом, что же такое помнит о нем этот растрепанный ребенок? Из-за чего она хмурится и переступает с ноги на ногу?

-Дон, это Ангел, - запоздало представила его Уиллоу. Со смертью Баффи рыжая ведьмочка устойчиво захватила лидерство; хотя, зная Скуби, Ангел предположил, что “захватить” не то слово. Скорее всего они радостно отдали бразды правления первому, кто показал, что может указывать им, что делать.

-Я вижу, - Дон потерла ладонью лоб. - Я тебя помню... хоть и вижу в первый раз. У вас еще остался чай?

-Дон, тебе завтра в школу, - напомнила Тара, и Ангел снова поразился, насколько мягким и стеснительным оказался ее голос.

-Я знаю, - уже резче ответила девушка. - Все равно я уже не засну, раз вы тут шумите и ведь еще нет Ба...

Дон осеклась, явно получив пинок по ноге от Ксандера, торопливо села и уставилась в свой чай.

-Мы все-таки пойдем, - громко напомнила Аня. - Уиллоу, Тара, до завтра. Дон, удачного дня.

Ангел уже всерьез начал прикидывать, что же такого запланировано у них на завтра, но додумать до конца не смог - Ксандер открыл Ане дверь, но выйти девушке не удалось. В открытую дверь тут же ввалился Спайк. Ангел, искушенный в подобных делах, тут же предположил, что блондина в дверь попросту впихнули с размаху, а следом за встрепанным Спайком в прихожую шагнула...

-Баффи? - прошептал Ангел. Девушка, сразу же схватившая Спайка за руку выше локтя, повернулась на голос и сверкнула счастливой улыбкой.

-Ты Ангел, мой первый бойфренд, - радостно произнесла она. - У тебя встрепанные волосы.

Ангел машинально ухватился за свою прическу, но тут же опустил руки.

-Баффи? - он поднялся из-за стола и шагнул к ней. - Ты же умерла.

-Спасибо за беспокойство, - отчеканила Баффи, не выпуская руку Спайка. - Но я не умерла.

Ангел оглянулся на остальных. На их лицах была растерянность, вина и смущение, но не удивление. Они явно знали, кто такая была эта девушка, похожая на Баффи… чертовски похожая на Баффи!

-Мы патрулировали, - сообщила Истребительница, не прекращая улыбаться во все тридцать два зуба. - Спайк убил демона. Он - зло.

Ангел бросил мимолетный взгляд на белобрысого вампира и ощутил что-то вроде жалости - тот чувствовал себя чрезвычайно неуютно, время от времени стараясь вырваться из явно железной хватки девушки.

-Кто это? - не оборачиваясь, спросил Ангел.

-Э-м-м, Ангел, это не то, что ты… - начала Уиллоу. Из ее голоса исчезли все твердые и уверенные нотки, и она снова была стеснительной и мягкой Уиллоу из Саннидейл-Хай.

-Я понимаю, что это не то, что я, - оборвал ее Ангел. Он с трудом сдерживался, чтобы не заорать или не зарычать на всю эту толпу подростков. - Я хочу услышать, кто это!

-Я Баффи, - радостно кивнуло ему странное создание. - А ты Ангел, и у тебя…

-Встрепанные волосы, - закончил Ангел, уже не на шутку выходя из себя. - Уиллоу, я жду…

-Баффи, иди наверх, я сейчас подойду, - Уиллоу первой пришла в себя. - И нет, Спайк останется здесь! Он нам понадобится, отпусти его, хорошо?

-Спайк злой, - псевдо-Баффи снова лучезарно улыбнулась, разжала пальцы и зашагала наверх. Уиллоу подождала, пока не хлопнула дверь и повернулась к Ангелу.

-Ангел, это…

-Рыжая, я просил тебя, так? - яростно перебил Спайк, потирая плечо. - Сколько уже раз я тебя просил, чтобы ты стерла все эти «Спайк злой» и «я хочу тебя истребить»?!!! Или ты лучше поймешь, если я тебе….

-Я же не могу сразу найти все файлы, - Уиллоу махнула рукой. - Там слишком много… - она осеклась.

-Это робот, - медленно произнес Ангел. Теперь он собирался разозлиться по-настоящему. - Вы сделали Баффи-робота.

-Баффи-бота, - поправила Уиллоу, выглядевшая по-настоящему виноватой. - И это не мы…то есть, не специально.

-Случайно, - ледяным тоном заметил Ангел. - Ты просто что-то там паяла, и вдруг выпаялась Баффи, так?

-Нет! - ведьмочка явно растерялась. - Это… это не я… это один технический гений. Он был влюблен в Баффи, и решил…

-Сделать себе секс-игрушку, - ядовито закончил Ксандер.

-Это было еще до смерти Баффи, и она об этом знала, - торопливо добавила Уиллоу. - А потом робот поломался, и мы починили его только перед ее смертью… Джайлз сказал, что никто не должен знать, что Истребительница умерла.

Тут у них просто сумасшедший дом, подумал Ангел. Психушка, да и только.

-Надеюсь, Баффи отделала хорошенько этого любителя, - заметил он. Сейчас чуть-чуть наблюдательности, и они сами расскажут все, о чем Ангел и так начал догадываться, и о чем старательно молчит Уиллоу.

-Ну-у-у, да, отделала, это точно, - протянул Ксандер. И вот оно, - все сидящие в комнате, будто по команде, бросили короткий взгляд на Спайка, который уже стоял у холодильника.

-Спайк. Спайк злой, - Ангел неспешно подошел к нему сзади и резко развернул к себе за шиворот. - Спайк - зло….

Со звоном разбилась вдребезги кружка с кровью. Ангел сжал неподатливый кожаный воротник на горле и чуть приподнял хрипящего вампира. Тот уже успел немного прийти в себя от неожиданности и изо всех сил пнул Ангела ногой, попав в колено. Ангел зарычал сквозь зубы и отшвырнул Спайка от себя. Приземлился тот на стол, попутно уничтожив почти все чашки; Ангел уже стоял над ним, снова и снова занося карающую десницу и не выпуская намертво зажатого в левой руке плаща.

-Прекрати! Нет! - Ангел почувствовал, что кто-то вцепился в него, оттаскивая от окровавленного Спайка. - Прекрати немедленно!

Вряд ли бы Ангел послушался, но в девичьем голосе, выкрикивающем «Прекрати!» ему вдруг почудились давно забытые властные нотки… Голос Баффи.

Он резко обернулся, чуть не сбив с ног Дон. Она отскочила на шаг и теперь стояла, впившись в него темными глазами. Сейчас она чем-то напоминала ему свою сестру - маленькая, бесстрашная и всеми всегда командующая. Остальные Скуби столпились у входа на кухню, явно предпочитая не связываться с разъяренным Ангелом или, может, не слишком его осуждая. На помощь бросилась только она. Подросток в пижаме с голубыми слониками.

-Прекрати немедленно, - теперь он видел, что перед ним не Баффи, и даже не ее сестра - просто напуганная девочка. - Отпусти его…

-Эта тварь сделала себе игрушку из твоей сестры, - Ангел сжал зубы. - Ты понимаешь?

-Он спасал меня…и Баффи, - негромко ответила Дон. - Он дрался с Глори…

-Перестань, малышка, - Спайк неловко соскочил со стола, вытирая рукавом разбитые губы. Черная кожа кровь не впитывала, а только размазывала ее по подбородку, отчего Спайк ухитрялся выглядеть устрашающе и жалко одновременно. - Он хочет драки… он ее получит. Только не тут, да, Poof? И не сейчас…

Он небрежным движением поправил на плечах плащ и шагнул к выходу. Скуби пошевелились, только когда его фигура исчезла в темноте.

-Черт, - пробормотал Ксандер с кривой ухмылкой. - Ну и веселый же вечер…

***

Спать Ангела положили в подвале - единственной свободной комнате в доме, в которую никогда не проникало солнце. Уиллоу постелила ему на старой кровати Дон, и Ангел потратил несколько минут, пытаясь сообразить, как можно спать на ее кровати, если сама Дон появилась всего несколько месяцев назад, и откуда вообще взялась эта самая кровать. Так ни до чего и не додумавшись, он опустился на прохладную простынь. Несколько часов в Саннидейле вымотали его больше, чем напряженная ночь охоты в ЛА.

И больше всего его вымотал Баффи-робот… Баффи-бот. Ангел злился на себя - за то, что так растерялся при виде куклы из пластика; на Скуби - за то, что они его не предупредили; и больше всего - на Спайка, который посмел… посмел…. У него начинало сдавливать от ярости горло, когда он думал об этом. И Спайк продолжал ходить с друзьями Баффи, разговаривать с Дон, патрулировать вместе с ними….

Ангел зарычал в подушку. Мало кого на свете он ненавидел так, как этого сумасшедшего, и насколько он помнил, это было взаимно и непреложно - как то, что солнце всходит утром, а вампиры должны есть кровь. И все же они никогда… ну, почти никогда не переступали черту по неписаному Кодексу вампиров - не мешать жить другим - таким же, как ты. Но сейчас он убил бы Спайка не задумываясь - за то, что он посмеялся над памятью Баффи.

-….я же не могла ему отказать! Что я могла ему сказать?

Ну вот, Уиллоу, когда выходила, не закрыла плотно дверь. Ангел полежал некоторое время, раздумывая, стоит ли вставать; потом все-таки поднялся.

-Это неважно, понимаешь? - голос Уиллоу был напряжен, как струна. - Он завтра уедет с сумерками, и у нас еще останется время. Мне ничто и никто не помешает. Я не могу просто…

Ангел аккуратно прикрыл дверь и вернулся на кровать. Что бы там не затевала Уиллоу, он надеялся, что у нее хватит мозгов не устроить конец света, тем более что вряд ли Баффи-бот сумеет его остановить. А его это уже не интересует. Он попрощался с Баффи… и его тут уже никто и ничто не держит.
[/spoiler]

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:29 | Сообщение # 2
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
[spoiler="День первый"]

Разбудила Ангела тишина.

Он полежал некоторое время, не открывая глаз и стараясь снова заснуть. Вчера, после на редкость теплого приема в Саннидейле, он от души надеялся, что проспит до вечера, после чего тут же уедет. Вместо этого сейчас он крутился в слишком короткой старой кровати Дон в… он приоткрыл глаз… в полдень!! В ЛА в это время он не просыпался по доброй воле никогда.

Ангел еще чуть-чуть поерзал и решил, что надо вставать. В доме сейчас все равно никого нет, значит, нет никакой разницы, пролежит ли он до вечера в душном подвале на дурацкой кровати или что-нибудь почитает наверху.

Прежде чем выходить, Ангел осторожно выглянул из-за двери. Кто-то, вероятно, Уиллоу, позаботился о занавесках - все имеющиеся в доме шторы и жалюзи были предусмотрительно задернуты и тщательно опущены. Тишина и покой…

Ангел неторопливо прошел на кухню, настолько уверенный в своем одиночестве, что даже не счел нужным прислушаться. В итоге энергично сбивающая что-то венчиком в миске Баффи-бот стала для него сюрпризом.

-Доброе утро!

Интересно, эта кукла всегда так радостно и глупо улыбается? Ангел подумал, стоит ли ей отвечать, и решил, что все же стоит. В конце концов, она была копией Баффи, пусть даже только внешне.

-Доброе утро, - Ангел прошел к холодильнику. Если он возьмет пакет и быстро уйдет, есть шанс, что ему не придется общаться с роботом. А кровь он может выпить и холодной…

-Тебе подогреть? - не дожидаясь ответа, Баффи-бот выхватила пакет у него из рук, ловко перелила в кружку, при этом ни разу не скривившись, и сунула в микроволновку.

Ну да, с чего бы ей морщиться… Она ведь была сделана для… для… Ангела снова охватила жгучая ярость.

-Я что-то сделала не так? - звонкий голосок Баффи прервал его мысли.

-С чего ты взяла? - буркнул Ангел.

-Твои мимические мышцы двигались по схеме «Злость», - сообщила кукла. - Кроме меня, тут никого нет, значит, ты сердишься на меня.

-Нет, - односложно ответил Ангел. - Не на тебя.

-А на кого? - его начинали выводить из себя жизнерадостные нотки в ее голосе. В голосе Баффи…

-На вампира.

-Тут нет вампиров, - Ангел слегка улыбнулся ее словам. Его рассмешило не столько удивление в голосе бота, сколько то, с каким видом она огляделась по сторонам, прежде чем выдать фразу. - Кроме тебя.

-Забудь, - Ангел махнул рукой. От нового вопроса Баффи-бота его спас только звонок микроволновки.

-Держи, - она снова среагировала раньше него, достав дымящуюся кружку. - Приятного аппетита!

После этого удрать в подвал было бы полной невежливостью. Ангел тяжело вздохнул и устроился у стола.

-Тебе не надо дышать, - заметила Баффи-бот, снова принимаясь за взбивание. - Ты же вампир, как Спайк.

Если и было что-то в этом мире, способное наверняка вывести Ангела из себя, так это сравнение со Спайком.

-..только у тебя есть душа, а Спайк злой, - Баффи-бот беспечно пожала плечами.

-Я не как Спайк,- запоздало возразил Ангел, заставив себя успокоиться. - Спайк просто… просто кусок…

Странно, он не мог заставить себя ругаться в обществе этой милой куколки, пахнущей пластмассой и духами. Она была ненастоящая, она не была Баффи, но она была единственным, что от нее осталось.

-А теперь ты расстроился, - девушка-робот перелила взбитую смесь в миску. - Я что-то не так сказала?

-Ты тут ни при чем, - покачал головой Ангел. - Я вспомнил… вспомнил другую Баффи. Настоящую Баффи.

Баффи-бот открыла рот, чтобы сказать что-то, но не успела - в комнате пронзительно зазвенел телефон.

-Ты возьмешь трубку? - она опять мило улыбнулась Ангелу. - Уиллоу говорит, что я не должна говорить по телефону.

Еще бы…Ангел усмехнулся про себя - можно представить, что наговорит робот кому-нибудь из друзей Баффи или Джойс. Ему снова стало тоскливо и больно, стоило просто вспомнить Баффи. Настоящую Баффи.

Звонил Джайлз. Он, как ни странно, совсем не удивился, услышав голос Ангела, и даже вроде обрадовался.

-Ангел… м-м-м... хорошо, что ты тут. Я звонил Уиллоу, и уже ей рассказал, но пока она придет… В общем, ты уже знаешь про Баффи, раз ты тут…

-Джайлз, я знаю про Баффи. Я знаю про вашего робота, - Баффи-бот послала ему лучезарную улыбку. - Кстати, а откуда ты звонишь?

-Тебе не сказали?- Джайлз явно удивился. - Я уехал в Англию… почти сразу как…

-Понятно, - Ангелу действительно было понятно, откуда взялась Уиллоу-лидер и Спайк на побегушках. Будь Руперт тут, он не подпустил бы этого мерзавца и на пушечный выстрел. - И что такого случилось?

-Ты знаешь про смерть Баффи и про Глори...

-Я уже сказал, что знаю. Адская богиня Глорифициус, изгнанная из ада… ну и так далее. Баффи ее убила, - непонятно, зачем Джайлз решил пересказывать ему эту историю.

-Не убила, - мягко поправил Джайлз. - В том-то и дело, что не убила. Боги неуязвимы и бессмертны. Их можно запереть, пленить или изгнать, но нельзя убить. После смерти тела Глори ее… м-м-м… дух освободился. И я узнал, что этот дух можно вернуть в тело… материализовать.

-Зачем?! - растерялся Ангел. - Баффи отдала жизнь, чтобы эта адская сучка... извини, Баффи... исчезла, а теперь ты хочешь ее материализовать?!

-Господи Боже, конечно, нет!! - похоже, Джайлз был шокирован. - Наоборот!! Мы должны помешать этому… тем более, что для материализации Глорифициус требуется Ключ.

-Ключ? - Ангелу понадобилось некоторое время, чтобы понять, что «Ключ» - это большеглазая девочка в пижаме. - Дон?!

С шумом распахнулась дверь, чуть не разбившись о стену, и тут же захлопнулась. Закутанное создание несколько раз с силой пнуло дверь и выпрямилось, только убедившись, что дверь надежно закрыта.

-Ненавижу эти прогулки по солнцу! - с чувством произнес Спайк, отшвыривая дымящееся одеяло и прямиком направляясь к креслу. Ангел оказался перед дилеммой: он мог или бросить трубку и уделить удобно развалившемуся Спайку достойное внимание, тем более что этот самоуверенный наглец кое-что ему задолжал, или дослушать Джайлза. Но речь шла о Дон. О сестре Баффи.

-Извини, тут неожиданные… неприятности, - Ангел сделал выбор в пользу Дон, правда, все же на одну сладкую секунду представив, что он сделает со Спайком, когда найдет для этого время. - Что насчет Дон?

-Поклонники Глори собираются открыть портал между измерениями Ключом и вернуть Глори домой.

-У нее же нет тела, ты сам сказал, - возразил Ангел. - Она не сможет вернуться.

-У нее будет тело, к тому моменту, когда откроется портал. Тело Дон.

***

-Мы же перебили всех этих гоблинов, - взорвался Ксандер. - Кто еще захочет носиться с этой полоумной Глори?

Вся компания собралась в доме Саммерсов с космической скоростью. Задержался только Харрис, видимо, пытающийся хоть как-то работать, и потому неспособный все бросать по первому зову. Ангел в сотый раз пересказывал содержание разговора с Джайлзом, не в силах отделаться от ощущения, что разговаривает только с Уиллоу. Ксандер поминутно задавал глупые вопросы, Дон, извлеченная из школы с последнего урока, сидела с испуганным видом; впрочем, на испуганный вид прав у нее было все же больше, чем у Ани. Баффи-бот хлопала зелеными глазами и с завидной регулярностью улыбалась, а Спайк… Спайк выглядел так, как будто вся компания во главе с Глори выстроилась перед домом и скандировала «Ключ! Ключ!!». Другими словами, белокурый вампир был не на шутку встревожен, взбудоражен и готов сражаться со всеми, кто рискнет бросить вызов. И судя по бросаемым на Ангела взглядам, он считал, что Ангел тоже в некотором роде бросил ему вызов.

-Мы перебили не всех гоблинов, - негромко возразила Уиллоу. - Только наиболее к ней приближенных. И Джайлз говорит, что ей поклонялись не только… гоблины, но и люди.

-Еще лучше, - заметила Аня. - Вы же помните толпу византийцев?

Ангел не помнил, но это, кажется, никого не тревожило. На него вообще обращали внимание не больше, чем на Баффи-бот; только Спайк почти не сводил с него прищуренных настороженных глаз.

-Джайлз говорит, что они чем-то похожи, - продолжила Уиллоу. - Тоже бегают с мечами и луками и носят на себе Знак Зверя. На щеке.

-Их хоть узнать легко, - вставил Ксандер.

-И они хотят вернуть Глори, причем сразу в ее мир. В ад.

-Но ведь…ведь Бена уже нет, - неуверенно выдавила Дон. - И Глори нет тоже…

-Глори нельзя убить, - Уиллоу с сочувствием посмотрела на девочку. - Глори - богиня.

Богиня… Ангел с трудом припоминал, что где-то когда-то видел в книгах упоминание о Звере. Тогда он только посмеялся над странной историей, больше похожей на выдумку - богиня, запертая в земном теле. А теперь выдумка обернулась могилой Баффи в лесу, и усталым и напряженным голосом Джайлза, и страхом в детских глазах Дон… Ни Ангел, ни Уиллоу пока ни словом не обмолвились ей о том, что может случиться: если у безумных почитателей Глорифициус выйдет их затея, то сознание, все естество сумасшедшей Богини будет перенесено в тело Ключа, и тогда сама Глори откроет портал.

Только закрыть его будет уже некому.

-Мы устроим дежурство. Я или Тара будем ходить в школу с Дон, - вроде как мы хотим проследить за ее успеваемостью… или еще что-нибудь. Нас будет встречать Баффи-бот, а вечером Ксандер и Спайк будут держать дом под присмотром.

-Здорово, - без всякого выражения произнес Спайк. - Особенно часть про Баффи-бота. Как только ее стукнут по головке, она тут же несется к Уиллоу.

-Я должна ремонтироваться, - с легким укором произнесла Баффи-бот. Спайк бросил на нее взгляд и отвернулся.

-Мы не можем рисковать Баффи-ботом, - негромко сказала Тара. - Если тут узнают, что Баффи умерла, у нас заберут Дон. Поэтому боту нельзя серьезно ломаться…

-…но как нам быть с людьми? - закончил Ксандер. - Там будут люди. Мы не сможем драться и с вампирами, и с людьми, потому что у Спайка в голове жучок.

-Я буду отбиваться твоей деревянной головой, - огрызнулся Спайк. - Или твоим жирным…

-Прекратите! - Уиллоу снова завладела всеобщим вниманием. - Спайк может взять на себя вампиров и демонов, а мы - людей.

-Что-то я не видел, как вы дрались с византийскими рыцарями, - так же вызывающе откликнулся вампир. - Твоей магии, Рыжая, хватит на одного или двух, а потом нам все-таки придется отбиваться жирным Харрисом вместо тарана.

Ангел, по-прежнему никем не замечаемый, переводил взгляд с Дон на Спайка.

Дон… маленькая и беззащитная девчонка. Что в ней есть такого, за что отдала жизнь Баффи? И что есть в ней такого, что за нее готов отдать свое бессмертие столетний вампир?

Скуби продолжали переругиваться и что-то предлагать, Уиллоу то отметала теории, то успокаивала, то кричала… Спайк уже не принимал участия в обсуждении; он продолжал, чуть прищурившись, смотреть на Ангела - смотреть в упор, не отводя глаз, и Ангел делал вид, что не замечает этого, так же, как остальные не замечали его самого.

Похоже, не обращать внимания на Ангела тут становилось доброй традицией.

Он перевел глаза на Дон. Теперь она уже не могла скрывать свой страх - и от этого казалась еще более юной и хрупкой. И она неотрывно смотрела на Спайка, так же как сам Спайк смотрел на Ангела. И эта игра в гляделки была бы забавной…будь тут хоть что-то забавное.

-Я останусь здесь, - какое-то мгновение ему казалось, что его голос просто не услышат в этом беспорядочном гаме; но уже в следующую секунду Ангел понял, что сидит в звенящей тишине. Спайк слегка улыбнулся - знай Ангел его на полсотни лет меньше, он бы не заметил этой улыбки, - и отвернулся к зашторенному окну.

-Что?!

-Я не дам Дон в обиду, - Ангел выпрямился в своем кресле. - Я не защитил Баффи, но тут я не уеду, пока… пока не уйдет опасность. Джайлз говорил про неделю.

-Д-да, - пробормотала Уиллоу. - Семь дней. Через семь дней портал должен быть открыт или Глори придется ждать еще пятьдесят лет.

-Эти семь дней я проведу тут, - Ангел краем глаза следил за Спайком, но тот словно и не слушал, пристально рассматривая узор на занавесках. - Спайк?

Вампир не отозвался, лишь слегка повернул голову.

-Ты обещаешь, что не будешь… ничего предпринимать в эту неделю?

-Не понимаю, о чем ты, - и снова Ангел едва заметил тонкий налет издевки в голосе.

-Понимаешь, - теперь уже Ангел смотрел ему в глаза, не позволяя отвернуться. Странно, а почему на Спайке так медленно заживают раны? От их вчерашней драки не должно было и следа остаться… - Поверь, я чувствую к тебе то же самое, но…

-Да неужели?- теперь издевку наверняка расслышали все; и Ангел наконец-то позволил себе… расслабиться. - И что же?

-Лучше прекрати, - тихо прошипел Ангел. - Я обещаю…ОБЕЩАЮ тебе, что не уеду из Саннидейла, пока мы не решим наши… вопросы. Но в эти семь дней тут будет мир. Если тебе не нравится, то можешь идти. Я справлюсь и сам.

Он замолчал, не сводя со Спайка глаз. Это был хитрый ход… никогда, ни за что на свете и никому Спайк не позволял ставить себе условия. Даже если эти условия были ему выгодны. Поэтому сейчас он….

-Мир? - Спайк словно бы попробовал это слово на вкус, и оно ему явно не понравилось. - Ладно.

И всего-то два слова. Потом Ангел часто думал, как всего два слова смогли напрочь перевернуть всю его жизнь...

***

Сумерки окутали город спасительной темнотой, когда Ангел наконец смог выбраться из бесконечных туннелей коммуникаций. Вот они, первые и самые невинные ласточки сотрудничества со Спайком - полдня, проведенные в отнюдь не благоухающей темноте. Причем совершенно впустую.

Наскоро составленный план в доме казался вполне разумным - Уиллоу и Тара начинают поиск в библиотеке, Харрис отправляется брать на работе недельный отгул, кто-то из вампиров остается с Дон, а второй идет на разведку по городу. То есть план был разумным ровно до тех пор, пока не оказалось, что с Дон остается Спайк. Потому что, видите ли, она так решила. Ей спокойнее со Спайком!

Ангел чертыхнулся про себя. До недавнего времени он и в страшном сне не мог себе представить, что кому-то может быть спокойно со Спайком. И тем более, что Баффи будет оставлять с ним свою сестру. О чем-то все они недоговаривают... и много недоговаривают. Да еще этот робот... бот.

Он вытряхнул из рукава невесть как там оказавшиеся опилки. В барах успели прочно позабыть как Ангела, так и Ангелуса. Конечно, напомнить труда не составило, но, как выяснилось, зря - никто ничего не знал ни про Зверя, ни про Глорифициус, ни про толпу татуированных безумцев.

Все было скверно. Все было тем более скверно, потому что ему придется провести неделю со Спайком; разговаривать, советоваться и вместе составлять планы, драться вместе. Даже если они смогут переступить через смесь чувств, которую испытывали друг к другу, - Ангел не мог подобрать подходящего названия, но ближе всего к этому стояла ненависть, - даже тогда опыт прошлых лет показывал, что ничего хорошего из их совместных планов не выходило. Никогда.

А ему повезло… этому синеглазому щенку действительно повезло, что когда Дру привела его домой, его встретила не Дарла, а Ангелус. Причем сильно недовольный Дарлой Ангелус. Иначе вряд ли Уильям отпраздновал хотя бы год своей нежизни.

Ангелус увидел его насквозь. Сразу, с первого взгляда; вернее, он думал, что увидел. Хотя потом первое впечатление оказалось и верным, юнец прятал в себе еще уйму сюрпризов, примерно таких же приятных, как козыри в рукаве шулера. Да он и был шулером, а если и не был, то обязательно стал бы. В нем не было ни мужества, ни благородства, ни мало-мальских понятий о чести и достоинстве, зато была беспримерная и безграничная наглость. Именно из таких и получаются лучшие вампиры. Безжалостные, смелые и подлые, живущие только по своим законам.

Останься он человеком, его бы ждала судьба отброса общества, того, кого род человеческий именует подонками. Презираемый и принимаемый только для нового презрения; для того, чтобы другие - мужественные, честные и благородные- увидели свое превосходство… Впрочем, как-то несколько лет спустя, когда от Уильяма осталась только вечно юная оболочка, Дру рассказала Ангелусу о обращении своего Дитя; Ангелус слушал вполуха, но из бессвязной речи Дру все же понял, кем был утонченный поэт Уильям. Он бы посмеялся над этим, если бы к тому времени их отношения уже не перешли в ту самую стадию, на которой пребывали до сих пор, - зыбкий и неверный мир, который, вопреки сложившемуся мнению, ненамного лучше войны…

Ангела насторожило то, что в доме не светились окна. По его представлениям, сейчас там должна была собраться вся компания для обмена информацией и ссор. По крайней мере, так было три года назад…

Нельзя думать об этом. Не сейчас.

Он толкнул дверь и тут же попятился назад под направленным в грудь арбалетом.

-Это ты, - Спайк равнодушно отвел оружие и снова плюхнулся на диван, не выпуская из рук оружие. Ангел шагнул следом.

-А…а где все? - Спайк сидел в гостиной в полном одиночестве, если не считать телевизора, работающего с минимальным звуком.

-Тут, - Спайк ткнул себя пальцем в грудь. Ангел почувствовал, что начинает вскипать от такого неприкрытого хамства. Все-таки мир подразумевает и вежливость… наверное.

-Где Дон?

-Спит наверху, - Спайк недружелюбно покосился на него.

-А остальные?!

-Откуда, черт побери, я знаю!- Спайк повысил голос. - Ведьмы примчались сюда два часа назад, схватили какую-то траву в сумку и испарились! Харрис еще до этого ушел, он тут вообще с полудня не показывался! А эта чертова кукла отправилась патрулировать, - он резко понизил голос, вероятно, вспомнив о спящей Дон.

-Чудесно, - Ангел прошелся по комнате и выглянул в окно. - Они хоть что-то узнали?

-Нет. - Спайк равнодушно покачал головой. - А ты?

-Ничего, - Ангел отвернулся от окна. - Но тут как-то… скверно. Что-то приближается…

-Наверное, у тебя паранойя, - хладнокровно заметил Спайк.

-Конечно, - согласился Ангел. - Сюда должна прибыть толпа религиозных маньяков, но у меня все равно паранойя.

-В прошлый раз тут никто ничего не знал, пока по улицам не начали бегать разрисованные рыцари, - Ангелу показалось, что равнодушие Спайка было показным. Что-то его волновало, и волновало сильно. - А, извини, я забыл, что ты не видел…

-Не видел, - едва сдерживаясь, отозвался Ангел.

-Много пропустил, - Спайка, похоже, сильно разозлило спокойствие Ангела. - Если бы ты выволок свою задницу из ЛА и ради разнообразия заглянул сюда, все было бы по-другому!!

Ангел неторопливо отошел от окна. Спайк, как и всегда, метко и безжалостно бил по самому больному - что-что, а талант отыскивать самые глубокие раны у него проявился практически сразу. Возможно, это был один из тех самых карточных сюрпризов, а возможно,- отголосок крови напрочь безумного Сира…

-Ты прав, - прошипел Ангел ему почти в лицо. - Меня тут не было. Зато ТЫ был, да? А что-то изменилось от того, что тут был ты? Ничего. Ты ничего не смог. Потому что ты - пустое место. Неудачник. Ничтожество. Не…

Спайк ударил резко и сильно, хотя Ангел и ждал нападения, все же среагировать не успел и отлетел назад. Вкус крови на губах окончательно стер все мысли о сдержанности и мире, о Дон и Глори, - осталась только всепоглощающая ярость. Под волной этой жажды разрушения Спайка кинуло на диван так, что едва не сломались ножки; но и Спайк тоже был взбешен. Он как-то всплеснулся вверх, как будто в его теле не было костей, и то же безумие закрутило их в драке.

Кровь,- и боль в разбитых пальцах. Сладкая, темная, тягучая боль, как наркотик… как яд. Ненависть окутывает разум и топит его в этой сладкой боли. Бить. Разбить. Убить…

Ангела передернуло от янтарных глаз перед собой, сияющих в полутьме комнаты, пылающих злобой. Он бил, вкладывая в удары всю силу, всю ярость и всю боль. Он выиграет… он победит… Сейчас он победит.

Ангелу удалось зажать плечи противника в мертвый захват. Он ударил лбом, стараясь изувечить эти тонкие черты, - не смог размахнуться достаточно сильно, и снова откинулся назад. Спайк оскалился, и Ангелу вдруг показалось, что эта пьянящая ненависть, исказившая лицо перед ним, - отражение его собственной. Он растерялся, чувствуя, как стремительно уходит жар драки, и на какое-то мгновение замешкался с ударом. Спайк зарычал сквозь зубы и рванулся из его рук, и тут за окном полыхнуло.

-Что это…было? - Спайк, все еще зажатый в руках Ангела, оглянулся, подставив беззащитный затылок, но Ангел даже не обратил на это внимания.

-Не знаю…Тише.

Они застыли, вслушиваясь, забыв расцепить руки. На улице явно что-то происходило - шум, и снова всполохи огня, захлебывающийся рев мотора и низкое рычание, явно рожденное не в металлическом нутре мотоцикла.

-Что тут такое? - оба вампира одновременно повернулись к Дон. - И…и что это… вы делаете?

Ангел первым поспешно разжал пальцы. Спайк передернул плечами и быстро отступил на полшага.

По занавескам снова мелькнул оранжевый свет, совсем недалеко послышался крик, и что-то разбилось. Спайк легко, словно в танце, повернулся на звук, бросил на Ангела короткий взгляд и мягко скользнул к окну. Он приник к тонкой щели между шторами, не потревожив ткань ни единым движением.

-Мусорщики, - с непритворным отвращением, наконец, произнес Спайк, осторожно отодвигаясь от окна. - Пустынные мусорщики.

Он прошел к ящику с оружием, опустился на колени и принялся сосредоточенно в нем рыться.

-Кто такие эти мусорщики?- Дон изо всех сил старалась скрыть дрожь в голосе.

-Демоны - байкеры, - Спайк поднял голову от сундука. - Отвратительные твари.

-И…и что они делают?- Дон сделала пару шагов к окну.- На что они похожи?..

-Не смей подходить к окну! - рявкнул Спайк, и Дон отскочила от окна, как ужаленная. - Грабят города, жгут, убивают. Все как обычно, и очень - очень любят маленьких девочек!

-Ну конечно, - фыркнула Дон, и Ангел с удивлением понял, что слова Спайка ее, как ни странно, успокоили. - А как мы будем защищаться?

-Мы не будем защищаться, - буркнул Спайк. - Мы отсюда уходим.

-Спайк. - Ангел выдохнул и сосчитал до десяти. - Мне кажется, что это не лучшая идея.

-Я из дома точно не выйду,- решительно заявила Дон, и Ангел порадовался хоть такому подобию согласия.

Спайк снова поднял голову от сундука и искривил губы.

-Они жгут и грабят дома, так? Если они увидят, что тут кто-то есть, то просто подожгут дом и позабавятся, слушая наши крики. А если мы выскочим… ну, ты помнишь, что я говорил про маленьких девочек. Все понятно? - не дожидаясь ответа, Спайк швырнул Ангелу небольшой кинжал. - Тогда вперед.

-Спа-айк….

-Тихо, крошка, - Спайк взял Дон за плечи и слегка встряхнул. - Просто поверь мне - тебя никто не тронет. Смелее, малышка. Идем?

Дон кивнула, не сводя со Спайка огромных темных глаз - как под гипнозом, недовольно подумал Ангел, - и послушно двинулась следом.

-Спайк …а откуда ты знаешь, как они поступят? - прошептала девочка, когда Спайк уже взялся за ручку двери.

-Все просто, крошка, - Спайк оглянулся и недобро усмехнулся, сверкнув зубами в темноте. - Во-первых, я с ними уже сталкивался. А во-вторых, я сам бы поступил именно так. А теперь тихо, - Спайк мельком обернулся на Ангела, держащего за руку Дон. - Выходим….

Ангелу показалось, что скрип двери раздался на всю улицу и перекрыл вопли демонов и треск огня. Он был готов затащить Дон обратно, под укрытие стен, но Спайк уже шагнул из дома, и ничего не оставалось, как последовать за ним. Белокурый вампир ловко обогнул крыльцо и присел за кустами, толкнув Дон за свою спину. Ангел устроился сбоку, не преминув отметить, как быстро Дон высвободила свою руку из его пальцев и как доверчиво прижалась к Спайку.

-Вон они, - Спайк махнул рукой куда-то в сторону пылающих бачков с мусором. - Красавцы, правда?

Ангел уставился на массивные фигуры, проносящиеся по улице на мотоциклах. Дорогие машины и оседлавшие их затянутые в грязную кожу туши мелькали сквозь кусты весьма нечетко.

-Первый раз таких вижу.

-Они нападают на города, когда уверены, что их некому защитить, - отозвался Спайк, с какой-то странной мечтательностью наблюдавший за разгромом. - Значит, они как-то узнали, что тут нет никого, способного их выгнать.

-А может, это Глори? Ее слуги могли нанять их, чтобы в суматохе выкрасть Дон…

-Не могли, - Спайк качнул головой. - Эти мусорщики как гиены - ни с кем и ни за что не сговариваются. И вообще, ты намерен болтать у всех на виду до утра? Какая разница, откуда их принесло?

-Нас тут никто не видит, - робко вставила Дон, выглядывающая из-за плеча Спайка. - Мы могли бы тут отсидеться… пока они не уйдут.

-Они не уйдут. Не уйдут, пока тут есть хоть кто-то живой, - коротко отозвался Спайк, и Ангел мимолетно удивился переплетению чувств в его голосе. Тоска и какая-то немая, невнятная ярость; боль - и скрытая страсть. Определенно, это не Спайк. Не тот Спайк, которого он когда-то знал. Тот, пусть и беспомощный, ни за что не стал бы драться за деньги и кровь, защищая людей. Вернее, может, и стал бы, но прежде попытался забрать и кровь, и деньги просто так. А без Баффи это сделать не составляло никакого труда…

-Да пошли уже, - прошипел Спайк, ощутимо толкая его в плечо. - Ты заснул?!

-Ты что, решил, что ты главный?! И с каких это пор?! - возмутился Ангел.

-С тех самых пор, когда нас заметили, - Спайк ухватил Дон за руку. - Вот они…

Тремя домами выше, видимо, сейчас бушевало основное веселье. И именно оттуда к дому Саммерсов направлялись с гиканьем несколько мотоциклистов, раскручивая над головой что-то длинное. Ангел предположил, что цепи. Или что-нибудь еще... такое же нехорошее.

-Я их задержу тут, - он решительно поднялся во весь рост над кустами. - Уводи Дон и ищи остальных…

Его прервал сильный и весьма обидный шлепок по затылку.

-Разыгрывать комиксы ты мог и в своем Лос-Анджелесе, - Спайк тоже вскочил на ноги, рывком поднимая Дон. - А в Саннидейле - прекращай трепаться, и сваливаем отсюда!!! Быстро!!

Ангел еще раз поглядел на орущих байкеров, приближающихся намного стремительнее, чем ему хотелось бы, тщательно взвесил шансы «за» и «против» и - редкий случай! - согласился с предложением своего злейшего недруга.

***

Ангел чувствовал себя странно, - словно он смотрел на себя со стороны и видел, как на экране, каждый свой шаг, пока бежал рядом с Дон, сжимал ее руку; он знал, что за ее теплым, каким-то нежным и беззащитным телом мчится Спайк, так же, как и он, готовый защищать ее до конца. И более того, Ангел не понимал, откуда взялось такое желание и готовность, не понимал даже самого себя, не говоря уже о странном создании, в которое превратился Спайк. И Ангел до сих пор не мог определиться, какой из двух Спайков ему не нравится больше - хладнокровный убийца из его прошлого или внезапно проникшаяся человеколюбием новая версия…

-Народ… народ, я больше не могу, - еле-еле выдавила Дон. - И за нами уже… уже никто не гонится….

За ними действительно уже никто не гнался, - Спайк, бегущий чуть впереди, выбрал дорогу, по которой никак не смогли бы пробраться мотоциклы демонов. Впрочем, и оба вампира с Дон по этой местности пробирались с огромным трудом.

Ангел сам выпустил пальцы Дон. Она тут же наклонилась, с трудом ловя ртом воздух, и Ангел с неудовольствием заметил, что пальцы Спайка она так и не отпустила. Для Дон белокурый вампир почему-то стоял неизмеримо выше, чем Ангел, и он в который раз за вечер задался вопросом, что такого сделал для Дон Спайк, чтобы стать тем, кого она держала за руку. У кого искала помощи и защиты…

-Надо идти искать остальных, - Спайк осматривался вокруг. - Для начала пойдем в «Шкатулку». Если там никого нет, придется искать по городу…

-Как это - нет? - Дон вскинула голову. - Они должны были быть там… А Баффибот?! Спайк, но ведь там же Баффибот!!

-Если она еще работает, она прибежит к Рыжей, - на удивление мягко, словно успокаивая маленького ребенка, произнес Спайк. - Если нет, мы будем искать ее потом… когда нас станет больше. Когда мы найдем остальных…

-Тогда пошли скорее, - Дон оглянулась. - А… а где это мы?!

-Это переулки за городом, - без воодушевления ответил Спайк. - Тут много.... мест для развлечения, бары, казино..

-Ты привел нас в демонский квартал?! - Ангел начал злиться. - Они же нас...

-Они ничего с нами не сделают, - раздельно произнес Спайк. - Я же говорю, те демоны - изгои, они ни с кем не имеют дела. Тут мы в безопасности.

-А Ксандер и Уиллоу?! - перебила Дон. - Мы разве не идем их искать?!

-Мы УЖЕ идем, крошка, - Спайк махнул рукой вперед. - Только там что-то... что-то непонятное, надо обойти.

Впереди действительно что-то происходило. После некоторого напряжения памяти Ангелу удалось узнать место - главная площадь Саннидейла, только сейчас обезображенная горящими машинами и разбитым стеклом. Посреди площади пылали импровизированные факелы из мусорных бачков, и толпились демоны - байкеры. Даже с того места, где под укрытием домов остановился Спайк, были слышны их крики. Торжествующие крики.

-Что они там делают? - заволновалась Дон, и Ангел занял позицию за ее спиной, чтобы девчонке не пришло в голову посмотреть поближе.

-Празднуют, - коротко ответил Спайк. - Я же говорю, это место лучше обойти...

По его тону Ангел понял, что Спайк, скорее всего, знает, как празднуют победу эти демоны, и задавать лишних вопросов не стал. Тем более что он и сам примерно представлял себе, чем заняты на площади хохочущие отродья. И Спайк прав, Дон этого лучше не видеть.

-А что они празднуют?- Дон, сощурившись, старалась рассмотреть происходящее на площади.

-Дон, - Спайк, уже шагнувший вбок, остановился и развернул подростка к себе лицом. - Нас тут трое. Драться можем только мы с Ангелом. Нам не отбить никого на площади, а если мы нападем, нам даже тебя не защитить. Мы не можем драться. Мы должны найти остальных, чтобы выгнать этих ублюдков из города. Понимаешь? Поэтому пошли отсюда.

Даже в темноте было заметно, как стремительно от щек Дон отхлынула краска, девочка сглотнула и кивнула головой. Ангел почти не вслушивался в то, что говорил Спайк. Тот был прав; но его правота была какой-то... неправильной.

Дон - или неизвестные люди на площади? И еще неизвестно, люди ли это, может, саннидейлские демоны, выловленные пришельцами. А их только двое, и оружия почти нет... и беззащитная девочка…

-Мы бросим там этих людей, так? - тихо спросила Дон. - Чтобы их там убили? Мы ведь можем их спасти, Спайк! Ты же... ты же воин!

-Дон, мы не можем драться с ними, - повторил Спайк, но Дон, всхлипнув, перебила его.

-Тогда я сама пойду туда! Там же убивают людей, Спайк! Ты же... ты же все лето патрулировал с ними... ты делал это ради людей!... Отпусти меня! Отпусти...

Она рванулась из рук Спайка, и он почти в тот же миг выпустил ее, со стоном схватившись за голову.

-Прости, - Дон извиняющимся жестом коснулась его плеча и тут же сделала шаг назад. - Я не хотела... делать тебе больно. Но... если бы… если бы тут была Баффи... ты ведь понимаешь? Баффи бы пошла, так?

Спайк со свистом втянул воздух сквозь зубы.

-Мы могли бы попробовать, - Ангел глянул на его исказившееся лицо и придержал младшую Саммерс за руку - некрепко, но так, что вырваться она не могла. - Может быть, отвлечь их ... или увести в сторону. Поодиночке перебить их вряд ли будет трудно...

-Ну конечно, ты у нас спаситель! - Спайк резко выпрямился. - Так вот, спаситель, ты остался тут, чтобы защитить Дон! А не для того, чтобы спасать невинные души или беззащитных, - Спайк яростно мотнул головой в сторону площади. - Мы не можем спасать неизвестно кого и подвергать Дон опасности!! Мы не…

-Народ, - Дон попыталась высвободить руку из хватки Ангела. - Они... они бегут. - Она указала на площадь. - Они почему-то уходят оттуда...

***

-Это всего лишь кукла, - торопливо сказал Спайк. - Дон, это...

-Я знаю, - Дон не обернулась, и ее голос показался Ангелу чересчур спокойным. Они бежали сюда, потому что Дон надеялась спасти людей, а увидели - изуродованного робота. Ангел плохо представлял себе, что сейчас чувствовала Дон, - она прожила с куклой все лето, а Ангел провел с ней всего несколько часов. Но ему было невыносимо горько видеть изломанное тело Баффи, с которой он разговаривал так недавно.

Если бы он знал, чем были заняты демоны, он бы сделал все, чтобы не дать Дон увидеть это... и не видеть самому, как ее неестественно прямая фигурка подходит к туловищу Баффи-бота. К казненному туловищу ее сестры.

-Уиллоу уже не починить это, - негромко произнес Спайк. - Они разорвали ее цепями.

Он подобрал оторванную ногу Баффи-бота и провел по ней пальцами.

Его пальцы на ее бедре... Снисходительные, фривольные и небрежные прикосновения к пластиковой плоти под тонкой тканью.

-Убери от нее руки… Ты слышишь меня?! - негромко произнес Ангел.

-Пошел ты, - Спайк не обернулся и не выпустил часть куклы из рук. - Ее надо собрать.

-Не прикасайся к ней! - Ангел с яростью рванулся к вампиру. - Это из-за тебя... из-за тебя....

Он не успел договорить, что именно произошло из-за Спайка, потому что тот резко обернулся и расширенными глазами уставился Ангелу за спину, выронив затянутую в джинсы ногу бота.

-Дон, - он пробежал мимо Ангела и резко остановился. - До-о-он!!!! Черт тебя возьми, где она?!

-Была тут, - Ангел лихорадочно огляделся. - Она же была тут... около туловища...

Спайк в два прыжка подскочил к тому месту, где по асфальту рассыпались светлые локоны, и рывком приподнял лишенное рук и ног тело в разорванном свитере, словно Дон пряталась под ним. Подбежавший секундой позже Ангел увидел остановившиеся глаза и легкую полуулыбку на застывшем красивом лице.

-Где Дон?! - Спайк несколько раз тряхнул то, что осталось от Баффи-бота. - Что ты ей сказала?! Где она?

-Перестань, - Ангел перехватил руку Спайка. - Она уже ничего не скажет, она… выключилась. Дон не могла далеко уйти, а ты теряешь тут время на куклу. Куда она могла пойти? Ну?

Спайк выпустил обломки куклы, выпрямился и с силой потер лоб.

-Если…если Бот сказала ей о том, что видела, например, Уиллоу или Ксандера в опасности… тогда «Магическая шкатулка»! - Спайк сорвался с места.

-Скорей всего, их действительно где-то поймали, - Ангел догнал его только на повороте. - Куда теперь?

-Сюда, - Спайк резко свернул, вскарабкался на сетчатое ограждение и легко спрыгнул. - Тут самый короткий…

Он внезапно остановился и выбросил руку назад, так, что Ангел налетел на нее грудью.

-Что за…

-Заткнись, - прошипел Спайк. - Кто-то кричал… слышишь?

Ангел напряг слух. Кто-то действительно кричал… а еще везде со звоном билось стекло, и рычали демоны. За последние два часа эти звуки стали частью города. Он только собрался сказать об этом Спайку, когда крик раздался снова. Кричала юная девочка.

-Там, - Спайк ткнул рукой в переулок. - Это там.

В переулке шла драка, - это оба вампира поняли, едва на полной скорости вывернули из-за угла. Толпа демонов окружила кого-то и пыталась прижать к стене, но что-то шло явно не так, - все их усилия разбивались об оборону изнутри круга, - то один, то другой демон отлетал в сторону под чьими-то ударами.

Спайк, на секунду остановившийся для оценки ситуации, глухо рыкнул, на ходу меняя облик, и кинулся к дерущимся. Почти в тот же миг одному из демонов удалось прорвать защиту неведомого воина, и из круга с вскриком вылетела тонкая девичья фигурка.

-Дон!! - Крик Спайка слился с возгласом дерущегося в круге воина, и стало понятно, что это - тоже девушка.

Дон, пытающаяся подняться, с легким стоном упала обратно на асфальт, и от окруживших дерущуюся девушку демонов отделились двое, совершенно не намеренные упускать беспомощную добычу. Их пыл слегка поубавился, когда они увидели вставшего над Дон Спайка с крайне недоброй усмешкой на губах.

Ангел отшвырнул от отбивающейся девушки еще одного демона, сократив количество противников вокруг нее до пяти, и вдруг заметил, что ситуация кардинально поменялась. Теперь девушка уже не отбивалась,- она нападала, и весьма эффективно. Получалось у нее насколько хорошо, что Ангел даже мельком усомнился в ее принадлежности к человеческому роду.

Спайк уже расправился с одним из своих противников и теперь вплотную занялся вторым, который такому вниманию был совсем не рад. К этому времени вокруг неизвестной воительницы оставалось только двое демонов, и один из них решил, что сегодня был явно не его день. Он отступил, толкнул в девушку подвернувшуюся под руку бочку, от которой она, впрочем, успела ловко отскочить, и кинулся к брошенным неподалеку мотоциклам. Спайк, откинув уже почти не подающего признаков жизни байкера, попытался перехватить его, но не успел. Мотор надсадно взревел, и израненный демон покинул поле битвы, попутно сбив своего сородича, пустую бочку и оказавшуюся на его пути девушку-воительницу.

Тонкое тело взлетело в воздух так легко, словно ничего не весило, ударилось о стену, упало на асфальт и осталось лежать неподвижно.

-Баффи-и-и!! - хрипло вскрикнула лежащая у стены Дон, попробовала встать, снова упала и поползла к распростертой на улице фигурке. - Нет, пожалуйста, нет!! Баффи, не бросай…. не бросай меня… опять….

Ангел, уже свернувший шею своему противнику, медл

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:35 | Сообщение # 3
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
[spoiler="День второй"]
День второй

Светло-зеленый цвет… всюду, куда ни кинь глаз. Ангел успел возненавидеть крашеные стены за те два часа, которые они со Спайком провели в холле этой зеленой больницы.

Ангел нес Баффи… и ее легкое тело пахло не пластиком и духами. Она пахла кровью, азартом и адреналином недавней битвы, и еще почему-то - землей. Она была одета не в джинсы и модную рубашку, а в темное испачканное платье с застежками на спине. Она была живой, и Ангел чувствовал это каждой своей клеткой, каждым нервным окончанием. Она была настоящей, пусть и появившейся из ниоткуда… и Ангел больше всего боялся, что она уйдет обратно, с таким же усталым выражением на спокойном лице.

Дон ничего объяснить не могла, - она либо плакала на руках у Спайка, либо молчала, почти теряя сознание. На Спайка Ангел не смотрел - ему хватило того единственного взгляда после драки, над безжизненным телом Баффи. Он уже все понял… теперь осталось решить, что с этим делать.

Но это потом. Все это потом… когда откроется вон та дверь и выйдет врач. Когда хоть кто-нибудь оттуда выйдет.

Сначала Ангел ходил по коридору, считая шаги, меряя ими время. Тринадцать шагов от стеклянной улитки у входа с сонной белой медсестрой внутри до фигуры Спайка, застывшей на стуле. Почему-то это число казалось Ангелу скверным предзнаменованием, он то укорачивал, то удлинял шаги, отсчитывая то двенадцать, то пятнадцать. Спайк сидел неподвижно, наклонившись вперед и зажав голову в ладонях, и в такой позе вдруг показался Ангелу не столетним свирепым вампиром, а молодым парнем, ждущим вести о матери или о любимой. О любимой… Ангела передернуло, и он ускорил шаги. Спайк что-то невнятно буркнул, не убирая стиснутых на висках рук.

-Что? - Ангел вернулся, не дойдя до стеклянной комнаты.

-Прекрати суетиться, - раздельно произнес Спайк, поднимая на Ангела уставшие, какие-то больные глаза. - Ты ничем не поможешь сейчас… поэтому просто сядь тут и жди, ОК? Как же я ненавижу эту больницу…

Ангел некоторое время пристально смотрел на него, но Спайк ответа не ждал, - он попросту снова ссутулился, положив одну руку на затылок и уперев локти в колени.

Зеленые стены… Как ее глаза. Как листья на рассвете… Как портал, в который она однажды отправила его. Может, это и есть Ад? Сидеть тут и знать, что где-то рядом она… ничего о ней не знать.

-Вставай, - Спайк больно толкнул его локтем. - Идут.

Ангел встрепенулся, с трудом отлепляя взгляд от травянистых стен. Спайк уже стоял на ногах, а из той двери, за которую увезли бесчувственную Баффи, выходили люди в таких же зеленых костюмах, и одни из них направлялся к ним.

-Это вы привезли мисс Саммерс? - его голос звучал спокойно и устало, но не сочувствующе. Значит, с ней все хорошо… и за проклятой зеленой стеной еще бьется ее чудом ожившее сердце.

-Да, - Ангел взглядом остановил движение Спайка. - Как она?

-Все в порядке, - врач изучал их обоих. - Но я бы хотел поговорить с вами… относительно причин травм сестер Саммерс. Если вы не против, я присяду. - Он опустился на одно из сидений для посетителей. - У старшей сестры - Элизабет - наблюдается травма головы и многочисленные ссадины на теле. Дон Саммерс лежит с диагнозом вывих бедра и тоже - ссадины по всему телу. Похоже на то, что их били. И я хочу, прежде чем вызывать полицию, услышать вашу версию того, где Элизабет и Дон получили свои травмы и, кроме того, кто вы вообще такие.

-Мы - друзья Элизабет, - угрюмо откликнулся Спайк. - И, кстати, она не терпит, когда ее называют Элизабет. Ее все зовут просто Баффи.

- Это похоже на правду,- протянул врач. - А как зовут ее сестру?

- Дон,- откликнулся Ангел.- Ее так и зовут - Дон…а эта проверка несколько примитивна, вы не находите? Про имя сестер Саммерс знает полгорода, если не больше, и если бы мы их били, то, наверное, не пришли бы сюда сами? И уж конечно не ждали бы тут, пока вы выйдете?

-Может, и пришли бы, - голос врача чуть смягчился. - Так вы говорите, вы друзья мисс Саммерс?

-Не друзья, - снова Ангел успел остановить Спайка взглядом. - Знакомые - будет более точным словом. Мы приехали в город только сегодня… а у вас тут какие-то хулиганы, пол - города горит. Мы бросились искать Баффи… и нашли ее. На улице и без сознания.

Врач слегка прищурил глаза. Ангел постарался сделать свое лицо как можно более непроницаемым.

-А вы…. простите, с кем я…

-Лиам Смит, - Ангел ждал этого вопроса. - А это - Уильям… э-э… Блад… - Он настороженно глянул на своего спутника.

Спайк никак не отреагировал на его слова. Он напряженно думал о чем-то, потеряв интерес к врачу, как только услышал, что с Баффи все хорошо.

-У вас ирландское имя, - осторожно заметил врач. - Вы ирландец?

-Да… но живу в Лос-Анджелесе, - Ангел тщательно подбирал слова. - У меня там свое дело… и у Уильяма тоже.

Врач, похоже, успокоился окончательно.

-Мне жаль, что это случилось с Баффи, - наконец сказал он. - Она много перенесла за это лето, - понимаете, мой брат был хорошо знаком с Джойс…

Еще одна проверка. Черт бы подрал этих доморощенных детективов.

-Все нам было очень тяжело потерять Джойс, - тут же откликнулся Ангел. - Но Баффи и… и Дон… мы не смогли поддержать их в эту минуту…

Он был слегка удивлен молчанием Спайка. Обычно требовалось больше, чем несколько суровых взглядов, чтобы заставить его заткнуться, но сейчас он даже не делал попыток вступить в разговор. Хотя он мог бы подстраховать Ангела в опасных местах - все-таки он жил тут все лето и общался с Баффи ближе, чем Ангел, как ни тяжело было самому Ангелу это признавать.

-Баффи пока спит, - врач указал рукой назад. - Думаю, с ней все будет хорошо, но увидеть ее пока нельзя. Я все-таки вызову полицию и уведомлю их о случившемся. Где они смогут найти вас, чтобы снять показания?

-У Баффи… я хотел сказать, в доме Саммерс, - Ангел покосился на Спайка. - Когда мы сможем увидеть Баффи?

-Думаю, завтра утром, - врач позволил себе слегка улыбнуться. - Баффи всегда быстро поправлялась, а сейчас ее травмы и вовсе неопасные.

-Простите, - Спайк прочистил горло. - А какого рода эти травмы?

-Я же уже сказал, - врач удивленно пожал плечами. - Сотрясение мозга, ссадины на теле…

-А где именно?- Спайк пристально смотрел на врача.

-Сильнее всего у Баффи разбиты руки, - врач продемонстрировал тыльную сторону руки. - Наверное, когда она упала…

-Спасибо, - Спайк потер рукой лоб, не сводя напряженного взгляда с врача. - Мы… мы пойдем.

Он развернулся и стремительно зашагал к дверям.

-Простите, - Ангел послал врачу самую обаятельную улыбку, на которую был способен. - Мой друг сильно расстроен… и устал. Спасибо вам за все.

Ему удалось догнать Спайка только через квартал, хотя светловолосый вампир не бежал.

-Что случилось?

Спайк не откликнулся, продолжая размашисто шагать.

-Ты должен был подождать меня, - Ангел попытался обогнать его. - У нас перемирие, помнишь? Мы вместе защищаем…

-Не сейчас, - сквозь зубы отозвался Спайк. - У меня есть дело… и тебе лучше не идти за мной. Вернись к Дон.

-Мы должны найти остальных, - Ангел ускорил шаг. - И рассказать им…

-Не думаю, что им что-то надо рассказывать, - Спайк почти не разжимал зубы, когда говорил. - Не иди за мной, черт тебя возьми!

-Спайк, ты… - закончить Ангел не успел, потому что Спайк резко свернул, и ему пришлось последовать за ним. - Ты…

Дом Саммерс почти не пострадал. Были разбиты несколько стекол, перила на крыльце обгорели, но внутрь демоны пробраться не успели. Ангел заметил тень на занавеске, - в доме кто-то был. Он хотел сказать об этом Спайку, но тот рванул на себя дверь и шагнул внутрь. Ангел едва успел поймать захлопывающуюся дверь, чтобы она не ударила его по лицу.

Дома были все, кого они собирались искать. Ксандер что-то лихорадочно искал в телефонной книге, еще одна девушка поддерживала Уиллоу на диване, Аня набирала номер за номером. На шум двери вся компания обернулась и уставилась на застывшего в дверях Спайка. Ангел стоял сзади, за его плечом, но никто не обратил на него внимания.

-Вы сделали это, - полувопросительно сказал Спайк. - ВЫ это сделали.

-Сделали что? - Ангел, наконец, обошел Спайка.

В отличие от темноволосого вампира, вопросов у Скуби не возникло. Ксандер выглядел виноватым, Тара - Ангел припомнил имя русоволосой подружки Уиллоу - смущенной, Аня изо всех сил делала вид, что ничего не случилось, а у сидящей на диване Уиллоу было лицо победителя, хоть и изрядно измотанного.

-Вы ничего мне не сказали, - медленно выдавил Спайк и шагнул вперед - к стоящему ближе всех Ксандеру. - Что вы наделали, черт вас возьми!!! - Он сорвался на крик и схватил его за рубашку. - Вы хоть понимаете, что вы наделали!!!

-Вы это сделали?- Ангел начал понимать, из-за чего Спайк был в таком состоянии. - Это вы воскресили Баффи?

-Ты видел ее? - оживилась Аня. - Она так быстро убежала… и она ничего не говорила…

Спайк застонал сквозь зубы и жестко толкнул Ксандера к стене.

-Эй, - Аня бросилась к нему, но Спайк, удерживая одной рукой горло жертвы, оттолкнул девушку. Несильно, но Аня отлетела на диван - в компанию к Уиллоу, которая пыталась что-то колдовать - безуспешно. Краем глаза Ангел увидел лицо Тары - встревоженное и нахмуренное, - но вмешиваться она не пыталась.

-Вы. Просто. Кучка. Идиотов, - с каждым словом Спайк бил Ксандера о стену, вздрагивая все телом от каждого удара. - Что вы с ней сделали…

-Убери руки, - прохрипел Ксандер. - Убери…

Он на удивление легко скинул руки Спайка со своей шеи и с размаху ударил того по лицу. Спайк ответил; и отшатнулся к противоположной стене, врезавшись в ее всем телом и судорожно прижимая руки к голове. Он попробовал встать, но запутался в полах плаща, снова соскользнул по стене на пол и спрятал лицо в ладонях - от боли или от унижения, Ангел не знал.

-Никогда больше не трогай меня, грязный…

Чип, вспомнил Ангел, пока его тело действовало отдельно от него. Он ухватил отряхивавшегося Ксандера за плечи и приложил к стене - вполсилы, но вполне ощутимо.

-А меня ты выслушаешь? - прошипел он ему в лицо. - Ты видел, в каком состоянии она была?! Почему она оказалась на улице одна?! Как вы вообще могли придумать такое?!

Ксандер попробовал рвануться в его руках, но Ангел толкнул его обратно - уже жестче и сильнее. Парень всхлипнул от удара и сопротивляться послушно перестал.

- Ты ведь знаешь - у меня нет чипа, и нет причин любить тебя, - Ангел прищурился и позволил себе криво улыбнуться. - Так что я бы не дергался на твоем месте.

Спайк слева от него в конце концов поднялся на ноги, вытирая ладонью кровь и слезы, и вышел из дома, не глянув ни на кого и на прощание хлопнув дверью. И с его уходом почему-то ушла и ярость, кольцом сжимающая горло Ангела. Он выпустил Ксандера, тут же сползшего на пол, и обернулся к остальным. Девушки на диване смотрели на него с неприкрытым страхом.

-Если с ней что-то случится, я…

Угрозы умерли на его языке, не родившись, - пустота, наполнившая его, просто поглотила их. Он отвернулся и тоже шагнул к двери.

-Где Дон? - негромко спросила ему в спину Тара. - И… и где…

-В больнице, - Ангел не обернулся. И даже дверью хлопать не стал - дверь-то не была ни в чем виновата…

***

В дом Саммерс - теперь уже снова дом Баффи, - Ангел вернулся только перед рассветом. За ночь он слегка успокоился. Баффи жива, а остальное неважно. Даже угроза, висящая над Дон, перестала казаться такой страшной.

Демоны сбежали из города, оставив за собой горящие и разгромленные дома, раненых и испуганных людей; своих убитых сородичей.

И искалеченную куклу - Баффи-бот. Ангел долго стоял над останками все еще улыбающегося робота, раскиданными на площади. Потом перенес их в ближайший парк, закопал и молча сидел над последним пристанищем копии Баффи, пока небо не начало угрожающе розоветь.

В доме никого не было. Он принял душ, забрал со стола ноутбук Уиллоу и отправился в подвал. Вряд ли кто-то из них осмелится сунуться к нему сегодня. Дон в больнице, и Скуби позаботятся о ней днем. А он сможет больше узнать о Глорифициус и…

Ангел ошибся. Он понял это, еще только открыв дверь в подвал, но повернуться и уйти было бы полнейшей невежливостью. Во время пути вниз по лестнице про себя он выругался последними словами - ну какой этикет может быть у вампира! Тем более по отношению к другому вампиру.

-Я пришел… - Спайк, сидящий прямо на полу у его кровати, замялся и замолчал. - Пришел сказать… спасибо. За Ксандера и…

Ангел едва справился с удивлением, чуть не споткнувшись на последней ступеньке. Все-таки не споткнулся и неторопливо прошел к сломанному столу, водрузив на него ноутбук.

-Зря, - Спайк возмущенно вскинулся у кровати. - Просто наши точки зрения совпали… по какому-то недоразумению. Вот и все.

Спайк слегка усмехнулся, кивнул и поднялся на ноги. Помедлил секунду и направился к двери.

-Я думал, ты в больнице у Баффи, - сказал ему в спину Ангел, садясь на кровать.

-Шутишь? - Спайк горько усмехнулся. - Меня там будут встречать теперь только с арбалетами… кроме разве что Дон.

Он смотрел на Ангела через плечо и вдруг снова, как в больнице, показался ему юным и сломленным, бесконечно хрупким и уязвимым. Ангел даже заморгал, прогоняя иллюзию. Глубокие тени от неровного света в подвале на рисунке скул и на щеках - от длинных ресниц, четкие контуры губ, и половина лица тонет во тьме, только сияют светлые волосы…

-Почему ты с ними? - Ангел сам не ожидал, что спросит это. Это был явно не тот вопрос, который следовало задавать, но…

-Что? - Спайк резко развернулся. - Ты думаешь, что раз я…

-Я ничего не думаю, - Ангел качнул головой. - Я просто… просто хочу поговорить. Думаю, ты тоже хочешь… нет, подожди. Я не хочу говорить ни с кем из них… и ты не хочешь, иначе ты был бы сейчас в больнице… с ними. Знаешь, есть проблема выбора… и я просто хочу поговорить с тобой. Если не хочешь, ты можешь уйти…

Спайк смотрел на Ангела внимательно и настороженно, слегка хмурясь. Под его взглядом Ангел сбивался все чаще и, наконец, умолк.

-Согласен, черт тебя возьми ,- он отвернулся к ноутбуку Уиллоу. - Плохая идея…

-Я так устал, - тихо произнес Спайк. - Как будто я не спал вечность…. и ни с кем не говорил. Без нее было так… но ведь сейчас еще хуже…Черт, Ангел, зачем?

-Не знаю, - Ангел поднялся с кровати и прошелся по подвалу, не в силах сидеть на месте. - Но… наверно, так будет лучше? Всем было плохо без нее… и город…. и они, наверно, знали, что делали?

Спайк тяжело опустился на какую-то разбитую тумбочку и захватил голову в ладони, - так же, как в больнице.

-Знали, что делали… Ты видел ее руки? - сдавленно прошептал он. - Видел?

-Ну, она дралась, и…

-Она разбивала гроб, - так же тихо прошептал Спайк и поднял взгляд. - И выкапывалась из земли. Как я… как ты. Помнишь? Они же просто оставили ее там… и ей... ей пришлось…

Ангел застыл на месте. Конечно, он помнил; за столько лет он так и не смог забыть. Страх и леденящий холод, темнота и сырой запах плесени. Душно и тесно; и хоть дышать уже не надо, земля забивает рот и нос, прилипает к ресницам, не хочет отпускать. Земляной тяжелый вкус, вкус могилы на губах. И надо пробиваться, продираться вверх, обдирая кожу с пальцев, обламывая ногти, разгребая неподатливую глину... Ритуал, который еще не раз и не два приходится проходить во снах; после которого мир живых остается по другую сторону. Навсегда…

Ксандер не отделался бы так легко, вспомни Ангел об этом три часа назад.

И она прошла через это?!!

-Ты знал? - Ангел с трудом заставил себя разжать зубы. - Ты знал… что они хотят сделать?

-Если бы я знал, я бы убил их всех, - так же негромко ответил Спайк, и Ангел отчего-то поверил сразу и безоговорочно. - Я бы не дал им сделать этого… но они не сказали. Они побоялись…

Ангел заставил себя успокоиться. Прогнать по легким подвальный воздух и вспомнить, зачем он здесь: ради девочки с темными глазами. Для того чтобы Дон осталась в живых. Для Баффи.

-Надо… надо узнать что-то про Глори, - он снова сел на кровать. - Мы должны решить это сами. Без Баффи… она не должна ничего знать.

-Нет. Она не должна умирать еще раз ,- Спайк поднял голову. - Я не… не допущу этого.

Выражение его глаз вдруг заставило Ангела вспомнить о неприятном открытии, которое тоже пришлось на эту ночь. О том кусочке мозаики, с которым все стало на свои места.

-А почему?! - Ангел повернулся к нему всем телом. - Почему тебя вдруг так волнует судьба Баффи? Истребительницы? Почему ты живешь с ними, дерешься рядом с ними, защищаешь их? Ты же злобный вампир, а, Спайк? Почему?

С каждым словом Спайк словно откидывался назад и вжимался в стену, и Ангелу показалось, что каждое его слово бьет Спайка так, как недавно он сам бил Ксандера. Он замолчал на полуслове, опешив от откровенной боли в глазах вампира, которого ненавидел.

Он его пожалел?!…

-Не знаю, - Спайк встретил взгляд Ангела прямо. - Чип?

-О, нет, это не чип, ведь так? - возразил Ангел. - Что-то другое…

-А ты стал таким вежливым, - Спайк наклонил голову. - Век назад ты бы вырвал мне глотку, правда? Это что, душа?

-Не знаю, - Ангел пожал плечами. - И ты сильно удивишься, если я скажу, что хотел вырвать тебе глотку? Там, на улице?

-Но ведь не вырвал, - полувопросительно отозвался Спайк.

-Нет. И уже не хочу. Ты ведь любишь ее… по-своему, так? Это твое право.

-Хочешь сказать, тебе все равно?

Ангел кивнул.

-Она же не выберет тебя… Зачем мне злиться?

-А ты врешь, - на губах Спайка появилась слабая усмешка. - Но ты прав. Никогда… потому что я подвел ее. Я убил ее.

-Что? - Ангел поперхнулся словами. - Что?!…

-Ты же хотел поговорить, не я, - Спайк опустил голову в ладони. - И ты ведь хотел знать, как она умерла, да? Она умерла из-за меня. Я был рядом и не… не помог. Не смог умереть вместо… вместо нее…

Вот сейчас можно отомстить. Добить - всего-то пара точных ударов. Утолить ту боль, которая жила в нем с того самого момента, когда он понял; когда увидел глаза этого вампира. Ну же…

-Тебе дать плетку?

-Что? - Спайк поднял блестящие глаза.

-Я говорю, что если ты хочешь заниматься самобичеванием, то лучше это делать плеткой, - неторопливо и четко сказал Ангел. - Но у меня ее нет. Поэтому я лучше буду спать. А ты иди, ищи плетку.

Спайк некоторое время не отрывал от Ангела расширенных глаз, потом тряхнул головой и невесело рассмеялся.

-Ты все такой же… Гнусный мерзавец и циник. - Он запнулся на слове и возмущенно хмыкнул. - И теперь я тебе снова должен…

-Спасибо на добром слове, - невозмутимо откликнулся Ангел. - И что ты мне должен?

-Как минимум еще одно спасибо, - Спайк фыркнул. - Чего доброго, это в привычку войдет. Ничего не скажешь, для «просто поговорить» вечер удался. - Он еще раз фыркнул и одним движением поднялся на ноги. - Завтра вечером увидимся.

-Не хочешь задолжать мне еще одну благодарность? - Ангел сам не понимал, что говорит, словно его язык вдруг его предал. - Там в углу я видел раскладушку, а солнце уже встало.

-О, прошу тебя, - скривился Спайк. - Одно одеяло, и вся проблема.

-А еще есть полиция - напомнил Ангел. - Они придут к Уильяму Бладу, и что я им скажу? Что он на кладбище?

Спайк поразмыслил; Ангел, воспользовавшись паузой - тоже. В итоге он пришел к выводу, что, очевидно, сошел с ума. Доказательством служили последние десять минут.

-Последнее спасибо аннулируется, - наконец сказал Спайк, направляясь в угол и выволакивая оттуда покрытую пылью раскладушку. - Только у тебя могло хватить фантазии так изуродовать мое имя…

***

-Ты когда-нибудь прекратишь курить? - Ангел страдальчески сморщился. Спайк демонстративно выдохнул еще клуб дыма и помахал сигаретой.

-Ты же можешь не дышать.

-Зато я весь пропитываюсь этой гадостью, - Ангел так же демонстративно понюхал рукав рубашки. - И потом, сюда придет Дон.

Имя Дон подействовало самым волшебным образом - Спайк спрятал десятую сигарету и снова уткнулся в книгу. Ангел склонился над мерцающим экраном.

Два часа сна придали сил им обоим. Из глаз Спайка пропало выражение обреченности и боли, и сами глаза перестали казаться больными и усталыми, словно пропала тяжесть, давившая на его плечи. Ангел тоже ощущал что-то подобное - все внезапно стало просто. Как легко сейчас сидеть в комнате и сосредоточенно перебирать файл за файлом, страницу за страницей, зная, что Баффи жива, что она снова рядом с ним, в этом мире. И даже присутствие Спайка перестало так его раздражать. Соглашение о мире наконец-то начало работать; а может, подействовал недавний час сумбурных разговоров, непонятным образом возникшее согласие душ - если бы таковая у Спайка имелась. Во всяком случае, они уже все утро перебирали книги, составляли планы, искали любые упоминания о Глори, - и ни разу не сцепились всерьез. Словно слезы, боль и беспомощность поставили под этим соглашением невидимую, но ощутимую печать. Словно явная любовь к Баффи, вместо того, чтобы обречь их обоих на вражду, стала тонким мостом между ними и разрушила сильную, как вечность, ненависть. Ангел видел его слабым, видел его слезы - но Спайка это вроде бы и не беспокоило. Словно чувства погребли под собой и болезненное самолюбие…

Семь дней, напомнил себе Ангел. Всего-то семь дней.

-Тут ничего, - Спайк откинул еще одну книгу. - Что у тебя?

-История Глорифициус, великой и ужасной, - Ангел повернул ноутбук к Спайку .- Она очень сильная?

Спайк скривил губы.

-Обычная адская богиня. Бессмертная, мало уязвимая и чертовски хорошо дерется. Баф… Истребительница сначала летала, как кукла.

-Угу… - Ангел перелистнул страницу. - А эти?

Спайк пристально глянул на изображение.

-Гоблины, - с отвращением процедил он. - Мелочь. Меня скрутили вдесятером, и то, если бы Харрис под ногами не путался…

Ангел отложил в сторону ноутбук и подпер рукой подбородок.

-Спайк, нам было бы куда легче работать, если бы ты рассказал все, что связано с Глорифициус. Вы имели с ней дело в течение нескольких месяцев. Я про нее не знаю почти ничего. Так что сделай милость, напряги свою память и поделись тем, что знаешь. Про Глори, про этих… гоблинов, про рыцарей и про все, что имеет отношение к делу.

Спайк снова потянулся за сигаретой, и на этот раз Ангел сделал вид, что не заметил.

-Тебе же рассказывала Уиллоу?

-Рассказывала. Кусками и урывками между слезами. Но ты - не Уиллоу. Ты - вампир…

-Спасибо, что напомнил, - ехидно вставил Спайк.

-…и у нас много общего, - Спайк подавился дымом и надсадно закашлялся. Ангел осекся. - Что случилось?

-Ничего. - Спайк, наконец, избавился от дыма в горле. - Просто мне послышалось, что ты сказал, что у нас много общего.

-Ты - вампир, и я - вампир, - Ангел удивленно посмотрел на Спайка. - У нас есть сила… мы пьем кровь… мы умеем драться. Теперь это не называется общим? Или ты подумал о чем-то другом?

-Нет, - Спайк качнул головой. - Просто я подумал… что-то изменилось, да?

-Это ты о чем? - несколько настороженно спросил Ангел. Мало ли чего можно ждать от этого взбалмошного создания.

-Ну… Я больше не хочу с тобой драться, - Спайк поджал губы, как только он один и умел. - Я… я должен был бы хотеть убить тебя, так? И вчера… ну, ты понимаешь… Любой, кто бы слышал… я должен бы убить тебя… хотеть убить… В общем, мир?

Ангел искренне пожалел, что не курит. Сейчас закашляться от дыма было бы невероятно уместно. И можно было бы выиграть пару секунд у Спайка, который, оказывается, умеет читать мысли.

-Мир, я же говорил, - Ангел опять сделал удивленные глаза. - Семь дней, все ради Дон и так далее. - Он остановился и перевел дыхание - хоть как-то выиграть пару секунд. - Но я рад… что ты не хочешь меня убить. Заметно облегчает дело, так?

Спайк усмехнулся.

-Облегчает. Хотя я всегда думал, что драки украшают нашу жизнь.

-Ты прав, - Ангел улыбнулся в ответ. - Делают ее нескучной.

Звонок в дверь раздался, как положено - в самый неожиданный момент, и оба вампира, как положено, чуть не подскочили.

-Это, наверное, полиция, - Ангел глянул на дверь. - По делу Баффи.

-Я пошел, - мгновенно среагировал Спайк и стремительно поднялся с места.

-Куда?! - Ангел тоже подскочил со стула и попробовал ухватить Спайка за руку. Тот увернулся. - Ты свидетель!

-Без документов, без жилья и без имени, - звонок раздался снова, теперь чуть длиннее, и Спайк, уже закутанный в традиционное одеяло, тоже глянул на дверь. - Ты, между прочим, тоже. Сказка про Лиама Смита сошла с рук в больнице, а теперь…

-Есть кто дома? - деликатный девичий голосок прервал его рассуждения.

[/spoiler]

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:36 | Сообщение # 4
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
[spoiler="Денб второй (продолжение)"]***

-Так вы не из полиции? - переспросил Спайк, выглядывая из складок одеяла. - Точно?

-Совершенно точно, - хрупкое синеглазое создание очаровательно улыбнулось, теперь уже Спайку. Минуту назад точно такую улыбку девушка дарила Ангелу, в ответ на точно такой же вопрос. - Я из школы, в которой учится Дон Саммерс и хотела бы увидеть мисс Баффи Саммерс.

-Баффи в больнице, - после паузы отозвался Ангел. Ему не слишком нравилась эта ситуация, и, если на то пошло, то и девушка тоже - чем-то она неуловимо смахивала на Баффи-бота. Слишком кукольная внешность, слишком много меда в голоске и улыбка тоже - чересчур. Но отмалчиваться тоже возможности не было никакой, особенно сейчас, когда Баффи-бот упокоился под дерном в городском парке, а сама Баффи в неизвестном состоянии и только-только воскресла.

-Что-то случилось?! - Ангел мысленно поморщился. И ужас у нее тоже был каким-то сахарным, словно хорошо сыгранным.

Ну что же… Играть так играть…

Он незаметно глянул на Спайка, все еще с одеялом на плечах. Тот ответил таким же коротким взглядом, слегка улыбнулся и утвердительно опустил ресницы. Из присутствующих в доме играть умела не одна хрупкая девочка. Кое у кого опыт был больше, чем два года в театральном кружке….

-Вы знаете, наверное, что вчера на город напала банда хулиганов, - Ангел тоже улыбнулся, придав улыбке оттенок сочувствия. - К сожалению, мы с моим другом опоздали, и сестры Саммерс пострадали. Не сильно, но…

-Какой ужас, - девушка закатила синие глаза так, чтобы в поле зрения попал Спайк. - И Дон?! А что с вашим другом? Он мерзнет?

-Да… то есть, нет, -Спайк поспешно скинул одеяло с плеч, отчего тщательно выверенная доза печали и благовоспитанности в его голосе оказалась смазанной. - Я хотел сказать, что Дон тоже попала в руки этих выродков… У нее вывих и много ссадин на теле.

От выражения на лице Спайка Ангелу самому захотелось закатить глаза. На его взгляд, белокурый вампир явно переигрывал. Однако девушка смотрела на встрепанного Спайка странно, но никак не недоверчиво.

-Ужасно! - вдруг вскрикнула она. И Ангел, и Спайк разом вздрогнули. - Я не представилась, и вы, наверное, думаете, что я какая-нибудь мошенница или грабительница, да? Я Элис Таннот, помощница директора Саннидейлской школы. Я его правая рука, можно сказать, - добавила она с плохо скрытой гордостью. Ангел от души пожалел директора Саннидейлской школы, - даже в Адской Пасти такое соседство было, вероятно, ужасным.

-Очень приятно… Я Лиам Смит, - Ангел улыбнулся. - Приехал в гости к Баффи… к мисс Саммерс.

-Какое редкое имя… ирландское, верно? - Элис улыбнулась в ответ. - А я подумала, что вы мистер Харрис.

На Спайка Ангел даже смотреть не стал, ему хватило тихого, но очень оскорбительного фырканья, которое белокурый мерзавец даже особо под кашель не маскировал. Чтоб эта кукла под землю провалилась, мысленно пожелал ей Ангел. На придумывание пожелания Спайку времени уже не было, - такие вещи придумываются не за две секунды, а долгими тихими часами, когда этим можно насладиться…

-Я НЕ мистер Харрис, - как мог сухо молвил Ангел. - И тем более не мисс Розенберг. Спайк, предложи гостье чай.

Спайк прожег Ангела взглядом, что-то буркнул и проследовал на кухню, взяв одеяло в охапку.

-Спайк? - девушка проводила его глазами до двери и повернулась к Ангелу. - Какое интересное у него имя.

-Его зовут Уильям… Блад, - Ангел в который раз проклял свой язык. - А Спайк - это прозвище. Я его иногда так называю.

-О, - Элис округлила глаза. - А у вас тоже есть прозвище?

-Ангел, где тут чертов чай?!

Ангел только тяжело вздохнул.

***

-Дон пришлось так тяжело, - Элис изящно отпила из чашечки чай. - Сначала Джойс… Бог мой, мы все просто пришли в ужас, когда узнали. Естественно, мы стараемся не давить на девочку, хоть как-то облегчить ее жизнь. Но мы заботимся в первую очередь о Дон, вы понимаете?

Монолог помощницы директора длился уже около двадцати минут. Сначала Ангел напряженно слушал, больше всего боясь в чем-то проколоться или выдать себя. Спустя пять минут он позволил себе расслабиться, во-первых, потому, что мисс Таннот слушала исключительно себя, и, во-вторых, потому, что смотрела она почти все время на Спайка. И Ангел не мог сказать, что этот взгляд ему нравится. Его злило и настораживало внимание синеглазой трещотки к Спайку, это он знал точно. Но еще сильнее его злили ответные мягкие, словно сливочное масло, взгляды Спайка, понимающее мычание и подчеркнутая вежливость маленького мерзавца. Что-что, а манеры у Спайка были, и за сто с лишком лет он не растерял ни одного изящного жеста, ни одной тонкой полуулыбки, ни грамма своего обаяния. И оно ничуть не потускнело от, так сказать, невостребованности…

Я рехнулся?

Какое обаяние? У кого?

И уж никак меня не может волновать, что эта… помощница явно положила глаз на Спайка.

-…и еще это страшное землетрясение, - Спайк ненавязчиво включился в разговор. - Еще одно испытание для бедных девочек.

Ангелу понадобилось некоторое время, чтобы сообразить, о каком землетрясении идет речь. Прорыв в измерениях… портал, который закрыла своей жизнью Баффи.

-Да... Вас же тогда не было в городе?

-Нет, - все так же мягко покачал головой Спайк. - Мы приехали, как только смогли.

-Мы так волнуемся за Дон, - гостья незаметно глянула на часы и резко сменила тему. - Раньше мы могли надеяться на то, что Баффи поможет сестре выбраться из кризиса, поддержит и защитит, но сейчас…

-Что - сейчас? - судя по тону Спайка, перепугался Ангел не один.

-Летом отношения между сестрами испортились, - удрученно качнула головой помощница директора. - Дон не обращает внимания на слова Баффи, порой даже игнорирует ее. Когда говорит о сестре, у нее появляется пренебрежительный тон. Наш психолог считает, что это реакция на потерю матери и что это пройдет, но мы все равно волнуемся.

Баффи-бот, с опозданием вспомнил Ангел. Летом тут был жизнерадостный Баффи-бот, и естественно, что Дон относилась к нему не так, как к сестре.

-Это пройдет, - Ангел кивнул головой. - Вчера, когда Дон узнала о том, что случилось с Баффи, она так испугалась! И сейчас она в больнице, рядом с ней. Так что все теперь будет в порядке. И мы с… Уильямом - мы тоже постараемся как-то… улучшить ситуацию.

-Я очень рада, что побеседовала с вами, - Элис одарила обоих сахарной улыбкой. - И у вас был такой чудный чай, Уильям. Но мне пора. Мистер Лиам, можно ли вас на пару слов?

-Ну конечно, - Ангел отставил чашку и тоже поднялся.

-Мистер Лиам, - заговорила Элис сразу, как только дверь в прихожую закрылась. - Вы должны понять, что я забочусь в первую очередь о интересах Дон. Поверьте, мне очень не хочется говорить это, но…

-Но «что»? - Ангелу надоело ждать.

-Я не ханжа, - Элис мило покраснела. - И только приветствую свободу, но…

-Будет лучше, если вы вообще больше не скажете слово «но», - Ангел начал всерьез сердиться и тревожиться. Что, если она что-то знает о Баффи… или о Дон… или о них со Спайком?

-Мне кажется, что для Дон ваш пример будет не совсем желателен, - твердо произнесла помощник директора Саннидейлской школы. - Мы смотрели сквозь пальцы на присутствие в доме мисс Розенберг и мисс Маклей, но когда это входит в систему…

-Что? - Ангел потряс головой.

-Дон - еще только подросток, - Элис нахмурилась. - И такой пример может сформировать у нее не слишком правильное мировоззрение… представление, не так ли? Может, вам со… Спайком лучше… переехать из дома Баффи? Поверьте, у нее хватает хлопот с опекунством.

-Да в чем дело? - Ангел начал догадываться, что имеет в виду заикающаяся от смущения девушка, но поверить в это еще не мог.

-Боюсь, службе социальной защиты не слишком понравится присутствие в доме… - Элис все-таки взяла себя в руки и все остальное произнесла на одном дыхании. - Лиц нетрадиционной ориентации.

Ангел захлопнул рот и порадовался, что Элис пришло в голову поговорить с ним, а не со Спайком. С ним Элис отделалась бы не ярким румянцем, а вырванным горлом, чип там, или не чип.

-Мы не относимся к лицам нетрадиционной ориентации, - холодно произнес Ангел. - Мы не…

-Ну конечно, нет, - Элис позволила себе легкую улыбку. - Я могу сказать - о, не как помощник директора, конечно! - вы красивая пара. Просто подумайте над моими словами, ладно?

Вернулся в гостиную Ангел в совершеннейшей растерянности. Спайк, даже не сделавший попытки убрать грязную посуду, уже снова сидел над книгами и курил.

А вы красивая пара…

-Почему ты рычишь? - Спайк поднял голову. - И зачем она тебя звала?

-Сделай одолжение, заткнись, хорошо?!! - Ангел с трудом не сорвался на крик, сгреб в охапку ноутбук и стопку книг и пересел как можно дальше от Спайка. Чтобы даже запаха сигарет не чувствовать.

…В свое время Дарла постаралась на славу. Выбить из молодого вампира все остатки жизни; выжечь безумными ночами дотла накрепко вбитое католическое воспитание. Сказать, что он не был против - ничего не сказать; он упивался ее бесстыдством, ее страстью, ее неутомимым воображением. Потом появилась Дру - и Дарла и ее подключила к воспитанию своего мальчика. И эти дни, пахнущие двумя вампиршами одновременно, захватывающие и выматывающие, тоже были опытом. Уроком.

И последний урок. Сытость и усталость; будоражащая нетрезвость и упоение своей силой - и миловидный мальчик-вампир в его постели, рядом с обнаженной Дарлой.

Тяжелое, как деготь, молчание - его собственное; и негромкие стоны Дарлы, ни на минуту не прерывающей своего занятия. Парень под ней наконец обращает внимание на темную фигуру над ним, поднимает большие золотые глаза и улыбается.

…чего же ты ждешь?

Еще один шаг… и останется навсегда позади юноша с его католическим воспитанием и человеческим страхом…

Ну же?

Прикосновения… стоны… легкие, подстегивающие, обжигающие, желанные…

Желанные.

Да! Это было. Два или три раза, все время по инициативе Дарлы. С молоденькими мальчиками-вампирами, которые особенно ценятся в публичных домах. Раскрепощенные, сильные и выносливые; нежные - когда нужно, и когда нужно, жестокие.

Это было приятно, но не более того. Секс всегда был приятен, но по своей воле он не приглашал мужчин в свою постель. И всегда был ведущим… главным… мужчиной…

И даже если бы и приглашал!! Кого угодно… но не ЕГО!!!

Хуже, чем кровосмешение; чем… чем…

Даже Дарла, всегда изыскивающая возможности для уроков и удовольствия, никогда не заикалась об ЭТОМ!

Красивая пара…

Ну, еще бы. Вызывающе одетый красивый и юный парень - сплошная кожа и краска для волос. Ах да, еще, наверное, сексуальный - зря, что ли, Таннот глаз с него не сводила...

Сколько ему было, когда время для него умерло? Восемнадцать? Двадцать?

И подчеркнуто импозантный мужчина рядом.

Ангел.

Красивая пара.

-Прекрати рычать, - на плечо Ангела легла твердая ладонь. - И может, все-таки вернемся к работе?

Ангел шарахнулся от жесткой руки на плече, едва не сбив ноутбук.

-Эй? - Спайк вопросительно наклонил голову. - Да что с тобой такое?

-Ничего, - Ангел взял себя в руки. - Все в порядке. Мы работаем или нет?

-Ты пока только рычишь и дергаешься, - Спайк пожал плечами. - Что такого тебе сказала эта Таннот?

-Ничего, - Ангел истово помотал головой для пущей убедительности и поспешил переменить тему. - Так что там с Глори?

Спайк некоторое время внимательно изучал его лицо, потом опять пожал плечами и сел напротив.

-Гоблины… какие-то демоны… Сумасшедшие. - Он нахмурился. - А я говорил про Дока? Странное создание, и тоже служит Глори. Именно он ранил Дон… и скинул меня…

-И что с ним случилось? - Ангел все еще боялся поднять на Спайка глаза.

-Баффи тоже его скинула, - Спайк прикусил губу. - А потом и сама…

-Спайк, сейчас не время! - Ангел хлопнул ладонью по столу, так, что подскочили книги. - Тогда так сложились обстоятельства, и мы не можем ничего изменить! ТОГДА не можем. А сейчас - можем! Если ты все вспомнишь правильно. Если мы будем все делать вместе и не отвлекаться. И если ты перестанешь распускать сопли по поводу и без него. Так что с этим Доком?

-Он полетел с башни - наверное, умер.

-Ты тоже полетел с башни, - медленно произнес Ангел. - Ты умер?

-Dem!! - коротко выругался Спайк. - Мы не проверили тогда - ну не до того было... Пошли!

-Куда? - Ангел глянул на пронизанные светом занавески. - До вечера еще далеко, и потом, Дон еще в больнице. А мы должны быть дома на всякий случай…

В конце концов, мало ли что наговорило глупое человеческое создание. Во-первых, для вампира в этом нет ничего стыдного - для вампиров вообще мало что бывает позорным или постыдным, грязным или почетным. Один из первых уроков Дарлы, так его восхитивший когда-то - у вампиров нет и не будет морали.

И потом, ведь этого никогда не было.

К вечеру пришел Ксандер. Хмуро глянул на обоих вампиров, уткнувшихся в книги, и сразу прошел на кухню, не произнеся ни слова. Спайк вскинул голову и возмущенно уставился ему вслед; Ангел успокаивающе покачал головой - сам скажет. Каким бы сильным ни было его отвращение, сейчас всем Скуби никуда не деться от помощи отвратительных и грязных вампиров.

-Дон лучше, - Ксандер, появившийся из кухни с пакетом чего-то съедобного, обращался, судя по всему, к вазе на столе. - Завтра мы ее забираем.

Ангел досмотрел до конца веб-страницу с непрерывно капающей откуда-то сверху кровью и только тогда поднял голову.

-Ничего экстраординарного? С Дон?

-Нет. - Ксандер мотнул головой и сунул в рот очередную порцию чего-то хрустящего. - Все в порядке… с Дон.

Спайк встрепенулся, но Ангел поймал его взгляд и снова заставил опуститься на стул. Чем меньше сейчас эмоций, тем лучше.

-А что с Баффи? - он сам удивился, как легко ему далось ее имя. Что-то все-таки сломалось, разрушилось без следа, когда он стоял на коленях на ее могиле. И сейчас это что-то не слишком охотно срасталось… или воскресало…

-Она все еще без сознания, - неохотно выдавил Ксандер и впервые за весь разговор посмотрел на Ангела. - Врачи говорят… последствия травмы.

-Или вашего чертова воскрешения, - негромко произнес Спайк - совершенно спокойно, без лишних эмоций, которых боялся Ангел. А ведь для него тоже что-то разрушилось, вдруг понял Ангел. Только намного раньше, и не на безликой могиле, а рядом с ее телом - без дыхания, без движения, без жизни… - Кто знает, через что она прошла… и откуда вышла. Что говорит Рыжая?

Ксандер промолчал, и в его молчании Ангелу почудились не презрение и нежелание разговаривать с вампирами - а страх. Ему была не доступна ни фанатичная уверенность Уиллоу в своих силах, ни слепая вера Тары в свою рыжеволосую любовницу. Он был один… рядом с мыслью о воскресшей подруге, страхом за нее. И еще, наверное, страхом перед тем существом, которое они вытащили из могилы. Ангел мог бы пожалеть его. Если бы не участие Ксандера в этом воскрешении.

И не окровавленное лицо Спайка в слезах.

-Мы уходим, - Ангел захлопнул крышку ноутбука. - Проверим пару мест, поищем кое-кого. Кто с Дон?

-Уиллоу, - так же неохотно отозвался Ксандер. - И Тара… они вдвоем ее защитят.

-Прекрасно, - Ангел поднялся. - Мы вернемся к утру.

Спайк неслышной черной тенью скользнул за ним.

***

-Где было убежище Глори?

-Я покажу, - Спайк положил руку на крышу машины. - Садись.

-Ты поведешь?! - Ангел широко раскрыл глаза. - Ну уж нет, это - МОЯ машина!

-Но ты не знаешь, где особняк Глори, - Спайк удобно устроился за рулем. - А я знаю.

-Ты можешь просто показать мне дорогу, - Ангел попытался извлечь Спайка из нутра машины - безуспешно… Спайк был словно из стальных пружин, да и кроме того - всякий раз, когда он вцеплялся в его руку, перед глазами вставали синие глаза клятой Таннот.

-Будет лучше, если поведу я. Садись, черт тебя возьми! - Спайк повернул в замке зажигания невесть откуда взявшийся у него ключ, машина покорно заурчала. Ангел оскалился, но обогнул капот и злобно кинул свое тело на сидение. Даже дверью не садануть со всей злости - машина-то своя собственная.

-Все беды от того, что ты никогда не умел водить, - Спайк удовлетворенно прищурился, откинулся на сиденье, разве что не мурлыкнув от блаженства, и мягко повернул ключ. - Расслабься и смотри, как это делает профессионал. Получи удовольствие…

Он что, забыл, куда мы едем и зачем? Он хоть когда-нибудь повзрослеет и наберется ума? Вряд ли может быть что-то страшнее, чем столетний всемогущий бессмертный и безмозглый мальчишка!

А может, и впрямь стоит расслабиться и… Выбора-то все равно нет.

Может, в этом есть свой шик… Своя прелесть - ведь ежедневно и ежечасно сотни людей кончают с собой, находя в суициде выход и свободу, а кто-то - даже особую красоту. Так почему водительское искусство Спайка не имеет права на существование?

Ангел поймал себя на том, что при этой мысли вцепился пальцами в сиденье.

Получить удовольствие…

Может, этот поворот, от которого у него пересохло во рту, вызвал бы аплодисменты у сотен других людей, притом смертных.

Ну да, конечно, они-то не сидели бы рядом со Спайком.

-Спайк, ты… не мог бы вести чуть помедленнее…

-Ага, - Белокурый вампир озорно прикусил нижнюю губу. - Проняло? Я ж знаю, ты всегда ведешь как…

Подобрать должное сравнение он попросту не успел: через дорогу метнулась какая-то тень в балахонистом одеянии, и Спайк наконец-то вспомнил, что в машинах есть тормоз - на редкость не вовремя вспомнил, по мнению Ангела. Дорогой и холеный «ангеломобиль» несолидно подскочил на дороге, жалобно взвыл всеми фибрами своей механической души, по-видимому, взывая к хозяину о защите, и врезался в защитное ограждение боком.

И настала тишина.

В чувство Ангела привело неприятное ощущение. Вернее, даже несколько ощущений - от неудобной позы ломило все тело, и затылок почему-то упирался в крышу. А еще в салоне сильно пахло кровью, дымом и бензином.

Ангел пошевелился, высвободил ноющую руку из-под скособочившегося сиденья и попробовал открыть дверь. Напрасно; дверь была не в лучшем состоянии. Он безуспешно дернул ручку еще раз, высвободил еще и ногу и вдруг осознал, чем грозит ему тяжелый сладкий запах в кабине.

Стекло пришлось выламывать руками и - частично - головой. Рукава дорогого кашемирового пальто превратились в живописные лохмотья, впрочем, как и кожа на руках. Окончательный конец одежде настал, когда Ангел пролез сквозь проделанное отверстие, прокатился по капоту и упал на испещренную осколками фар землю перед машиной.

От такой акробатики нестерпимо заболела голова - мало того, что разбитая, так еще и изрядно попорченная остатками лобового стекла, явно желавшими Ангела оскальпировать. Он некоторое время созерцал темное небо с пятнами звезд, потом со вздохом перекатился на живот. Такое простое движение - встать на четвереньки, а потом на колени - отозвалось гулкой болью в голове и острой - в ободранных руках.

Зато появилась удивительная возможность обозреть высокохудожественную гору металлолома, в которую таинственным образом за пару секунд превратилась его любимая машина. Из-под изуродованного капота выбивались предсмертные струйки дыма, обе двери превратились в гармошку, и лобовое стекло большей частью переместилось со своего обычного места пребывания на асфальт перед машиной. Зато без разбитого стекла была отчетливо видна светловолосая голова автора всего этого безобразия, мирно покоящаяся на руле.

Ангел еще раз тяжело вздохнул и начал подниматься на ноги. С третьего раза ему это удалось, и он снова оглядел останки автомобиля - уже в нормальном ракурсе. Выглядел он ничуть не лучше, чем пять минут назад; только из-под капота показалась угрожающая темная струйка с резким запахом.

-Чтоб тебя! - с чувством произнес Ангел. Водительская дверь, естественно, не открылась, и ему пришлось выволакивать Спайка за плечи через все тоже стекло. Здоровья это коже на руках Ангела не прибавило, и он добавил еще парочку выражений из лексикона Спайка. - Идиот… да чтоб тебя…

Следующие несколько метров до безопасного места за углом дома показались еще более тяжелыми, зато в голове у Ангела стало помаленьку проясняться, и ноющая боль стала уходить. Спайк в сознание так и не приходил, мешком волочась по асфальту и участия в своем спасении не принимая.

-А надо было тебя там бросить… - Ангел поудобнее перекинул безвольную руку через плечо. - А чтобы ты там поджарился….и так и надо тебе… за машину…

От удара о землю Спайк застонал и вяло мотнул головой. Ангел тяжело выдохнул и опустился на корточки рядом - проверить степень повреждений.

Голова белобрысого вампира явно претерпела встречу с лобовым стеклом - светлые волосы были все в крови. Нос и губы были тоже разбиты, но это мелочи; парочка пакетов крови, и завтра будет как новый. Куда хуже, если есть переломы - переломанные руки и ноги, да что там - даже ребра за пару дней срастить не удастся. А значит, и защищать Дон до конца недели придется Ангелу в одиночку.

-Нет, ну что за идиот, - пробурчал Ангел напоследок и принялся тщательно ощупывать Спайка.

Тот не сопротивлялся, по-прежнему в сознание не приходя. В этом были и свои плюсы - в кои-то веки он вел себя тихо, и Ангел беспрепятственно проводил пальцами по всей длине руки, чувствуя скрытую расслабленную силу, прощупывая кости сквозь упругие мышцы. Он принялся уже за ноги, когда Спайк снова застонал, закашлялся и открыл глаза. Ангел тут же руки отдернул, но под подушечками пальцев, внутри тела, в памяти осталось ощущение чужого тела.

-Че-е-орт… - Спайк с трудом поднял руку и потер расцарапанную щеку. - Ангел? А что…

Он замолчал, посмотрел на испачканную в крови руку - и снова на угрюмого и перемазанного грязью Ангела.

-У меня амнезия, - как мог быстро выпалил он. - Я ничего не помню… и я куплю тебе новую машину!!

-Украду, хотел ты сказать, - Ангел вздохнул и тяжело опустился на асфальт рядом. - И нет у тебя никакой амнезии… только слабоумие, а оно врожденное. С каким удовольствием я бы тебя прибил. - Ангел опять вздохнул и поморщился, почувствовав на разбитых губах вкус собственной крови. - Из-за тебя мы потеряли еще день, ты разбил мою машину, и вдобавок меня обозвали педи…

Он осекся, но поздно - Спайк, до этого рассеянно осматривавший ссадины на кровоточащих костяшках пальцев, поднял голову и внимательно посмотрел на отводящего глаза Ангела.

-Кем-кем тебя обозвали?! Педиком? Из-за меня?!

-Да ладно тебе! - от такого напора Ангел тоже начал злиться всерьез. - Выряженный в кожу, крашенный… как из гей-клуба сбежал! Что еще она могла подумать?!

-Ну, конечно, из-за меня, - протянул Спайк, нехорошо прищурившись. - И никак не из-за твоей дурацкой ангельской клички или тонны геля на волосах.

-Не в этом дело! - Ангел окончательно вышел из себя. - Вампиры не бывают гомиками, и если бы твой полоумный Сир вообще хоть чему-то мог тебя научить, ты бы это знал!! Дело в том, что из-за тебя все всегда влипают во всякое… всякие истории по уши!

Спайк гневно прищурил глаза и хотел что-то сказать, но передумал, лишь прошипев сквозь зубы пару ругательств, и начал с трудом вставать, явно намереваясь уйти.

-Будем дальше изображать оскорбленное достоинство?!- зло поинтересовался Ангел, не двигаясь с места. - Или все же перешагнем через свое необъятное «я» и поможем милой крошке Дон?

Спайк добавил еще несколько нецензурных выражений, причем два из них Ангел слышал даже от него впервые; встал по стене, оставив на ней кровавые разводы от расцарапанных ладоней, и искоса глянул на Ангела.

-Семь дней, - он со свистом втянул воздух сквозь зубы. - А потом я тебя размажу вот по этой самой стене!

-Это мы посмотрим, - Ангел криво и крайне недобро усмехнулся в лучших традициях своей неодушевленной половины: нашел на кого зубами скрипеть и скулами играть, щ-щенок... - А сейчас - домой?
[/spoiler]

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:37 | Сообщение # 5
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
День третий

Путь домой занял куда больше времени, чем рассчитывал Ангел. Сначала он сам долго обследовал так и не взорвавшуюся машину, не в силах поверить, что ей уже ничем не помочь. Спайк, который до сих пор пребывал в весьма неуравновешенном и малоприятном для окружающих состоянии и подпирал стенку неподалеку от места аварии, ехидно предложил машину пристрелить; расстроенный Ангел, не слишком выбирая выражения, посоветовал ему пойти и застрелиться самому. Спайк обиженно замолчал, закурил и молча ждал, пока Ангел преодолеет чувство утраты.

Потом выяснилось, что Спайк не может идти нормально - пройдя квартал, он начал немилосердно хромать, правда, ни на что не жалуясь. Еще квартал Ангел пытался не обращать на это внимания; потом чуть ли не силой усадил его около стены и снова ощупал его ноги, теперь уже под аккомпанемент ругательств, заверений, что все в порядке и невнятных угроз. Переломов все-таки не оказалось; максимум, что подозревал Ангел, было растяжение связок. Но после обследования встать Спайк смог только с помощью самого обследователя, а скорость ходьбы вообще упала до минимума. Он предусмотрительно старался двигаться рядом со стеной, придерживаясь за нее рукой, но даже так поминутно оступался, припадал на больную ногу, цепляясь пальцами за стену и шепотом грязно ругаясь.

Ангел тоже шел со скоростью черепахи, при всем этом делая вид, что идет так не из-за Спайка, а потому что ему самому так нравится. Но во всем этом милом спектакле был один фактор, который никуда деть было нельзя.

Рассвет.

Поэтому Ангел дождался, когда Спайк в очередной раз согнулся пополам, усердно делая вид, что что-то ищет под ногами, решительно приблизился и, усилием воли изгнав из мыслей ехидные синие глаза помощника директора Саннидейлской школы, закинул руку светловолосого вампира себе на шею. Он ждал бури возмущения и отвращения со стороны Спайка, но если тот и хотел что-то сказать, то благоразумно оставил это при себе - в конце концов, приближение рассвета он чувствовал ничуть не хуже, чем Ангел. Поэтому он постарался выпрямиться - насколько мог - и даже сам обхватил Ангела за шею.

Тут уж избавиться от всяких дурацких мыслей стало почти невозможно. Ангел перестал дышать, чтобы не чувствовать запах Спайка совсем рядом с собой - крепкий аромат сигарет, кожи и мужского тела. Но от ощущения сильной руки, вцепившейся в свое плечо, так легко избавиться он не мог.

А вы красивая пара…

Чтоб ты сквозь землю провалилась вместе со своим языком, пожелал Ангел глупой девчонке в сотый раз за ночь. И вслед за этой мыслью неожиданно всплыла другая - обжигающая в своей невозможности и притягательности, выпирающая из-под слоя запретов, как из-под черных душных одеял.

Интересно, каково было бы оказаться с ним в постели…

Проклятый принцип обезьяны!!

Ангел судорожно затряс головой, будто бы эта страшная мысль могла выскочить из черепа через уши, и остаться навсегда на ночной улице.

-Ангел? - Спайк слегка сжал пальцы на его плече. От того, чтобы сразу же не отскочить от Спайка на пару десятков метров, Ангела удержало только сознание, что читать мысли идущий рядом вампир пока не умеет.

-Что?! - он с трудом втянул в себя воздух - опять пропитанный запахом Спайка.

-Посмотри, - Спайк потянул Ангела из желтой полосы фонарей в тень. - Вон там…

Там, куда показывал Спайк, стоял человек. Просто человек; просто закуривающий… Ангел только собрался спросить, в чем дело, когда он тоже увидел.

Татуировка на лице. Рисунок не разобрать - слишком далеко, слишком темно, - но…. но…

-Нельзя показываться сейчас, - прошептал Спайк в ухо Ангелу; теперь он буквально висел на его плече, вжимаясь всем телом. - Нам надо куда-то…

Человек осмотрелся, явно настороженно. Оглянулся; снова покрутил головой туда-сюда. Спайк шарахнулся к стене, притягивая Ангела на себя, стараясь слиться с густой тенью; взгляд татуированного человека скользнул по их замершим фигурам, двинулся дальше и вдруг вернулся обратно.

Нам нельзя себя выдавать.

Человек бросил сигарету и медленно двинулся к ним, что-то нащупывая в кармане. Ангел, стиснув зубы, лихорадочно пытался что-то придумать, но мысли кружились в голове бешеным водоворотом, и точно так же, как в водовороте, выплывал на поверхность вместо полезных вещей какой-то мусор…

Думай! Нельзя, чтобы…

Красивая пара.

А каково было бы…

Ангел безжалостно утопил лихорадочную, нездоровую мысль на середине, не позволив ей всплыть окончательно, оформиться в ту самую, чудовищную и неправильную, и в этот же самый момент понял, какую единственную вещь может сделать.

Просто конспирация.

Ничего больше.

Он выдохнул, словно бросаясь в ледяную воду, почувствовал, как настоящий холодный ком смерзается где-то внизу живота и, прежде чем этот холодный ком разросся в целый айсберг, притянул к себе голову Спайка и разом окаменевшими губами прижался к его губам.

Спайк нервно дернулся, попробовал что-то сказать - но смог только чуть шевельнуть губами, и сухое и неловкое действо, которое пытался проделать Ангел, стало больше напоминать поцелуй. Спайк снова вздрогнул, и вдруг разом расслабился. Его рука, все еще мертвой хваткой вцепившаяся в плечо Ангела, медленно переместилась выше и устроилась на затылке, перебирая и поглаживая волосы. Он высвободил губы из-подо рта Ангела и крепче обхватил его за талию свободной рукой.

-Прекрати делать вид, что тебя сейчас стошнит, - с досадой пробормотал он в ухо Ангелу. - Он идет сюда.

Ангел собрался ответить, что его и вправду сейчас стошнит, но не успел - Спайк сам рывком притянул его голову к себе и снова поймал губы. Теперь этот акт можно было бы назвать каким угодно, но только не сухим и неумелым. Губы светловолосого вампира скользили, ласкали, раздвигали и проникали, подчиняли себе, и Ангел опомнился от этого натиска только спустя несколько секунд. Он поймал себя на мысли, что это, как ни странно, тошноту не вызывало, и даже напротив - было почти приятным; он ощутил в своем рту вкус Спайка - и это снова не вызвало должного отвращения. Это было свежим, прохладным и чуть-чуть пощипывающим, как пузырьки в газированной воде, и Ангел успел подумать, что это, наверное, от бесконечных сигарет. А еще спустя мгновение он обнаружил, что активно отвечает, тоже покоряя, сражаясь, лаская и побеждая.

Спайк снова оторвался от Ангела, тяжело дыша, бросил короткий взгляд за его плечо и опять приник к его губам, прижимаясь к нему всем телом все теснее и теснее, обвивая его талию рукой, опуская руку ниже и ниже, сжимая и поглаживая. Ангел невольно ответил ему тем же, вжимая его собой в стену, ощущая мешающую твердость на своем бедре. Он недовольно сдвинулся чуть в сторону от помехи, и внезапно понял, что это была за помеха. И почти сразу понял, что сам давно упирается в бедро Спайка возбужденным членом.

Ангел дернулся, стараясь отстраниться, вырваться, исчезнуть… Пусть это было необходимо, пусть это была конспирация, пусть он принимал в этом постыдном действе посильное участие - но вот то, что сейчас происходило внизу талии, его никак не устраивало! В конспирацию никак не могло входить, что он сейчас хотел окончательно вжать Спайка в стену и…

Не входило!!

Спайк сильнее сжал пальцы, запущенные в его волосы, словно стремясь вырвать клок, и боль все-таки привела Ангела в чувство. Он опять прижал белокурого вампира к стене, на этот раз намного аккуратнее, чтобы не натыкаться бедром на его твердую плоть и, не приведи Бог, самому не прикоснуться к Спайку.

-М-м-м. … Простите, я не могу чем-нибудь вам помочь? - Ангел сосчитал до семи и только тогда прервал поцелуй и обернулся. Парень стоял прямо у них за спиной, в нескольких шагах.

-В смысле? - мурлыкнул Спайк, уютно положивший голову на плечо Ангела и мягко покусывающий его за ухо. - Мы и сами пока справляемся… спасибо…

-Да… я вижу, - парень слегка улыбнулся: спектакль, устраиваемый Спайком, его нимало не смутил - в отличие от Ангела, у которого легкие покусывания за ухо вызывали весьма разнообразные и сильные чувства. - Но я хотел бы предложить вам номер…совсем недорого, и намного удобнее, чем улица, правда?

Он указал назад, туда, где стоял раньше. Под светящейся синей вывеской Hotel, которую вампиры ухитрились не заметить сразу.

-Еще раз, и помедленнее, - Спайк оставил в покое ухо Ангела и даже голову с его плеча убрал; Ангел ощутил одновременно и облегчение, и смутное сожаление. - Ты вообще кто?

-Не знаю, как это теперь называется, - парень пожал плечом. - Просто я тут работаю… ну и вышел покурить… И увидел вас. Ведь вам все равно нужно место для… продолжения? А мне платят, когда я привожу клиентов.

Спайк застонал и зажмурился. Ангел оттолкнул его руку со своих ягодиц и развернулся к парню всем телом.

Этого не может быть. Просто не может быть, потому что не может быть никогда.

-Ну а что у тебя на лице?!!

-Рисунок, - парень удивленно коснулся своей щеки. - Просто логотип… нас заставляют рисовать такие. А вам понравилось?

Теперь Ангел разглядел четко. Просто стилизованное донельзя сердечко на щеке с какой-то хитро выписанной буквой внутри - не то «Л», не то «Д».

Знак Глорифициус, не иначе.

- Спасибо, - он окончательно выпутался из рук ошарашенного Спайка. - Наверное, в другой раз… нам пора идти!

К черту все тут! К черту этот безумный город!!! Тут и в самом деле все разом сошли с ума или он просто отвык за пару лет спокойной, беззаботной, сонной жизни в ЛА?!

Он зашагал вниз по улице, уже совершенно не заботясь о том, успевает за ним Спайк или нет. По большому счету, Ангел был бы абсолютно счастлив, если бы знал, что никогда больше в жизни его не увидит. А еще лучше- забыть этот навязчивый мягкий и резкий одновременно вкус во рту… и тяжесть внизу живота, в том месте, которое целомудренно именуют чреслами… и… и…

И мыслей о том, что могло бы быть, если… если бы парень подошел минутой позже или не подошел бы вообще.

Ангел хрипло зарычал, остановился и с размаху ударил кулаком в стену. Он-то думал, что давно позабыл чувство, когда ты сам себе противен. Думал, что свыкся со стыдом и позором в своей душе. Но сейчас он был готов скинуть с себя, как грязную одежду, все свое тело, так позорно его предавшее; губы, все еще горящие после яростных поцелуев, ноющий член, посмевший желать… черт возьми, кого он посмел желать?! - встрепанные его руками волосы…

Он зажмурился, чтобы выдавить и стереть из-под век удивленные расширенные глаза и чуть влажные губы. Образ пропал; но и видимость тоже, и Ангел на полном ходу вписался в бетонный забор.

В результате он едва не опоздал к рассвету. Ему удалось ворваться в дом уже практически дымящемуся как от еще прозрачных и слабых лучей, так и от бурлящей в нем ярости. К счастью, по пути ему никто не попался - Ксандер был в доме, но спал где-то наверху, поэтому Ангел в полном одиночестве промыл ссадины, наскоро хлебнул крови и отправился в свой подвал.

На середине лестницы он все-таки оступился, подвернул ногу и со всего маху сел на ступеньки, почти не заметив боли в отшибленной части тела.

В подвале был Спайк.

Он сидел на его кровати.

Босиком и без плаща.

***

-Что… что… что…

-Смени пластинку, - угрюмо посоветовал Спайк и потянулся за новой порцией бинта. Только сейчас Ангел заметил аптечку рядом с ним и уже забинтованную лодыжку.

-Что… - снова начал Ангел, поперхнулся и, наконец, взяв себя в руки, завершил мысль. - Что ты тут делаешь?

-Сижу, - Спайк завязал бинт аккуратным бантом. - Протри глаза.

Ангел тяжело встал, цепляясь за перила лестницы, и спустился вниз, приволакивая ногу. Он с удовольствием опять врезал бы по стене кулаком, чтобы прогнать позорные и воистину постыдные мысли, которые родились в его голове при виде Спайка на его кровати; но Спайк был тут собственной персоной, и он стал бы задавать вопросы. С другой стороны, если бы его тут не было, и таких мыслей бы не было тоже… Ангел потер лоб, начинающий ныть то ли от запутанности мыслей, то ли от недавней аварии, то ли еще от чего-то…

Например, от Спайка.

С этим надо что-то делать.

На этот раз Ангел был полностью согласен с внутренним голосом. Выяснить все раз и навсегда, чтобы потом ничто не мешало им работать вместе. В конце концов, это была лишь конспирация, и ничего личного.

-Э-м-м… Спайк?

Спайк что-то не то буркнул, не то рыкнул, пытаясь натянуть ботинок на забинтованную ногу.

-Я бы хотел выяснить все раз и… - Ангел остановился и попробовал взять себя в руки. Вампиру не полагается заикаться, как девчонке, но его сильно смущали и выводили из равновесия прищуренные глаза Спайка, по-прежнему сидящего на его кровати. - Про то, что было… Это…

-ЭТО - ничего не было!!! - рявкнул вдруг Спайк, попирая все законы семантики и лингвистики. - Забудь, понятно?!! И никогда, слышишь, НИКОГДА…

Он не закончил предложения, сгреб с кровати плащ и так и не надетые ботинки и резво проковылял мимо Ангела наверх.

Ангел подумал и все-таки стукнул кулаком об стену.

…приятно…

У него такие губы… и целовать их - правильно, нужно, необходимо. Его рука медленно и привольно движется по телу, по всему телу, и нет нужды и желания останавливать, пока губы ласково касаются губ, и пальцы второй руки сплетаются с дрожащими пальцами; пока он гладит грудь, живот, бедра, ловко и лукаво избегая прикосновения к возбужденной и алчущей плоти. Тело легко принимает правила игры и покорно подается за прохладной ладонью, и губы, слитые с его губами, улыбаются. Он слегка отстраняется, и это - совершенно точно неправильно, об этом настойчиво кричит каждая клеточка уже бесповоротно заведенного тела, но его рука наконец-то ложится точно туда, где ей, видимо, было предначертано быть самим мирозданием, потому что так легко и так огненно горячо от прилившей крови под тонкими влажными пальцами…

Так правильно.

Ближе…

Ангел вздрогнул от резкого скрипа и проснулся. Полежал, не открывая глаз и все еще пребывая в тягучих недрах сна. Такие сны, как и кошмары, редкостью тоже не были - все-таки два раза за столетие активной личной жизнью не назовешь.

Он облизнул пересохшие губы и повернулся на другой бок.

Приятно…

На этот раз кровать не просто заскрипела - она чуть не сломалась от порывистого движения. Ангел дернулся, резко распахнул глаза и уставился в потолок.

Если бы у него могло биться сердце, ему бы уже полагалось выскакивать из груди.

Эротический сон с… с... с ним!

И… и…

Ангел рывком снял свою руку с набухшего и ноющего, словно готового прорасти, холма ширинки и сел на кровати. За сто с лишним лет он не мог припомнить такого позора. Гладить себя в «горячем» сне - как неудовлетворенный мальчишка, как зеленый юнец…

Теперь даже ненависти к себе вызвать не удалось - все погребало под собой, как под теми самыми чертовыми одеялами, неутоленное желание. Это если говорить красиво; а если попросту - плоть болезненно упиралась в жесткую молнию изнутри, требовала свободы, требовала внимания к себе, и ничего романтичного или красивого тут и в помине не было. Это только в глупых комедиях для подростков или в сладких любовных романах такие вещи кажутся смешными; а для любого мужчины, вампира или нет, тут ничего забавного нет.

Ангел вытянулся под тонким одеялом и постарался успокоиться. Подумать о чем-нибудь не возбуждающем, например, о разбитой машине… Идея оказалась плохой - потому что сразу же на ум приходили вещи, происходившие после аварии, и стало только хуже. Ангел до хруста сжал пальцы и вскочил с постели.

Тренировка слегка снизила напряжение. Ангел специально выбирал упражнения и позы, требующие максимального напряжения, концентрации всего тела, каждого мускула, всего сознания без остатка. После получасового комплекса ему удалось привести себя в пристойное состояние - во всяком случае, теперь он мог выйти наверх.

Он отогнал от себя мысль о том, что вампиру достаточно будет лишь слегка принюхаться, чтобы уловить аромат возбуждения, все еще его окутывающий. Деваться все равно было некуда - чтобы окончательно привести себя в норму, требовался не один час... или пятнадцать минут в душе, под холодной водой. Вода все смоет… вода все стерпит. Не в первый раз.

Наверху было все еще тихо. Часов шесть утра. В больницу ехать рано, Ксандер спит, есть не хочется. Ангел осторожно прошел в гостиную за книгами и ноутбуком и замер на пороге.

Спайк спал в кресле, неудобно свернувшись в клубок, кое-как прикрывшись плащом и неловко вытянув на стул поврежденную ногу. Ссадины на лице почти сошли - видимо, он тоже поел после своего бегства наверх, и само лицо было расслабленным и спокойным, словно ему снилось что-то приятное и приносящее удовольствие.

Ангел на цыпочках прокрался к столу, захватил в охапку книги, попытался засунуть ноутбук под мышку и снова посмотрел на Спайка. Тот не проснулся, только чуть пошевелился, выгнулся, сменяя позу, и удобнее пристроил щеку на плотной ткани.

Уже около двери его догнал слабый стон, вроде как от боли. Ангел обернулся, чуть не выронив книги, и застыл столбом.

А ведь раненая нога тут ни при чем…

Действительно, лишь слегка принюхаться, даже без особых усилий…

Едва заметно напрягается тело, и чуть шевелятся губы в полуулыбке, или поцелуе, или в каких-то словах, которые он шепчет там, в своем сне. И снова волна напрягающихся, вытягивающихся струнами мышц…. ритм движения, вечный ритм… И крепкий и темный, как кофе, запах, переплетенный с едва заметным быстрым дыханием…

Ангел сглотнул, с усилием оторвал взгляд от этого захватывающего зрелища. Поспешно отвернулся и вышел, оставив светловолосого вампира наедине со своей жалкой страстью.

Уже в коридоре его почти оглушило страшной мыслью.

То есть как это - наедине?!!!

В таких снах никогда не бываешь один. И он там не один; целуется с кем-то, ласкает чье-то тело и что-то шепчет - тоже кому-то.

И, кажется, Ангел знал, кому.

Он привалился спиной к стене, быстро, словно заклинание, повторил уже ставшую привычной присказку

этого не может быть

и почти сразу же выронил себе на ногу всю стопку книг из рук.

***

Ангел шепотом выругался, чуть не упустил из-под мышки и ноутбук и присел на корточки, сгребая одной рукой книги, наскоро укладывая их в стопку и прислушиваясь к звукам из соседней комнаты.

Мертвая тишина. Невнятные, какие-то сбивчивые звуки - это он просыпается… и резкий, даже яростный скрип кресла - а это он понял, чем только что занимался. Ругань шепотом и торопливые шаги - это…

Ангел не успел сдвинуться в сторону, и Спайк, выскочивший из гостиной, со всего маху споткнулся о его руки. Приземлился он весьма удачно, попутно угодив коленом в стену и локтем - Ангелу в нос.

-Ты рехнулся!!! Больно же!!! - Ангел ухватился за лицо левой рукой, правую он не смог высвободить из-под Спайка. - Ты… ты…

-Какого черта, - свистящим шепотом отозвался Спайк, лелеющий свое колено. - Ты совсем спятил?!!!

-Слезь с меня немедленно!! - Ангел отнял руку от уже начавшего припухать носа.

-А тебя это заводит, да? - зло отпарировал Спайк, не отрываясь от своего колена.

-Что ты несешь?! - Ангел попытался высвободить руку, прижатую Спайком к полу.

-А то ты не понимаешь!!! Посмотри на себя со стороны. Ты прямо дымишься, - Спайк раздраженно дернулся, стараясь встать. - Ниже пояса.

-Что?!! - Ангел снова яростно дернул руку, и тут же получил факты для обороны. - На себя посмотри… это что?!! И это ты меня лапал за задницу!

Спайк на миг опустил глаза, обозрел заметную выпуклость на черных джинсах, глухо зарычал и дернулся, выпутываясь из плаща и ковровой дорожки.

-Для конспирации!! Для конспирации!! А ты мне засовывал в рот язык… фу-у-у…

-А тебе это нравилось! - Ангел, опираясь на выскальзывающие из-под ладоней книги, с трудом сел у стенки. - И сейчас нравится… и ты тоже… язык…

-А ты мне чуть синяков не наставил своим… - полушепотом заорал Спайк.

Подушка врезалась в стену, едва не попав в Ангела.

-Слушайте, ребята, нельзя ли потише, - сонный и раздраженный Ксандер свесился с лестницы. - Идите выяснять отношения в подвал… или на кухню… а лучше к чертовой матери…

Наверху затрезвонил телефон.

***

-М-да… - Ксандер оценивающе цокнул языком и тут же отвернулся.

-Не смешно, - процедил Спайк. - Гребаные врачи.

-Да, - Ксандер невероятным усилием воли задавил в зародыше рождающийся смех, и до вампиров донесся только слабый полувсхлип.

- Просто ужасно, - Ксандер кое-как взял себя в руки и даже снова повернулся к вампирам, демонстрируя абсолютно серьезное и честное лицо. - Но я ведь не виноват, что они хотят вас видеть. Это же вы привезли Дон в больницу, ну и…

Спайк не удостоил его ответом.

С самого момента звонка Ксандер говорил почти извиняющимся тоном и ни разу не вступил со Спайком в серьезные пререкания. Он молча стерпел его взрыв негодования по поводу самой перспективы куда-то ехать солнечным днем, так же молча отыскал мужские вещи, откуда-то оказавшиеся в шкафу Уиллоу и оставил почти без комментариев вид Спайка и Ангела, тщательно укутывающихся в эти вещи.

Ангел натянул шляпу пониже на лоб и сунул за пояс нож.

-Пошли… - Ксандер поспешно встал со стула. - Ты взял ключи?

-Какие ключи? - Ангел приостановился у самой двери.

-От машины… Ты же приехал на машине?

Ангел выдержал паузу, не без удовольствия слушая напряженное сопение за спиной, и покачал головой.

-Машины нет.

-Нет? А на чем мы поедем?! И куда она делась?

Ангел позволил себе еще одну паузу под аккомпанемент виноватого дыхания и пожал плечами.

Дом, еще вчера пустой, наполнился людьми и голосами. Ксандер устанавливал решетки на окнах, Уиллоу засыпала гостиную и холл тонкими полосками порошков и утверждала, что этот мусор - охранная сигнализация, Тара уговаривала Дон сесть спокойно и выпить лекарство.

Ангел наблюдал за всем этим словно сквозь сон. В определенной мере так оно и было - в последнее время спать ему удавалось мало, и сейчас, когда напряжение спадало, усталость накатывала тяжелыми свинцовыми волнами. Спайк, забравшийся с ногами на другой край дивана, для вида вяло листал какую-то книгу; Ангелу даже показалось, что держит он ее вверх ногами.

И ведь не сказать, чтобы день был трудным.

Сначала действительно - масса острых ощущений, вроде начинающих дымиться рук и закручивающихся от жара волос под плотной шляпой. Потом - нудная подготовка документов к выписке и не менее нудные вопросы врача. Когда на выручку пришла Уиллоу, Ангел уже начал выходить из себя всерьез, и сдерживал его, как ни странно, сохранивший присутствие духа Спайк.

Потом была Дон, которая встретила их радостным визгом и поочередно повисела у всех на шее, даже у Ангела, подобного проявления чувств совершенно не ожидавшего.

И под конец, когда уже были готовы все документы и собраны все вещи, были слова врача про Баффи.

...она спит. Все в порядке, все анализы в норме, и раны заживают, но она еще не приходила в себя. Знаете, иногда такое бывает… просто шок, и сотрясение… но все в порядке. Она просто спит.

Может, и вправду плюнуть на все и забраться на два часа в подвал? Стемнеет еще не скоро, и отдых, пусть и короткий, лишним не будет… Ангел уже совсем собрался встать, когда телефон дал о себе знать короткой трелью.

-Да? - Уиллоу, растирающая что-то в ступке, прижала трубку плечом. - Джайлз!!

Она некоторое время напряженно слушала, машинально двигая пестиком, потом обернулась к сидящим вампирам, едва не выронив зажатую трубку.

-Нет, пока ничего, - она, наконец, оставила свое занятие и махнула Ангелу рукой. - Все вроде бы тихо, на нас никто не нападал. Ангел?

Ангел качнул головой.

-Никаких подозрительных личностей? Может, татуировки? Знак Зверя?

Ангел стремительно выпрямился, напрягся и снова помотал головой. Спайк странно не то хмыкнул, не то хрюкнул, боком соскользнул с дивана и поспешно ретировался.

-Да… да, они проверяют. Джайлз, я не могу сейчас…

Она сделала Ангелу страшные глаза и замахала рукой в сторону кухни.

Спайк сосредоточенно наливал в кружку кровь, и появление Ангела воспринял крайне неодобрительно.

-Скоро стемнеет, - Ангел присел на табурет напротив.

Спайк выразил свое согласие несколькими короткими фразами. Ангел сделал вид, что не услышал; побарабанил пальцами по столу. Молчание выводило его из себя, а напряжение становилось почти невыносимым. Какое-то странное чувство, словно… словно тебя включили в розетку и постепенно накаляют. И внутри докрасна нагревается твердый стержень.

Может, это тревога за Баффи. Или усталость. Или нервное напряжение. Или…

-Нам надо идти к дому Глори, - не выдержал Ангел. - Надеюсь, ты ничего на этот раз не разобьешь?

Спайк снова согласился, на этот раз уже в более замысловатых выражениях.

-Да что с тобой такое?!

-Ничего, - Спайк свирепо прищурился. - Ничего.

Ангел снова принялся выстукивать сумбурную мелодию. Спайк мрачно рассматривал облупливающийся с ногтей черный лак.

И черт их дернул вчера…. Ведь все было почти нормально - они уже разговаривали, вместе дрались и работали. Ни о чем не вспоминали и почти не ссорились.

И ведь была масса вариантов. Изобразить драку; прикинуться пьяными или избитыми - причем это не было так уж далеко от истины. Но нет же, у него хватило ума только на самый паршивый способ. Хватило ума испортить отношения, которые и так идеальными не назовешь.

И теперь все чертовски НЕнормально. А впереди еще четыре дня, и Дон уже дома, и…

Надо что-то делать. Осталось только придумать, что.

-Пошли, - Спайк, почему-то уже достигший крайней степени раздражения, сильно хлопнул ладонью перед самым носом Ангела - так, что зазвенела и чуть не слетела пустая кружка на краю стола. - Дрыхнуть надо было днем.

***

-Ты уверен, что это убежище Великой Адской Богини Глори? - Ангел слегка толкнул ботинком золотистую элегантную босоножку на высоком каблуке, одиноко валяющуюся посреди узорчатого ковра.

-Уверен, - буркнул Спайк, внимательно осматривая комнату. - Этого места я долго не забуду.

-М-м-м, - Ангел оставил в покое обувь, опустился на колени около невысокой кушетки и заглянул под нее. - А похоже на будуар дешевой шлюхи.

-Что, часто приходится бывать там? - язвительно прокомментировал Спайк, непонятно зачем сдернул с кресла кокетливое красное платье и швырнул. Попал на кушетку, при этом задел и спину стоящего на коленях Ангела.

-Ты о чем? - Ангел вытащил из-под кушетки подозрительную вещь, которая при рассмотрении оказалась сестрой золотистой туфли и, не глядя, откинул ее назад, на звук голоса.

-Мать твою, ты что, рехнулся?!!!

-О, я попал в тебя, - удивленно отметил Ангел и удовлетворенно улыбнулся. - Надо же… быть таким неловким. Так что ты там говорил?

-Я говорил, что тебе бы понравилась Глори, - Спайк отправился в дальний угол комнаты. - Хоть и дешевая… но у тебя ведь нет лишних денег на шлюх, верно?

-Что это тебя на секс понесло? - Ангел поднялся и тщательно отряхнул колени. - Сначала трахаешься с кем-то во сне, потом о шлюхах заговорил… Проблемы?

Спайк остановился, словно налетел на стену, потом медленно повернулся.

-Ты о чем?!!

-О тебе, - Ангел с показным тщанием обследовал шкаф, демонстративно не глядя в сторону Спайка. - Ведь это ты спал в кресле в гостиной? Фу-у, Спайк, а я в него чуть было не сел… А кто тебе снился? Дай угадаю… Глори?

-Грязный ирландский ублюдок, - севшим голосом пробормотал Спайк, даже позабыв надеть на лицо маску равнодушной надменности; Ангел снова с глубоким удовлетворением отметил, что у вампира даже брови поднялись обиженным домиком. - Ты за мной подсматривал?

-Нет необходимости, малыш, - Ангел опять небрежно отвернулся и заглянул за шкаф, откинул занавеску и выудил еще один откровенный наряд. - От тебя же до сих пор несет твоим…

Он слишком увлекся. Слишком уж легкой казалась добыча и сладкой - месть: с таким же чувством он когда-то сводил с ума юную Дру и играл людскими судьбами. Поэтому Ангел сильно удивился, когда вдруг створка шкафа оказалась прямо перед его глазами. Чересчур близко и совершенно не по плану.

-Что ты, черт тебя, дери… - Ангел с трудом приподнялся на руках, поливая пол вокруг кровью из разбитого лба, и попытался встать. Сквозь алые струйки, застилающие глаза, успел рассмотреть разбитый стул, угодивший ему по спине, потянулся к нему и снова ткнулся носом в пол. На этот раз в спину уперся ботинок.

-Не трепли лишний раз языком, - жестко проговорил Спайк, стоя над ним.- Я тебя предупре… о-оо-й…

Ангел резко провернулся под его ногой, прихватив сгибом локтя щиколотку. Несколько секунд он выиграл, пока Спайк ошеломленно барахтался на полу, но льющаяся по лицу кровь все-таки сильно мешала, и окончательной и быстрой победы не вышло. Следующие несколько минут они ожесточенно катались по полу, с переменным успехом оказываясь то внизу, то наверху, время от времени выдавливая из себя ругательства или оскорбления - когда хватало дыхания.

Финал настал, когда два извивающихся тела докатились до стены. Ангел дернулся, чтобы в очередной раз скинуть Спайка назад и очутиться сверху, но места для маневра не обнаружил.

- Проси прощения, - Спайк сглотнул и перевел дух, - совершенно как драчливый подросток, - по-прежнему зажимая Ангела в кольце рук.

- Не дождешься, - сообщил ему Ангел, тоже сглотнул, втянул воздух через зубы и рванулся изо всех сил. Какое-то время ему казалось, что уловка удалась, но в итоге Спайк вжал его в стену еще плотнее и закинул сверху ногу, окончательно лишив возможности двигаться.

- Я сказал, проси прощения, - Спайк торжествующе улыбнулся. - Можно в письменном виде…

Он осекся, когда понял, - ненамного позже Ангела, - в каком положении они оказались. Поза не оставляла места фантазии, - и притвориться, что это не его напряженный член под чересчур тонкими джинсами прижимается к ощутимой выпуклости в паху Ангела, не было никакой возможности.

Спайк неуверенно пошевелился, словно собираясь убрать ногу; Ангел зажмурился, словно ожидая, что вампир на нем исчезнет, как мираж, облизнул губы и снова открыл глаза.

Они рванулись друг к другу почти одновременно, стукнулись лбами до разноцветных пятен под зажмуренными веками; жадно и жестко, как давние любовники, сплелись языками.

Слабый вкус крови - от чьего-то прикушенного языка; странным образом пересыхающие губы, стоит только оторваться на мгновение, - и нарастает, нарастает пульсация под тканью брюк. Ангел застонал, не в силах остановить нетерпеливые толчки бедер, несмотря на ноющую боль от жесткой ткани; Спайк тут же откликнулся ответным движением, почти наваливаясь сверху, и еще одним поцелуем, уже более обстоятельным, более уверенным.

….приятно? да это просто невероятно…

Ангел попытался уверить себя, что это неправильно; и глас разума, и без того не слишком громкий и внятный, потерпел позорное поражение в сражении с этим бархатно неторопливым языком, изучающим его рот изнутри, задающим ритм, касающимся и сплетающимся…

Ему удалось удержаться на последнем движении к освобождению. Он с усилием оторвался от умелых губ, утихомиривая стонущее от разочарования тело. Отвернулся, жадно ловя воздух влажным ртом - примитивно, но действует.

Спайк, тоже задыхающийся, скатился в сторону и сел рядом. Ангел, не вставая, привалился плечом к стене: и так было понятно, что драка себя уже исчерпала.

-Что… это такое было? - выдавил Спайк в перерыве между вдохами.

-Угадай с трех раз, - нужная доля сарказма в голосе у Ангела не вышла - слишком сильным еще было желание. - Могу даже подсказать…

Спайк безнадежно выругался и обхватил колени руками.

-Я же никогда не… Даже мысли такой не было, - пожаловался он неизвестно кому. - Что ты там говорил насчет того, что вампиры не бывают педиками?

-Не бывают, - мрачно подтвердил Ангел. - Это всегда просто секс… все равно с кем…

-Хоть это радует…

Он замолчал и принялся сосредоточенно соскребать ногтем старое пятно с плаща. Ангел отыскал оторванную в драке, - или в приступе страсти - пуговицу с рукава многострадального пальто и попытался примотать ее обратно.

Надо что-то делать.

-Надо что-то делать, - эхом прозвучал голос Спайка. - Это же ненормально, черт тебя подери…

-Почему меня? - автоматически отозвался Ангел, слишком погруженный в свои мысли.

Ненормально. Как навязчивая идея…

Навязчивая идея...

-Я знаю, что это такое!!

-Я тоже знаю, - ядовито сказал Спайк, отвлекаясь от своего чрезвычайно важного занятия. - Могу объяснить в двух вариантах - цензурном и не очень.

-Заткнись, - отмахнулся Ангел. От радости открытия у него разом поднялось настроение. - Это называется незаконченный гештальт.

-?!

-Говорили тебе, учи немецкий, - не упустил момент Ангел. - Незаконченное действие, другими словами.

-И что это значит? Если то, что ты сошел с ума, так я всегда знал…

-Если бы ты читал хоть что-то, кроме порножурналов, ты бы понял, - едко прервал Ангел. - Мы начали тогда, ну, в подворотне…

-ТЫ начал, - машинально вставил Спайк. - Это ты ко мне полез…

-...и не закончили. Поэтому это преследует нас… в снах и вообще, - Ангел неопределенно повел рукой. - Как невыключенный утюг, понимаешь?

Спайк внимательно посмотрел на оживленного Ангела и слегка нахмурился.

-Какой утюг?

-Это я фигурально, - не выдержал Ангел. - Черт возьми, ты говорил, что был писателем! Что у тебя с воображением?!

-Ладно… проехали, - кивнул Спайк. - А что твоя идея нам дает? В практическом плане?

-Гештальт… тьфу ты, действие должно быть завершено! - торжествующе объявил Ангел. - И тогда навязчивая идея пропадет!

-Ты меня не понял, - Спайк помахал рукой у него перед лицом. - В практическом плане! Что мы должны делать?

Ангел коротко объяснил, не до конца веря, что это именно его язык произносит такие вещи и не отсыхает; и на этот раз Спайк обошелся без вопросов и уточнений, потому что временно утратил дар речи.

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:39 | Сообщение # 6
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
День четвертый

-Один раз, так? - в сотый раз уточнил Спайк. - И потом все пройдет? Навсегда?

-Конечно, - в сотый раз уверенно солгал Ангел. На самом деле он не был так уверен… он никак не был уверен, потому что будь все так просто, на кой черт нужны бы были миллионы психотерапевтов по всему миру? Но тогда, в особняке Глори, это казалось неплохим вариантом во всех отношениях.

Сейчас, в доме Саммерс, Ангелу начинало казаться, что что-то не так. Что-то он упустил или не учел; попросту просмотрел в тумане неудовлетворенности.

Спайк, похоже, чувствовал себя так же глупо. Сюда они не просто шли, - буквально мчались, в каком-то предвкушении и нетерпении, и все, о чем намеренно грубо сказал Ангел, было вполне реальным и выполнимым. Но теперь в тихом и запертом подвале время словно остановилось, и они стояли на внушительном расстоянии, ничего не говоря и делая вид, что не замечают друг друга.

-На… начнем? - Спайк прочистил горло. - Я просто хочу наконец избавиться от этого… так как?

-Конечно, - с готовностью подтвердил Ангел и не двинулся с места. Он уже в который раз за последние полчаса старался призвать на помощь весь свой небогатый опыт отношений с мужчинами, но на данном этапе ничего полезного не обнаружил. Ему ни разу не приходилось соблазнять или хотя бы обихаживать тех вампиров, которых предлагала ему Дарла; даже укладывать их в постель необходимости не было - они превосходно знали, что от них требуется, и явно по своим знаниям превосходили неопытного полупьяного вампира.

Но сейчас из них двоих более опытным был совершенно точно он, и это знание уверенности не прибавляло, более того, в какой-то момент он почти почувствовал себя сутенером, соблазняющим наивного юношу. И то, что к Спайку никак нельзя было применить ни «наивного», ни «юношу», ситуацию нисколько не облегчало.

Спайк отвернулся от неподвижного Ангела и что-то нервно простучал костяшками пальцев по изголовью кровати.

-Иди… сюда, - с запинкой потребовал он, не оборачиваясь. Ангел неуверенно приблизился, остановился в полушаге от замершей напряженной фигуры; Спайк резко обернулся, полоснул Ангела прищуренным взглядом, как шпагой, и порывисто обхватил его за шею, с силой пригибая к себе.

-Куда тянуть… - его дыхание пахло горьким сигаретным дымом и чем-то зимним и свежим; и таким же оказался его вкус, когда он нарочито грубо ворвался языком в рот темноволосого вампира. Ангел с прорвавшимся облегчением сжал его плечи в руках, инстинктивно отвечая такой же яростью, до крови прикусив нижнюю губу и запрокидывая ему голову. И почти сразу, даже сквозь жгучий туман разом очнувшегося сладострастия, почувствовал его растерянность и разом пропавший пыл.

-Ничего… - Ангел, пересилив желание, заставил себя выпустить его губы и отстранился, заглянул в голубые глаза - напряженные и почти перепуганные.

Какой тут к черту опыт…

Он снова приблизился к заострившемуся настороженному лицу на расстояние поцелуя, дал ему ощутить свое дыхание на щеке и медленно коснулся губами холодной кожи, - кончик носа защекотали длинные ресницы; снова отодвинулся и накрыл его рот своим.

Это действие было уже пройденным этапом и потому успокаивало. Ангел, еще минуту назад сам готовый грызть от растерянности ногти, сейчас неспешно стирал губами дерганую нервозность белокурого вампира, недвусмысленно давая понять, чего именно он хочет.

Они хотят…

Хотят уже вместе - и от этого никуда не деться.

И это снова становилось реальным; более того - единственно возможным.

Они как-то оказались на кровати, продолжая целоваться; в какой-то момент Ангел снова попробовал подключить свой опыт и решил, что неплохо было бы раздеться. От плаща, так же как и от рубашки Ангела, удалось избавиться быстро, даже не прерывая процесса и не отрывая пуговиц. С остальным дело обстояло сложнее. Спайк наклонился к многочисленным застежкам на ботинках, второпях путаясь в них дрожащими пальцами, Ангел некоторое время просто смотрел на сильную спину перед ним, обтянутую черной футболкой и на четкий рисунок позвонков.

Еще ведь не поздно… Просто встать; просто уйти... Сейчас.

Он приподнялся на кровати, готовясь уйти, но вместо этого почему-то обнял ладонями тонкую талию и скользнул по напружиненным мускулам вверх, высвобождая дешевую ткань из-под ремня. Спайк, почти расправившийся с ботинками, замер и не двигался, на удивление послушно отклоняясь назад, пока Ангел стягивал футболку с плеч.

Снова рядом, и это было странно похоже на недавний сон: постепенно нарастает возбуждение, и вкус во рту уже окончательно смешался с его собственным, и ласкающая щеку рука будто создана для прикосновений… И пути назад уже нет.

Они вели себя как невинные подростки, впервые оказавшиеся в одной постели. Поцелуи были уже знакомой и безобидной территорией, и оба вампира почти не размыкали губ, и пальцы скользили по коже, по волосам, целомудренно не опускаясь ниже плеч…

Страх и страсть. Почти одинаково звучащие и неразличимые поначалу - и сосущая тяжесть под ложечкой, и мурашки, волной пробегающие под кожей и замирающие где-то в районе поясницы, и пересыхающие губы… Ничего этого и в помине не было, когда рядом была Дарла. Она смыкала своим гибким телом разрыв между двумя мужчинами, поочередно лаская и игриво заводя, дразня их обоих. А потом просто незаметно отступала и наблюдала…

Ангел мельком вспомнил все это - и снова не нашел в этом никакой пользы. Кого-кого, а Дарлу он точно не хотел бы сейчас тут видеть… и с этим делом он определенно собирался справиться сам.

Вот только…

-Ты уверен, что понимаешь, что мы делаем? - выдохнул Ангел, отстраняясь, и тут же понял, что вопрос был глупым. Глаза у лежащего рядом вампира были уже совершенно безумные и затуманенные: он лихорадочно сглотнул и коротко задумался.

-Да…. Нет… Черт, Ангел, это обязательно решать сейчас?

-Потом, - с облегчением согласился Ангел. Руки сами собой вернулись на уже ставшее привычным и уютным место на белокуром затылке.

После этого как-то сразу стало ясно, что пора избавляться от брюк. Не сговариваясь и опять не разнимая губ, они принялись спешно расстегивать неподатливые молнии друг на друге, почти сразу запутались в руках и дружно расхохотались.

Дальше Ангел снова зашел в тупик. То, что Спайк никак не был похож на тех вампиров, с которыми ему приходилось иметь дело, он уже успел понять. К тому же было очевидно, что Спайк оказался в постели с вампиром мужского пола впервые. А значит, и право первого шага почетно предоставлялось Ангелу. Он припомнил единственный фильм на подобную тему, весьма скверного качества, еще на фабрике просмотренный им вместе с Дру, и решительно двинулся вниз. Спайк вцепился в его плечи мертвой хваткой, не то желая подбодрить, не то пытаясь остановить.

Вряд ли это смертельно… и может быть, не так уж противно…

Если это и было смертельно, то действовало явно не сразу - во всяком случае, секунды шли, и ничего не происходило. Более того, Ангел даже ожидаемого унижения или попрания своего достоинства не чувствовал. Это было… любопытно, интересно, ни на что не похоже и необычно, но никак не противно. Бархатисто и гладко, нежно и твердо одновременно, шелковисто, чуть солоновато и слабо вздрагивающе…

А еще это было возбуждающе.

Волна новых открытий настолько увлекла его, что он не сразу заметил реакцию Спайка на свои действия. Вернее, ее отсутствие.

Он даже не сразу понял, что пальцы Спайка все так же каменно сомкнуты на его плечах, а сам вампир ни разу не шевельнулся, даже не вздрогнул с самого начала ласк. И это было странно, а вообще-то - даже оскорбительно. Мало того, что он никак не оценил всю сложность такого шага для Ангела - он решительно отказывался реагировать на происходящее, вытянувшись на кровати, как истукан, хотя ему полагалось стонать, что-то кричать по-немецки или хотя бы призывать Господа. Ангел был готов спустить ему с рук весь немецкий язык, с которым Спайк был явно не в ладах, обращения к Богу, пусть даже в такие моменты, для вампира ничем хорошим не заканчивались, но хотя бы на простые стоны и крики он мог рассчитывать! Эта мысль окончательно смыла все еще оставшиеся предрассудки, Ангел крепче сомкнул руки на его бедрах и уверенно двинул языком.

Это оказалось еще и увлекательно - как игра или как бой, где важно было победить во что бы то ни стало. Настойчивость и воля к победе тут тоже неплохо действовала, и очень скоро бальзамом на самолюбие Ангела пролился первый всхлип и судорожное рваное движение-толчок. И через собственное возбуждение пришло запоздалое понимание - да он просто испуган, этот стодвадцатилетний бессмертный мальчишка, испуган так же, как и любой юнец, слишком стремительно затащенный в постель. Слишком уж резво; слишком быстро и решительно.

Но пути назад уже нет…

Толчки навстречу усилились, всхлипы наконец перешли в положенные стоны и даже короткие, словно захлебывающиеся, вскрики, и Ангел с опозданием понял, что это означает, но, даже поняв, отстраняться не стал. Приник ближе и плотнее стиснул руки на твердых мускулах, в непонятном порыве оберегая лежащего перед ним вампира, задыхающегося и уязвимого в судорогах оргазма.

Доверившегося ему вампира…

-А у нас все-таки проблемы… - Ангел легко пробежался пальцами по стройному бедру лежащего рядом вампира. Ему стоило больших трудов сдерживать набухшую плоть и все возрастающее желание, но и сразу набрасываться на расслабленно вытянувшегося Спайка, он тоже не хотел. - Ты и пяти минут не продержался… как это, интересно, называется?

Спайк, не отлепляя щеки от подушки, лениво улыбнулся.

-Это называется «Рождество бывает чаще»… Не думал, что ты решишься.

-Мы же договорились! - притворно возмутился Ангел. Его пальцы ненавязчиво перешли чуть выше - к мускулистому животу. - И… тебе же понравилось?

-Неплохо, - признал Спайк, до сих пор не соизволивший поднять голову. - Теперь твоя очередь, так?

Он перекатился на живот и раскинул руки.

-Можешь приступать.

-Что?- от такой прямолинейности Ангел даже убрал руку, вольно бродившую по телу Спайка. - И ты не собираешься мне помогать?!

-Тебе нужна помощь? - Спайк вывернул голову и внимательно посмотрел из-под опущенных ресниц вниз. - Вроде бы нет…. но если понадобится - обращайся.

Некоторое время Ангел уничтожающе смотрел на распростертую перед ним обнаженную фигуру, но жгучее желание все-таки возобладало над справедливым возмущением.

Подготовка много времени не заняла. Ангел поздравил себя за предусмотрительность, которая заставила его украсть один из флаконов с ароматическим маслом, забытый Уиллоу после создания магической сигнализации. Спайк за процессом подготовки наблюдал все так же расслабленно, даже головы с подушки не отрывая, - на удивление легко отвечая на касание рук, покорно, почти не поморщившись, впуская в себя масляные пальцы, приподнимаясь и опускаясь, когда нужно. Более-менее бурной реакции выведенному из себя Ангелу удалось добиться, только когда он отобрал для своих целей подушку из-под щеки Спайка.

-Мне так неудобно!!- возмутился вампир, вцепляясь в подушку мертвой хваткой.

-Тебе скоро еще не так неудобно будет, - зловеще пообещал Ангел, выдрав-таки подушку; рывком притянул к себе его голову, крепко поцеловал, сплетая воедино движения скользких пальцев с ритмом губ - и явственно ощутил… заинтересованность? Это определенно можно было назвать заинтересованностью - Спайк заметно выгнулся под его руками, вцепился в простыню, словно пытаясь высвободиться.

-Что-то случилось? - невинно поинтересовался Ангел, убирая руку. - Тебе нужна… помощь?

Спайк ответил… в переводе его реплика обозначала, что нет, помощь не нужна, но не мог бы Ангел поторопиться, потому как у него мало времени, и он хочет спать. Ангел усмехнулся про себя и переместился на вытянувшееся тело, одной рукой обняв плечи, а второй приподнимая бедра.

-Тебе лучше расслабиться, - мягко прошептал он в самое ухо. - Будет легче.

Спайк что-то буркнул про то, что под таким бугаем расслабиться не получится и вообще, как бы его тут не раздавили, вывернул голову так, чтобы видеть Ангела хоть одним глазом и недовольно пошевелился под тяжелым телом, Ангел ощутимо куснул его за плечо и продвинулся вперед.

Спайк непроизвольно зажмурился и придержал дыхание; и так же замер и Ангел, не двигаясь и чувствуя, как начинают ныть от веса собственного тела руки.

-А знаешь… почти не больно, - Спайк приоткрыл один глаз. - Дальше…

Ангел начал движение - осторожно, словно шел по канату.

Шаг… и еще один, мягко и плавно, как в танце. Хриплый вздох, и эхом - еще один. Еще чуть-чуть - и уже можно расслабить дрожащие от напряжения руки, снова дать им оплести это красивое тело, принадлежащее ему. Прикоснуться губами к гладкому плечу, сдерживая сумасшедшее биение в горле, в груди, во всем теле от бешено пульсирующего члена; приучая замершее в ожидании тело к своему размеру, привыкая к умопомрачительной тесноте вокруг…

И отступить.

Скользнуть языком по напряженной шее - и качнуться. Пробраться рукой между вдавленным в кровать телом и сбившейся простыней - и качнуться. Найти пальцами твердые соски - и, наконец, ощутить отклик, упругое сжатие, движение навстречу…

Дрожит в горле сбивчивое дыхание, и дрожат стрельчатые тени от ресниц на щеке; дрожат блики свечей на высоких скулах, блестящих от пота…

Какие свечи? Тут нет свечей… нет ничего, кроме тусклой лампочки под потолком; ничего, кроме старой кровати; кроме ненужного хлама…

Ничего, кроме него. Нет ни минут, ни секунд… и непонятно, сколько времени длится это медленное безумие.

Был момент, когда пропала необходимость сдерживаться и медлить. Когда движения стали резче, а толчки глубже; когда тело наконец смирилось с вторжением и перестало откликаться болью на осторожные покачивания Ангела, и белокурый вампир уже не закрывал глаз, нетерпеливо приподнимаясь навстречу. Когда он вдруг глухо застонал сквозь стиснутые зубы и вскинулся на кровати, почти опрокидывая Ангела на спину.

Ангел удержал скользнувшие вниз руки светловолосого вампира, обвил свободным бедром его ноги и снова начал двигаться. Неспешно, преодолевая недостойное нетерпение…

Спайк застонал. Сперва едва слышно, стараясь высвободить руки; потом громче - Ангел не выпускал стиснутых запястий. Спайк зашипел и изогнулся, вжался сильнее…

Пальцы скользят вниз по гладкой груди, по твердому животу - быстро, чтобы не дать опомниться; ладонь жадно зарывается в жесткие завитки и ласкает вздыбленный член властно, почти грубо. Вскрик; и судорожно сжимаются сильные мускулы вокруг него, и перед глазами все расплывается - от разом пронизавших поясницу раскаленных иголок. Перед глазами вспыхивают искры, но сквозь них видно, как ловит губами воздух Спайк, отчаянно пытающийся удержаться…

Не выйдет.

Прижать его бедра еще крепче, к себе, вжать в себя; и обнять непослушной ладонью упругий вздрагивающий ствол, чувствуя, как стремительно увлажняется рука, и как лихорадочно сжимается и разжимается кольцо плотных мышц вокруг собственной напряженной плоти. Кружится перед глазами комната, и волна чего-то непереносимо острого, сияющего и почти болезненного пронизывает все тело; скручивает, вытесняя из перехваченного горла крик, отпускает, чтобы тут же накатить снова…

И наконец милосердно оставляет их, одинаково задыхающихся и обессиленных.

…что же, интересно, мы наделали…

Время еще не успело проснуться и окончательно вступить в свои права, поэтому Ангел не знал, сколько времени он лежал вот так - без сил и без желаний, чувствуя только сладостную пустоту и умиротворенность внутри, гладкость чужого бедра под своей рукой, и тяжесть белокурой головы на своем плече…

Взъерошенный светлый затылок был всего в нескольких сантиметрах от его лица, и, когда Ангел открывал глаза, он видел эти чуть влажные волосы - немного неровно подстриженные и местами небрежно прокрашенные.

Конечно, ведь в зеркале ему не видно…

Почему-то ему было важно узнать, жесткими или мягкими были эти встрепанные - его руками - пряди, но он не мог вспомнить, хотя за последний час не раз касался их и руками, и губами.

Казалось бы, чего уж проще - просто наклониться вперед или дотянуться пальцами; но он знал, что оживает вокруг не только время. Скоро напомнят о себе и угрызения совести, и чувство вины, вытесненные напором возбуждения и робкий пока ужас от того, что они совершили…

А прав, сто раз прав был тот венский пройдоха… и насчет вытеснения и комплексов, и насчет того, что люди способны думать только об одном…

Это будет потом. Может быть, через час; или через два. Когда непостижимое безумие, что произошло между ними, окончательно уйдет за непробиваемую стену минут и часов, в прошлое. Когда он снова станет Ангелом.

Ну и пошло оно все к чертям! Навредить себе сильнее, чем полчаса назад, все равно уже невозможно.

А раз так, то пока можно делать все, что угодно. Чтобы потом и жалеть об этом на полную катушку.

Ангел в сотый раз чертыхнулся про себя, все-таки дотянулся до светлого затылка и зарылся в него губами.

Мягкие. А ведь, оказывается, он это помнил. Мягкие, влажные и слегка пахнут чем-то хвойным. Наверное, от шампуня или той дряни, которой он их прилизывает.

-Спайк…

-Нет, - Спайк откликнулся без промедления, и весьма решительно, но не двинул ни единым мускулом. - Нет.

-Ты хочешь сказать, что ты не Спайк? - Ангел даже фыркнул от такого предположения. - Тебя… тебя подменили?

-Просто заткнись, хорошо? - перебил его Спайк с ноткой раздражения. - Не хочу тебя слушать!

-Да?

-Это неправильно…. это отвратительно… черт, я сам это знаю! Но я не хочу тебя слушать сейчас, и не буду… я буду жалеть об этом потом. Поэтому заткнись, ладно?

Ангел позволил себе уткнуться в этот возмущенный затылок лицом и немного похихикать. В конце концов, не так часто удается переиграть Спайка, и можно позволить себе маленькую вольность… И пожалеть о ней, конечно - но тоже потом.

-Так вот о чем ты думаешь, - Ангел слегка погладил выступающую кость, обтянутую тонкой кожей. - Интере-есно…

-Вот как? Скажи мне, что ты думаешь не об этом, - Спайк слегка дернул бедром. Вроде бы невзначай или от раздражения, но рука Ангела чуть-чуть сползла ниже.

-Вообще-то я хотел сказать спасибо, - небрежно сообщил Ангел. Ниже, так ниже - он легонько, самыми кончиками пальцев пробежался по чувствительному местечку между бедром и животом. - Но раз ты считаешь, что это было отвратительно…

-О… - Спайк замялся и вроде как смущенно потерся щекой о плечо, на котором лежал. - Это было неплохо… понимаешь… черт, это было почти круто… но ведь это…

-Не надо, - негромко произнес Ангел почти ему на ухо. - Давай пока остановимся на том, что это было круто… и, кстати, ты тоже можешь сказать мне спасибо…

-За лучшую ночь в твоей жизни? - теперь тихонько захихикал уже Спайк. Ангел прижал его к себе чуть сильнее, просто чтобы волосы не щекотали плечо.

-Не льсти себе, мальчик, - он снова коснулся губами душистого затылка… просто потому, что это было приятно. - Хотя в первую десятку она все-таки войдет…

-Десять раз?! За последние сто лет?! Я чего-то не знаю?! Колись, Ангел…

-Будешь дерзить, сильно пожалеешь, - пообещал Ангел и в наказание убрал руку. Спайк снова засмеялся, откинулся назад и сильно изогнул шею.

Да… Целоваться в таком положении было неудобно, зато удивительно приятно. Жар, с которого все и началось, исчез, уступив место сладкой неторопливости и чему-то, похожему на нежность.

И его губы… ох, черт, похожие на цветочные лепестки или что-то в этом роде, шелковистые и бесконечно ласковые… его пальцы на коже, осторожные и легкие, как крылья нарядной бабочки… И черт, черт, тысяча чертей со всем этим, если до немоты не хватает обычных слов, и он говорит, как поэт, хотя поэт - это тот, с кем он целуется…

Он настолько красив… почему-то это бросается в глаза только сейчас, когда уже можно подводить итог взаимной терапии. Может, это потому, что он не ехидничает и не ругается… а он и не может, потому что его язык занят… не строит из себя неизвестно кого... Кстати, надо будет спросить потом, кого он из себя все время изображает… он расслаблен и не ищет подвоха… он почти нежен…

Боже мой, а если это и есть - он?!!! Настоящий Спайк?!

Спайк напоследок слегка куснул его за язык и отстранился.

-На сегодня хватит, я думаю, - он снова уютно устроил голову у Ангела на груди и даже немного поерзал, устраиваясь поудобнее. - Это было круто, никто не спорит, но это было утомительно. Я спать хочу…

***

Ангел совершенно не помнил, когда заснул. Ему казалось, что он так и лежал, невидяще уставившись в светлые волосы перед глазами, и прикрыл глаза только на секунду. Но, наверное, все-таки дольше - потому что когда он открыл их, в постели он был уже один.

Он успел порадоваться, что это был всего лишь глупый сон. Потянулся, скидывая с себя одеяло…

Стоп!

Какое одеяло?

Ангел резко сел, отбрасывая от себя легкую ткань. Все эти дни, которые он провел в Саннидейле, он спал одетым. Просто на всякий случай, чтобы не пришлось тратить время еще и на одевание. И ненужное одеяло лежало где-то в ногах - ни к чему укрываться, если ткань все равно не в силах согреть тело, а иллюзию защищенности прекрасно создавала и одежда.

Но сейчас на нем не было никакой одежды. Зато было одеяло, заботливо накинутое на голое тело.

И стоило заглянуть под него… на гостевые простыни Уиллоу, чтобы понять - сон был не совсем сном… Вернее, совсем не сном.

Ангел застонал про себя и поспешно принялся собирать одежду. Не сложенную, как обычно в ЛА, на стуле, и уж тем более не убранную в шкаф, а беспорядочно раскиданную по комнате.

Позор. Просто позор; и других слов не стоит и искать. Сначала Дарла, сейчас Спайк… может, поискать Дру? Если уж взялся систематично трахать всю семью.

Ангела передернуло не сколько от грубого слова, так ему несвойственного, сколько от какого-то несоответствия. Ему не хотелось называть то, что случилось, так… грубо? Так просто?

А чего бы ты хотел? Соплей умиления? Глупец; можно поздравить - это безобразие снова сошло тебе с рук, и сейчас ты всего лишь мучаешься угрызениями совести, а не бросаешься искать и убивать своих друзей. А ведь неплохое разнообразие в череде правильных дел, так? Спасать, раскаиваться и искупать; а в перерывах можно и потрахаться. На десерт, так сказать.

Ангел снова вздрогнул от мерзкого чувства, которое пробрало до костей.

В глубине души - той самой, чудом сохраненной - он был благодарен Спайку. За секс… что бы он ни говорил, это было остро и незабываемо, это было почти волшебно, и недавнее приключение с Дарлой, что называется, и рядом не лежало.

Не лежало… Ангел цинично оскалился, правда, кривая усмешка сползла с лица быстрее, чем ему хотелось.

За секс… За нежность и естественность, за ту неправильную правильность… За те беззаботные минуты, когда они просто лениво лежали рядом и разговаривали, шутили, смеялись и целовались.

Но самое главное - за то, что Ангел проснулся один. Сейчас он был слишком занят выяснением отношений с собой, чтобы видеть рядом еще и Спайка. Тем более что, скорее всего, тот сам был занят поиском ответа на риторический вопрос: что за чертовщина нашла на них этой ночью?

Ангел оделся, методично разыскивая каждую деталь одежды, которую словно специально раскидали по всему подвалу. К концу приведения себя в порядок ему удалось более-менее успокоиться. Плохо - но ведь могло быть и хуже, верно?

Вот только интересно, как?

Перед тем, как подняться по лестнице, он ненароком глянул на кровать и опять нервно дернулся. С простынями надо было что-то делать, и желательно - до того, как кто-нибудь из не в меру любопытных Скуби сунет нос в подвал. От того, что могло бы произойти в этом случае, Ангелу стало ощутимо холодно в животе. Вампиры не бывают геями… но ведь смертные об этом, как правило, не знают. И если он сам мог, даже в самом скверном случае, немного надеяться на хоть какое-то понимание со стороны своей компании в ЛА, то Спайк… Спайк и Скуби… Да любой из них, хотя бы Ксандер…

Ангел почувствовал тошноту.

А ведь виноват во всем был Ангел. В конце концов, он старший.

Он решительно сгреб простыню, обернулся по сторонам и сунул ее под кровать. Ночью можно будет ее незаметно выбросить.

В комнатах окна были все так же тщательно занавешены, где шторами, где наспех сшитыми одеялами. Ангел выглянул из двери, убедился, что никого вблизи не наблюдается, и на цыпочках зашагал на кухню. Перед тем, как зайти, вытянул шею, чтобы исследовать комнату на предмет нахождения в ней Спайка.

Результат оказался положительным. Ангел сразу же отшатнулся назад, едва увидел белокурый затылок над черным кожаным воротом, и попытался незаметно ретироваться, сам не понимая, зачем это делает.

-Ангел! - радостный голос Дон сзади раздался неожиданно. - Доброе утро!

-Доброе утро, - Ангел улыбнулся и, как ни в чем ни бывало, направился в гостиную. - Как спалось? Нога не беспокоила?

-Не-а, - беспечно мотнула головой Дон. - А ты как спал?

Ангел почувствовал спиной взгляд и с трудом заставил себя не оборачиваться.

-Великолепно, - он снова улыбнулся. - Ты уже пила лекарство?

-Великолепно? Рад слышать. А мне показалось, что ты не выспался, - сказал ему в спину мягкий голос с акцентом. - Ты так громко стонал ночью… Тебя что-то беспокоило?

Ангел скрипнул зубами.

-В основном дурацкие сны, - он не обернулся. - А ты как провел ночь?

Сзади послышался негромкий горловой смешок - словно мурлыканье.

-А я спал просто чудесно. Давно такого не было.

-Странно, - удивленно сказала Дон. - Спайку с утра будто смешинка в рот попала. Ты завтракать будешь?

-Буду, - Ангел и вправду ощутил голод. - А… а ты уже ела? И где все?

-Ангел, - Дон приподняла брови. - Уже за полдень, конечно, я завтракала.

-Полдень?! - Ангел лихорадочно обернулся, ища глазами часы. - И меня никто не разбудил?! А если… если бы…

-Если бы на нас напали, тебя бы разбудили, не волнуйся, - фыркнула Дон и сунула Ангелу в руки чашку - словно ждала, когда он проснется, и специально держала ее теплой. - Все равно все заняты… и Спайк сказал, что вы вчера занимались очень утомительными вещами и тебе надо отдохнуть.

-Что?!!! - Ангел подавился кровью и чуть не выронил чашку. - Что он сказал?!

-Вы же вчера ходили в дом Глори, забыл? - Дон чуть склонила голову набок. - Так, ребята, а ну-ка рассказывайте все как есть.

-Как… как есть?! - Ангел все-таки утвердил чашку на столе и в панике уставился на невозмутимого Спайка.

-Ну да… думаете, я не догадалась?

-Дон, - Ангел с трудом вернул языку способность к речи и замотал головой. - Это совсем не то, что…

-То, то, - фыркнула Саммерс-младшая. - Вы опять передрались, да? Когда ходили в особняк?

-Передра… О... О!! - Ангел даже рассмеялся от облегчения. - Да совсем немного… я хотел сказать, чуть-чуть, и не всерьез… Просто маленькие разногласия, и…

-И мы уже помирились, - спокойно вставил Спайк. - Рабочие моменты, знаешь ли. Все в порядке, крошка.

Дон перевела взгляд с одного вампира на другого, недоверчиво качнула головой, но смолчала.

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:40 | Сообщение # 7
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
***

Ангел никогда не думал, что безделье так выматывает. Он бродил по дому, рассматривая книжные полки, картины и немногочисленные хрупкие безделушки на полках, краем глаза следя за Дон, наконец-то севшей за уроки. Заняться было совершенно нечем - Уиллоу унесла с собой ноутбук и почти все книги, которые они со Спайком просматривали накануне. Спайк еще с утра начал ревизию сундука с оружием; Ангел решил было ему помочь, но долго не выдержал - белокурый вампир вел себя странно, даже более странно, чем обычно, если такое вообще возможно.

Ангел наугад подцепил книгу с полки. «Собор Парижской Богоматери». Баффи пробовала читать ее еще в школе,- он помнил, как она сидела на кладбище с фонариком под мышкой и с колом на коленях, небрежно перелистывая страницы. Он любовался некоторое время, впитывая каждое ее движение, нетерпеливое и полное жизни, что бы она ни делала - убирала со лба рассыпавшиеся прядки, рассеянно вертела в пальцах кол, постукивала носком ботинка по камню. Он смотрел на нее, не в силах убрать с лица счастливую улыбку, боясь пошевелиться, двинуться, вздохнуть.… В конце концов, так и не побежденная книга отправилась обратно в рюкзак, и только тогда он вышел из-за дерева…

В том, как он вызывал из памяти эти воспоминания, было что-то сладко болезненное и неправильное - как будто он касался почти зажившей раны и осторожно снимал с нее тонкую пленку новой плоти. Больно и приятно одновременно…

-Взгляни, - Спайк слегка хлопнул его по плечу. - Ну как?

Ангел непонимающе уставился на меч, который протягивал ему Спайк. Меч как меч… ничего особенного. У Баффи таких были десятки.

-Меч. И что?

-Ничего, - Спайк прокрутил рукоять в ладони. - Но я должен был как-то с тобой поговорить, так?

-Поговорить? - Ангел вздрогнул. - Спайк, нам не о чем говорить…

-Думаешь? - Спайк был просто неприлично жизнерадостен. - Мне показалось, что ты как-то угнетен… расстроен?

-Зато ты просто цветешь, - ядовито отозвался Ангел. - Не знаю, правда, почему.

-Кто как не ты объяснял мне, что мир принадлежит вампирам, - Спайк вытянул руку, наклонил голову и оценивающе посмотрел на Ангела вдоль лезвия. - Мы можем все, мы никому и ничего не должны, зато мир должен нам, бла-бла-бла. И мне все еще кажется, что это не так уж и плохо.

Ангел убрал книгу обратно на полку, начиная нервничать.

-Ты же не об этом хотел поговорить, да?

-Ты просто сама проницательность, - Спайк как-то нехорошо усмехнулся. - О том, что…

-Спайк, не стоит об этом вспоминать, - перебил его Ангел и почти тут же осекся, сам не зная, что тому причиной - прищуренные глаза Спайка, чуть подрагивающий меч в его руках, или… или…

Или странная мозаика в его сознании - из обрывков прикосновений и стонов, из коротких колючих волос и холодной кожи под пальцами.

-Может, и не стоит, - мягко выговорил Спайк, подходя ближе. - Может, я вообще не хотел с тобой говорить,… а может, я хочу тебя убить… Я ведь могу хотеть тебя убить?

Книжные полки больно уперлись в спину. Ангел чуть ли не впервые заметил, как странно выглядят глаза Спайка, - светло-голубые и холодные, с бархатной чернотой беспокойного зрачка, то сужающегося, то расширявшегося. Спайк подошел еще ближе, отвел руку с мечом в сторону и чуть выгнул бровь.

-Может, я хотел увидеть, как ты от меня пятишься.

-Я не… - Ангел тут же оттолкнулся лопатками от полок и шагнул вперед. Он ожидал, что Спайк отступит назад или шагнет в сторону, он был готов отразить поблескивающее лезвие и швырнуть противника на ковер, но не был готов к тому, что Спайк слегка улыбнется и не двинется с места.

-Может, я просто хотел тебя… - Ангел внезапно осознал, что они стоят почти нос к носу, и улыбка Спайка стала шире. Светловолосый вампир быстро качнулся вперед и легко коснулся его губ своими. - Поцеловать…

Ангел с опозданием отпрянул, сильно ударившись затылком о те же полки сзади.

-Ччерт! Ты… ты что, рехнулся?!!

-Не больше, чем ты, - Спайк ни на секунду не прекратил улыбаться, но теперь в его улыбке было что-то угрожающее. Он небрежно коснулся тыльной стороной руки своих губ, словно стирая едва ощутимое прикосновение. - Думаю, я все-таки хотел поговорить. Ты меня обманул. Ублюдок. Вампирское отродье.

-Что?! - вот этого Ангел определенно не ожидал. В памяти автоматически пронеслись события последних дней; потом лет. Вообще-то, Ангел считал, что имел на такие слова куда большее право, нежели Спайк.

-Ты сказал, что все пройдет. Что это незаконченный гештальт, - по тому, как легко незнакомое слово соскользнуло с губ Спайка, Ангел понял, что тот зол. Очень зол. - Ты мной воспользовался!!

-Спайк, ты что, пьян?

-...а те, кому это удавалось, об этом потом очень сильно жалели. - Спайк словно не заметил, что его прерывали. - И я требую компенсации.

-Какого…? - перебил его Ангел. - Ты все-таки рехнулся?

-Спа-айк!

-Иду, крошка, - Спайк отступил на шаг и смерил Ангела взглядом. - Иду…

Ангел ошарашено уставился ему вслед, потом вскинул руку и нервно вытер губы, сам понимая, что такой жест выглядел не только ребяческим, но и безнадежно запоздалым - увидеть его Спайк мог разве что спиной.

Наверное, он все-таки рехнулся… Стресс, срыв, и так далее.

Ангел выругался себе под нос; подумал и повторил уже медленнее, отчетливее и громче. Потер ноющий затылок и яростно выдернул из ровного ряда корешков все тот же «Собор», сунул его под мышку и отправился в гостиную.

***

Впоследствии Ангел был склонен рассматривать весь этот день как еще одну демонстрацию стратегических способностей Спайка, из-за которой в свое время их чуть не прикончили, и из-за которой им пришлось мотаться из города в город, еле-еле удирая от разъяренных людей.

Проще говоря, практически весь день, начиная с момента пробуждения Ангела, был разыгран как по нотам, даже в тех моментах, которые от Спайка не могли зависеть в принципе. Поэтому и шансов у Ангела особых не было.

Он сидел на диване, одним глазом присматривая за Спайком, который уже заканчивал приводить оружие в порядок, и машинально перелистывая страницы. Почему-то один из любимых романов никак не мог его увлечь, и отношения прекрасной цыганки с офицером казались какими-то пресными и попросту неинтересными. В конце концов он перестал даже делать вид, что читает.

-Скучно? - посочувствовала Дон и захлопнула книгу. - Мне тоже… Может, поможем Спайку?

-Да я почти закончил, крошка, - тут же отозвался вампир и захлопнул крышку. - Как там твои уроки?

Дон торжествующе показала ему исписанные страницы и язык.

-А ты обещал показать пару фокусов.

Ангел насторожился.

-Или лучше сыграем? - Дон быстро извлекла из стола колоду. - Ангел, ты умеешь играть в карты?

Ангел заколебался. Если бы это предложил Спайк, он бы отказался, не раздумывая, но Дон… Дон, и ее доверие. В конце концов, она заговорила с ним, предложила ему сыграть в карты, хотя еще пару дней назад только мерила с ног до головы холодным взглядом…

-Умею ли я играть?!!

-Двадцать одно. На желания.

-На желания? - в Ангеле снова заговорил инстинкт самосохранения. - Лучше на деньги… или на…

-Ничего страшного, - успокоила его Дон. - Мы уже играли так со Спайком, и совершенно ничего страшного. Правила простые - не желать того, что не хотел бы сам или что не делал сам.

-То есть? - Ангела смущало само слово «желание».

-Ну, например, ты не будешь просить Спайка выйти прогуляться на солнце. А он не будет просить меня прыгать с крыши. Это забавно, Ангел, поверь.

Первую партию проиграла Дон, и возмущенно выпила лекарство, как и пожелал Спайк. Спайк проиграл вторую партию и принес Дон сок из холодильника - запить горькое лекарство. Пока все было мило… по-семейному мило и забавно, и это-то и беспокоило Ангела больше всего. А хуже всего было то, что все пока шло действительно забавно: и его партнеры, казалось, играли честно, и желания тоже пока были милыми и детскими - принести еду из холодильника, выпить лекарство или нелюбимый персиковый сок.

Ангел проиграл на пятый или шестой раз. К этому времени столик был завален чипсами и пакетиками с соком; с краю пристроились две кружки с кровью и специями, заказанные Ангелом у проигравшего в прошлый раз Спайка.

-Я хочу, чтобы ты пожал Спайку руку, - Дон набила рот чипсами.

-Что?! - Ангел, уже собравшийся отправляться на кухню за очередным заказом, потрясенно сел на место. - Никогда!

-Брось, Ангел, я выиграла, - Дон потянулась за соком, чуть было не отхлебнула крови и сморщилась. - И все по правилам, я же не прошу тебя…

-Все, я понял, - торопливо перебил ее Ангел и протянул Спайку руку через столик. - Держи!

Спайк помедлил некоторое время и обхватил его ладонь своей, сжав на пару секунд.

И ничего страшного… просто холодная кожа, и тонкие пальцы, и жесткие мозоли на ладони от оружия.

-Все?

-Все, - Дон довольно кивнула. - Сдавай…

Карты снова легли на стол, и в этот раз Ангел точно знал две вещи - во-первых, что эта игра была затеяна не просто так, и, во-вторых, что честная игра, если она и была до этого, закончилась. Он следил за каждым движением Спайка, он призвал на помощь весь свой опыт игрока и шулера, но, уже вытаскивая из колоды вторую карту, знал, что проиграет.

-С тебя желание, Ангел, - Спайк раскрыл карты. - Двадцать одно ровно.

-А что ты пожелаешь? - Дон собрала карты. - Ну, скорее же?

-Надо подумать, - Спайк наигранно закатил глаза, делая вид, что размышляет, потом вдруг чуть нахмурился и быстро встал. - Уиллоу пришла.

***

-То есть как - «ошибся»?- У Ангела уже не было сил возмущаться, даже голос повышать сил не было. - Как - «ошибся»?!

-Разница в календарях очень существенна, - Уиллоу тоже говорила на пониженных тонах, почти виновато. - Когда мы переводим из древнешумерского в юлианский, всегда есть вероятность ошибки… разница в лунных циклах, ошибки при записи дат… Ангел, ну это ведь не специально.

-Не специально? - Ангел с глубоким вздохом опустился на стул. - Не специально…

Днем Джайлз позвонил Уиллоу и, еще раз с пристрастием выпытав у нее все подробности последних пяти дней, смущенно сказал, что он, кажется, ошибся в вычислении даты грядущего вызова Глори. По каким причинам это произошло - из-за несоответствия календарей или безалаберности древнешумерского писца - Ангел даже знать не хотел. Он просто чувствовал, что его как-то обманули. Жестоко обманули, словно пообещав ему что-то желанное и долгожданное, а потом со смехом развернули и показали, что внутри яркой обертки ничего нет.

Он старался защитить Дон. Он перерыл кучу ненужной информации, и эти дни почти не смыкал глаз, пытаясь хоть как-то помочь. Он остался в этом чертовом городе, насквозь пропитанном воспоминаниями,- только ради нее. Он почти не думал о Баффи, лежащей в больнице с зелеными стенами… тоже из-за Дон?

Тогда почему ему кажется, что его обманули?

-Мне… мне надо собрать вещи, - невпопад произнес Ангел. Странно… Уиллоу, несмотря на виноватый вид, сияет; Аня, как всегда, невозмутима - вряд ли ее сильно трогала история с Дон. Тара тоже счастлива - она, как цветок под солнцем, жадно впитывает настроение рыженькой подруги. Вроде все хорошо… все кончилось хорошо, не успев начаться.

Тогда, черт возьми, почему мне так хреново?!!!

И ведь не мне одному - вон Спайк около шкафа крутит в пальцах сигарету, не решаясь закурить, и кусает губы.

-Джайлз сказал, что если бы он не ошибся, за эти дни хоть что-то бы случилось… - снова Уиллоу.

Можно подумать, что ничего не случилось….

-Можно подумать, что за эти дни ничего не случилось, - эхом прозвучали слова Спайка. - Помоечные демоны - это раз, Баффи - это… это два, машина…

Он замолчал, посмотрел на белый смятый цилиндрик в пальцах и решительно щелкнул зажигалкой. Жадно затянулся, нахмурился и о чем-то задумался - до тонкой морщинки между темных бровей, не обращая внимания на сердитый взгляд Уиллоу.

-Мне надо собрать вещи, - повторил Ангел. До захода солнца еще далеко - три или четыре часа; потом взять билет на ночной автобус, навестить Баффи в больнице, позвонить Корделии и наконец стряхнуть прах Саннидейла со своих ног. Надеясь, что на этот раз навсегда.

Из череды мыслей его вырвало яростное чертыханье Спайка - подняв глаза, Ангел увидел, что тому обожгла пальцы догоревшая сигарета, и теперь белокурый вампир ожесточенно тряс пострадавшей рукой. Спайк перехватил его взгляд и отвернулся, потянувшись здоровой рукой за пачкой.

-Спайк, прекрати, - вполголоса заметила Уиллоу. - Тут Дон… и вообще, этот дом не место для курения.

Ангел наконец нашел в себе силы сдвинуться с места и направиться в подвал. Что-то все равно было не так. Осталось понять, что именно.

Вещей в подвале у Ангела, собственно, и не было, кроме ненужных уже ключей от машины в кармане испорченного пальто. Забирать их он не собирался, но тут было тихо. И тут можно было подумать… о том, о чем ему надо было бы подумать. И дождаться того, что ему надо было дождаться… Вернее, кого.

Тяжелые шаги на лестнице. Скрип ступеней под высокими обтрепанными ботинками. Тишина и упругий взгляд в затылок.

-Тебе что-то тут надо? - Ангел не обернулся. Он и так знал, кто стоит на последней ступеньке. Он вообще знал сейчас слишком много… будто видел будущее в спирали паутины в углу.

-Пришел проследить, чтобы ты не забрал ничего лишнего, - откликнулся Спайк.

Если бы все истории так заканчивались. Много суеты, чуть-чуть паники, - чтобы приправить ожидание беды; для остроты жизни немного секса со злейшим недругом - просто чтобы было что вспомнить; сосущее напряжение и страх, а в конце - ничего. Пустота. Словно собирался пробить кулаком бетонную стену, а ударил в облако. Самое главное - устоять на ногах и не разбить в кровь лицо.

Навсегда…

Ангел бездумно наклонился и поднял с пола подушку, - наверное, слетела, когда он утром сдергивал простыню с кровати. Положил не слишком чистую думочку на колени, как котенка, и слегка провел рукой. Подушка пахла пылью и потом; ароматическим маслом и сексом.

Он еще раз коснулся рукой, закрыл глаза и представил себе обнаженного Спайка, с этой самой подушкой под бедрами; и вместо ожидаемых угрызений совести, стыда и вожделения вдруг ощутил нежность и томящую тяжесть под ложечкой.

-Ты закрыл дверь? - не открывая глаз, тихо спросил Ангел. Переложил подушку на кровать и почувствовал, как сзади его обняли осторожные руки.

***

Ангел был уверен, что это не следует помнить. Это стоит забыть, потому что так сильно он не ронял себя еще никогда. И уж определенно не получал от этого такого удовольствия.

И несмотря ни на что, он помнил.

Сначала они целовались, закрывая глаза и тихо постанывая; и за этим увлекательным занятием снова напрочь пропустили момент, когда еще можно было остановиться - просто не заметили под жадный скрип ногтей по коже многострадального плаща и негромкий звон пряжек.

Потом - черная ткань на глазах, боль от прижатых неловко завязанным узлом волос; ресницы царапали по повязке, когда инстинктивно открывались глаза. Он помнил, что сопротивлялся - сначала решительно, потом все неувереннее и слабее - из-за той же томящей тяжести внутри, разрастающейся, пускающей щупальца по всему телу, и эти коварные щупальца душили в зародыше все попытки к сопротивлению. И быть в чьей-то власти оказалось так непривычно и сладко… Кусок мира просто выпал, скрылся под бархатно-темной повязкой на глазах, и каждое прикосновение словно обжигало. Он никогда не знал, что на нем так много кожи, которую можно гладить, трогать и едва касаться кончиками пальцев и губами и шептать в нее бессмысленные щекочущие слова.

В какой-то момент Ангелу стало страшно - когда он понял, что собирается делать с ним невидимый Спайк. Он потянулся, чтобы снять повязку - чужие твердые ладони обхватили его запястья; он распахнул глаза в темноту и открыл рот, чтобы запротестовать - чужие ласковые губы обхватили его ухо, вырвав вместо протеста стон; и низкий чуть-чуть задыхающийся голос позвал его по имени.

Помнил запах масла по комнате. Сильное тело рядом - странно, каким необычным и почти незнакомым кажется оно на ощупь. Одежда, что еще осталась, покидает их и отлетает прочь, как сомнения….

Язык на горле, то мягкий, то твердый; ласкающий, выписывающий какие-то слова. Прочитать, понять - и выдохнуть наружу вместе со стоном. Руки на плечах, приподнимающие и перекатывающие тяжелое нагое тело, словно игрушку, и сразу же - губы на спине, впитывающие капельки пота и оставляющие свой влажный след, как отметину. Руки на бедрах, и снова страх, срывающий дыхание и отрезвляющий…

И тут же прикосновение, от которого воздух комом застревает в горле, и под темнотой повязки испуганными птицами разлетаются молнии. Всхлип, и долгая, слишком долгая пауза во тьме, без уверенных пальцев и поцелуев. Просто лежать молча, приходя в себя от волны удовольствия, пока мягкие влажные губы не коснутся снова, заставят прокусить несчастную подушку, чтобы не закричать в полный голос. К мускулам словно привязали провода, и острый ток снова и снова пронзает плоть, и тело выходит из повиновения, изгибается судорожно и яростно, будто прося прекратить.

Тихий смешок за спиной; смешок, в котором нет ни капли веселья. И требовательные жесткие пальцы на спине… на бедрах изнутри… и боль, непривычная, как-то странно вплетенная в огненный узор удовольствия. Движение пальцев, обретшее ритм, и мышцы снова отказываются слушаться, лихорадочно сжимаясь и натягиваясь.

Его снова перевернули, мягко скользя пальцами по коже, оставляя влажные масляные следы. Снова поцеловали, поглаживая языком рот; вжимаясь грудью.

-Готов? - еле слышный голос, и сбивчивое дыхание над ухом.

К чему? Черт, как не хватает мыслей в голове… даже слов не хватает, чтобы думать.

Еще…

Какая непривычная поза… какие нежные губы… Запах ароматического масла сильнее, и громче прерывистое дыхание.

Что? Зачем? Нет… нет… Это… это больно… не…

Больно… тесно… Ресницы судорожно царапают по ткани, словно пытаясь процарапать насквозь, и пальцы впиваются во что-то податливое, стремясь ускользнуть, уйти, уползти…

...больно…

Дыхание рядом, и привкус табака на губах, уже соленых от крови, и ладони на груди, бережные, ласковые ладони, но все-таки не выпускающие, не дающие вырваться.

-Тише…тише… все уже хорошо… все уже нормально…

Слова не имеют смысла; хрупкому смыслу не пробиться сквозь красную горячую боль внутри, но у слов есть хриплая музыка, есть прохладные капельки влаги на щеке, есть владелец, невидимый за багровой тьмой. Есть глаза с голубой каемкой вокруг зрачка, черного, как мир вокруг, и под их взглядом боль отступает, как волна в отлив. И больше нет пустоты, и удалось выдержать, удержаться, уцепиться за сильные плечи…

Движение… и сильнее прижимаются ладони. Стон. Еще и еще; боль не ушла совсем, но это уже только ее отзвуки, глухое эхо, отблески прежних багровых молний.

-Ангел… - и шершавые пальцы на скулах, сразу под линией повязки. Толчок, и снова стон. - Ангееел…

Снова всполохи под веками, но уже не красные. Золотые и слепящие; сплетенные намертво со скрипом старой кровати; смоченные слезами из-под сжатых ресниц. Яркие вспышки выкладываются, как мозаика, в спираль, по которой Ангел падает, неудержимо скользит с каждым новым толчком, с каждым низким стоном; скользит, пытаясь зацепиться, остановиться…

...ниже…

...глубже…

…еще…

...быстрее…

Вскрик.

Стон.

Все тело сжимается в одну пружину, чтобы тут же выпрямиться, выгнуться луком, подставить беззащитное горло нежным губам.

Жгучее сияние под сжатыми веками.

И руки, опять руки, гладящие, успокаивающие, стирающие напряжение…

Опять движение, и неровные, неритмичные вздохи… Странно ощущать такое напряженное гибкое тело - когда в собственном нет ни единой твердой кости, ни одной клетки, не затронутой ослепительным оргазмом… Дрожь чужого тела внутри, и звуки становятся беспорядочными, пока Спайк падает в огненную спираль вслед за Ангелом, оглушительно шепча его имя, сжимая влажные ладони, содрогаясь каждым мускулом.

А чье имя кричал я?

...помнил повязку, которую снимал с него Спайк дрожащими руками, путаясь в узле и волосах. Помнил слишком яркий свет отжившей свое подвальной лампы, и соленый терпковатый вкус гладкой кожи; и улыбку перед глазами - подрагивающую и неуверенную улыбку - припухшими губами. Глубокие царапины на руках и спине Спайка, и подсохшие следы крови на собственных пальцах. Помнил пустоту внутри себя, но уже другую - довольную и усталую, слегка улыбающуюся пустоту, устраивающуюся на отдых. Помнил поцелуй почти онемевшими губами, просто потому, что так положено, и потому, что Ангелу хотелось чувствовать Спайка рядом.

…и потом - ничего не помнил…

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:42 | Сообщение # 8
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
День пятый

тук-тук
тук-тук, тук-тук
тук-тук
ТУК-ТУК

Ангел вздрогнул и проснулся. Лампочка под потолком превратилась в алую нитку, и спросонья он даже не понял, где находится. Ангел попробовал повернуться на бок; обнаружил, что со стороны, вероятно, напоминает скульптуру «Лаокоон» с беспробудно спящим Спайком в роли змея, и решил оставить все как есть. Тем более что странный стук прекратился. Наверное, померещилось.

Интересно, который час?

Ангел осторожно высвободил из-под Спайка руку и потянулся под кровать - туда, куда по его прикидкам, должны были упасть брюки вместе с часами. Брюки там оказались; часы - нет.

-Прекрати копаться, - сонно пробурчал Спайк ему в грудь. Прохладное, словно ветер, дыхание защекотало кожу, Ангел поежился - ему почему-то захотелось улыбнуться, и это странное желание его смутило. - Или иди копаться в другое место.

-Я всего лишь ищу часы, - Ангел свободной рукой сдвинул сонного вампира с себя и перегнулся сильнее. - А, черт, это твои джинсы…

-Часы? Зачем тебе часы?- Спайк зевнул, перекатился на живот, уткнувшись лицом в подушку, и наугад пошарил рукой вокруг себя. - Черт, ну где одеяло?

-Как зачем? - Ангел тоскливо посмотрел в угол, где виднелись двухсотдолларовые брюки, небрежно сваленные в кучку вместе с потертой черной футболкой Спайка, но вставать не стал. - У меня автобус ночью.

-А, ну да, автобус, - Спайк поднял голову, потер ладонью глаза и снова зевнул. - А кстати, ты кто?

-Что… что? - Ангел поперхнулся. - Кто я? Ты в своем уме?

Спайк поудобнее уложил голову и небрежно провел кончиками пальцев по груди Ангела. Тот усилием воли унял зарождающуюся внизу живота дрожь и перехватил дразнящую руку за запястье.

-Душа вроде на месте… Это так, на всякий случай.

-Ты слишком высокого мнения о себе, - отметил Ангел сухо, но руку не отпустил. - Ты даже близко не лежал к истинному счастью.

-Думаю, пару часов назад лежал очень даже близко, - Спайк высвободился из захвата, перевернулся на спину и задумчиво прищурился в потолок. - «О! О! Еще! Еще-о!»…

Ангел хотел было обидеться и уйти - ситуация была благоприятная - но в голосе Спайка было что-то такое... мягкое и беззлобное, что обидеться всерьез не удалось.

-Ты застал меня врасплох, только и всего, - он все-таки приподнялся и сел на кровати. - Кстати, что это за странные игры с повязками? Ты еще наручники и кнут в следующий раз возьми…

Спайк перебил его совершенно неприличным смехом.

-Что? Что смешного я сказал?

-Мечтаем о наручниках? - Спайк, отсмеявшись, запустил пальцы в короткие белокурые волосы и сладко потянулся. - Не хватает власти и твердой руки, а, Ангел? И потом, что за разговоры насчет следующего раза?

-М-м-м-м.... - Ангел быстро перебрал в голове пару-тройку достойных ответов, но ничего подходящего не выбрал, и негодующе пожал плечами. Тот факт, что Спайк, все еще фыркающий в кулак, этого просто не увидит, опять ускользнул от его внимания. - И прекрати, наконец, смеяться!

Спайк честно попробовал, и даже сурово сдвинул брови, но тут же снова прыснул.

-То есть ты хочешь сказать, что следующего раза не будет?

-Никогда! - горячо подтвердил Ангел.

-То есть это был последний раз?

-Да, - уже менее уверенно отозвался Ангел.

-Можно даже сказать, что это был прощальный раз?

-Ну... - Ангел отодвинулся от развеселившегося вампира. Такой Спайк - веселый и ребячески бесшабашный - настораживал даже больше, чем обычный циничный и беспощадный.

-Знаешь, тогда есть одно возражение, - Спайк перекатился на бок и подпер голову кулаком. - Для прощального и самого-самого распоследнего раза это как-то скромно... не находишь?

-....... - Ангел снова со всей остротой ощутил бедность своего словарного запаса. Нужные слова никак не находились, а те, что все-таки приходили на ум, произносить не хотелось.

-Ты ведь сейчас уедешь. - В тихом голосе Спайка появились пугающие мурлыкающие нотки, а взгляд исподлобья вдруг стал обволакивающим и бархатным. - В свой гребанный ЛА. И тебе придется ждать еще сотню-другую лет, чтобы завершить гештальт. А вдруг ты не доживешь?! Сам понимаешь, опасная работа, экологическая ситуация...

-Какой гештальт?!- Ангел сдвинулся на самый край кровати, всерьез рискуя свалиться.

-Вот этот, - Спайк словно перетек ближе, обвил одной рукой Ангела за шею, не давая упасть, а второй скользнул Ангелу ниже талии. - Явно не завершен... правда? К тому же с тебя еще проигранное желание, помнишь?

Ангел не помнил… Память отшибло, видимо, вместе почти со всеми функциями, едва холодная жесткая ладонь проехалась по животу. От неожиданности Ангел даже ахнул, и тут же оплошностью воспользовался Спайк - накрыв приоткрытый рот своим. Проблема одежды как-то отошла на второй план, и даже автобус с уже купленным на него билетом перестал занимать мысли в темноволосой голове.

Тук-тук-тук
Тук-тук-ТУК

Спайк неохотно оторвался от Ангела и приподнялся на локте.

-Проснулись Скуби, - прокомментировал он. - Одно из двух - либо они подумали, что я тебя распылил, - хотя я бы поставил на то, что им на это плевать…

-Не хами, - предупредил Ангел и зарылся пальцами в светлые волосы.

-...либо им срочно понадобилось что-то в подвале, - закончил Спайк и, как кошка, потерся затылком о его ладонь.

-Тогда я открою? - предложил Ангел, не делая даже попытки встать. В ответ Спайк изогнул бровь, наклонил голову и медленно провел языком по его шее.

-Думаю, тебе стоит открыть, - согласился он. Язык спустился ниже, и Ангел прикусил губу - его тело снова отказывалось ему повиноваться, словно бы само собой изгибаясь навстречу легким прикосновениям. - В конце концов, у тебя скоро автобус.

ТУК-ТУК-ТУК

-Черт возьми, да есть там хоть кто-то живой?!!! - донесся возмущенный голос Ксандера. - Поумирали вы там, что ли?!!! Спайк!!!

-Мы уже давно умерли, недоумок, - вполголоса фыркнул Спайк, тщательно обводя языком твердые мускулы на животе. - Так что из живого тут разве что пауки под кроватью.

-Ангел!!! Да проснитесь вы, черт возьми!!

-Я встаю, - Ангел с сожалением отодвинул от себя белокурого вампира. - Иначе он дверь выбьет.

Света от умирающей лампочки едва-едва хватило на то, чтобы нашарить измятые брюки и кое-как их на себя натянуть.

ТУК-ТУК-ТУК

-Иду! - прокричал Ангел, лихорадочно застегивая пряжку. - Иду-иду.

Уже на середине лестницы он оглянулся и чуть не споткнулся. Спайк даже не подумал встать; да что встать - он даже прикрыться не попробовал.

-Спайк! Немедленно одевайся!! - такое шипение сделало бы честь любой королевской кобре.

-А-га, - белокурый мерзавец свесился с кровати, двумя пальцами поднял джинсы и задумчиво на них посмотрел.

-Спайк!!!!!

Вампир наконец скатился с кровати вместе с джинсами и чем-то зашуршал на полу.

-У нас что, пожар в доме? - Ангел с трудом выдвинул заклинивший засов и только реакция вампира спасла его от удара мгновенно распахнувшейся двери. Он уцепился пальцами за косяк, закрывая собой изумительный вид за спиной. - Чччерт, Харрис! Поаккуратнее!

-Вставайте скорее, - похоже, взъерошенному Ксандеру было все равно, что скрывал за своей спиной Ангел. - На нас напали.

***

На нападение это смахивало не очень - гораздо больше подходило меткое определение Спайка «идиотизм». Ангел был вынужден согласиться: в самом деле, толпящиеся около дома вампиры никакого вреда, кроме выбитых камнями окон, причинить не могли.

-Бред какой-то, - с чувством прокомментировал Спайк, тщательно задергивая занавеску, и тут же с ругательством отскочил - окно со звоном рассыпалось, а по полу покатился очередной камень.

-А я только вчера окна поменял, - скорбно откликнулся Ксандер, и поднял камень с ковра. - Они точно нам ничего не могут сделать?

-Если ты их не успел пригласить - нет, - Спайк уселся в кресло и вытянул ноги. - Можно было бы размяться, если у кого есть желание. Лично я спать хочу.

-Может, лучше их не трогать? - вставила Уиллоу. - Они ведь сами рассыплются… с рассветом.

Ангел присел на краешек стола. Все происходящее нравилось ему все меньше и меньше. Есть, конечно, вероятность, что кто-то без разбору обратил клиентов психиатрической больницы, и они решили устроить парад именно перед домом Саммерс, но в это верилось с трудом. А ничего другого, как назло, Ангел придумать был не в силах.

Еще один камень просвистел сквозь уже выбитое окно, и угодил в шкаф.

-Дураки, - Спайк приоткрыл глаза и слегка пожал плечами. - Я бы взял хотя бы факелы или горящую бумагу.

-Спайк! - возмущенно отреагировала Уиллоу, и плотнее завернулась в халат. Видимо, Ангел и Спайк были не единственными, кто решил расслабиться этой ночью - обе ведьмочки чересчур старательно кутались в одежду, что, конечно, синяков и засосов на шее не скрывало. Ангел подумал о царапинах на спине у Спайка, - и эта, безобидная в общем-то, мысль тут же отозвалась жаром в груди. Следующая мысль - о том, какие следы могут быть заметны на нем самом - уже такой приятной не была, и Ангел волей-неволей принялся прикидывать, нет ли у него на видных частях тела укусов или синяков; а значит, вспоминать, что именно с ним творили пару часов назад…

У него появлялось отчетливое чувство, что он сходит с ума. Еще пять минут назад он ни капли не удивлялся, что он спит со Спайком, что он сам, первым предложил тот идиотский способ завершения гештальта; он болтал с ним в постели, целовался; без капли смятения вспоминал об этом, и был совершенно не против повторения. И тут же его, как волной, захлестывал ужас: он действительно спал со Спайком? Он позволил себе расслабиться и заснуть рядом с ним, в его руках? Позволил завязать себе глаза и заниматься с ним любовью? Он сошел с ума?...

-Спайк, ты что, спишь? - возмущенно зашипел Ксандер. Спайк нервно дернулся и открыл один глаз.

-Я ДУМАЮ, Харрис, если ты, конечно, знаешь, что это такое. А для этого не обязательно сидеть с открытыми глазами, - вампир вытянул ноги, чуть ли не на половину комнаты, и вольготно растянулся в кресле. На взгляд Ангела, совершенно напрасно, потому что на Спайке как раз следы остались точно, и воротник плаща глубокие царапины почти не скрывал.

Ангел прочистил горло, сморгнул, и, открыв глаза, понял, что все, находящиеся в комнате, уставились на него.

-Что?

-Ты же хотел что-то сказать?

-Я? - он на секунду задумался, и вдруг вспомнил, что еще ему не нравилось в происходящем. - А… а где Дон?

-Мы не стали ее будить, - удивленно ответила Уиллоу. - Девочке завтра в школу… и ведь пока нет никакой опасности, правда?

-Зато нас… меня будить было обязательно, - подал недовольный голос Спайк из своего кресла.

- Мы ведь еще не снимали защиту, - Ангел успел забыть, что Тара тоже была в комнате, - так тихо себя вела светловолосая ведьма. - Если бы кто-то зашел… или вышел, мы бы знали… - она осеклась при виде румянца на лице подруги. - Уиллоу?

Ведьма еще сильнее стянула ворот яркого халата у горла и сглотнула.

-Вчера… ну, когда Джайлз позвонил, я… Мне нужны были некоторые компоненты, и я…

Дальше Ангел не слушал. Краем глаза он заметил Спайка, которого моментально подбросило из кресла, будто пружиной, и растерянное лицо Ксандера.

Десять ступенек наверх; и пусть это будет ложная тревога.

Он с размаху толкнул дверь. Пусть девочка перепугается, завизжит, возмутится… Ну хоть что-нибудь, лишь бы она была там. Но ему даже не надо было нашаривать выключатель на стене, почему-то все время натыкаясь локтем на застывшего сзади Спайка, чтобы знать, что он увидит.

Пальцы наконец-то нашли скользкий кусок пластмассы; свет вспыхнул, - и осветил неразобранную постель и распахнутое окно.

***

Все суетились, бестолково ходили, мелькали, сталкивались друг с другом, и о чем-то переругивались.

Ангел наблюдал за всем этим сквозь решетку переплетенных пальцев. Раздражающе яркое сочетание разноцветного халата и рыжих волос - Уиллоу. Темный свитер, нервный голос и белокурый демон рядом - это Харрис со своей подругой. Неброская, похожая на встревоженное облако, Тара.

Кого-то не хватало.

Плевать. Пусть сейчас затрезвонит телефон в кармане помятых брюк, заговорит голосом Корделии или Уэсли. Ему надо вернуться к своим друзьям. Ему надо попробовать защитить их… попробовать защитить хоть кого-то.

Как же он устал… Как он сейчас завидовал Баффи, спящей в больнице. Думать за всех этих людей; драться за них, отдавать кровь и жизнь - зачем? За что?

-Медитируешь?

Ангел глянул вверх, не убирая рук. Из кусочков мозаики сложился потертый кожаный плащ.

-Ты вообще в порядке?

Отвечать не хотелось. Вообще ничего не хотелось.

-Что с тобой?

В него бесцеремонно вцепились и заставили разжать пальцы. Совсем рядом оказались нахмуренные темные брови и голубые глаза; впрочем, голубизны снова почти не было видно за черным злым зрачком.

-Нам надо разогнать эту чертову толпу под окнами, и тогда мы сможем выйти. Надо…

Ангел перевел взгляд в темное окно, - куда угодно, лишь бы не видеть этих требовательных глаз напротив.

Пусто. Черт, как же пусто внутри.

Как противно.

Чужой дом. Чужие люди мотаются в соседней комнате и чужими голосами бессмысленно спорят друг с другом. Чужие глаза напротив. Чужой запах на теле.

Кто бы еще объяснил ему, почему? Какого черта?

Спайк замолчал и выпрямился; Ангел мгновенно ощутил облегчение от того, что тот уже не был так близко. Взгляд сам собой, словно приклеенный, вернулся на полированный стол.

-Ангел, - уже другим тоном произнес где-то над головой Спайк. - Да что с тобой, черт тебя дери? Ты так и собираешься тут сидеть?

Ангел царапнул ногтем неровность на столе, тяжело вздохнул и сказал совсем не то, что собирался:

-У меня автобус ночью.

На секунду он пришел в ужас от звука своего голоса, произносящего такие кошмарные вещи - ведь неужели он и впрямь собирается все бросить и уехать?!! А потом пришло облегчение. Все бросить, вернуться к себе, где не будет ничего чужого, где даже демоны на темных улицах - родные и понятные; где в его доме его люди никогда не спорят такими истеричными голосами. Где не будет гипнотизирующих черно-голубых глаз и где можно сделать вид, что все это - страшный сон, непростительная слабость, глупая эротическая фантазия. Может, тогда не будет так противно. Может, он перестанет чувствовать чужим - себя.

Сзади воцарилась тишина, - нехорошая, тяжелая тишина. Ангел снова сцепил пальцы на лбу и принялся считать секунды. Пять… семь… сколько ему еще терпеть эту тишину и сверлящий взгляд в затылок?! Давно пора сказать, что он - трус и подонок, что как всегда удирает, спасает свою задницу и еще что-нибудь в этом роде. Десять… двенадцать… да что, Спайк разучился скандалить?!

Словно в ответ, Спайк набрал воздуха в легкие - Ангел услышал хриплый долгий вздох. Наконец-то.

-Скатертью дорога, - равнодушно уронил тот, развернулся, скрипнув ботинками по полу, и прошагал в гостиную мимо него.

***

Какого лешего тут так темно?

Ангел попробовал пошевелиться. Сзади было что-то твердое; впрочем, когда он попытался приподняться, выяснилось, что твердое было не только сзади, но и сверху. Он зашипел, дернул руками к ушибленной голове, и к списку неприятных новостей прибавились еще и привязанные или прикованные к этому самому «твердому сверху» руки. После нескольких минут ерзаний Ангелу удалось более-менее ровно сесть, подтягиваясь на связанных руках.

-Какого лешего тут так темно?!!

-Идиот, - отозвалась темнота голосом Спайка. - Смени лицо.

Ангел попробовал последовать совету. Светлее не стало, зато стало намного больнее. Он чертыхнулся и вернулся к человеческому лицу. Глаза, даже без изменения, понемногу привыкали к темноте - из сплошной черноты мало-помалу проявлялись очертания предметов и какое-то светлое пятно.

-А… а где это мы?

Светлое пятно напротив зашевелилось и издевательски захихикало - опять-таки голосом Спайка.

-В подвале, представь себе, - выдавил Спайк в промежутках между смехом. - Где - не знаю, и мне это совершенно, ну совершенно неинтересно. Я бы лучше свалил отсюда по-быстрому.

-Как мы тут оказались?- Ангел начал злиться. Не будь у него связаны руки…

-Не будь таким тупым, - устало произнес Спайк. - Дай себе труд хоть немного пошевелить мозгами. Что ты помнишь?

Ангел кое-как разогнал туман в сознании и напряг память.

Губы и пальцы… нет, не то, совсем не то.

Стук в дверь. Ксандер. Вампиры. Дон…

-Дон… Дон похитили?

-Дон пропала, - согласился Спайк. - А потом?

-Потом…

Суета. Пустота. Голубые глаза.

-Потом... потом я ушел.

-На автобус,- едко вставил Спайк.

Ангел дернул руками, пытаясь порвать путы. Не порвал. Тогда он закрыл глаза и сосчитал до десяти - сначала вперед, потом в обратном порядке. Помогло.

-Ты что, всерьез думаешь, что я мог уехать?!

Темнота помолчала, потом тяжело вздохнула.

-Ну… не то, чтобы… А что я мог подумать? Ты сказал про билет, а потом тебя просто не оказалось в комнате!

-Значит, действительно так считаешь?! - Ангел, опять начавший злиться, завозился в цепях. - Вы все там подумали, что я просто удрал!

-Разве нет? Ты сидел с отмороженным видом, демонстративно ни с кем не разговаривал, а потом ляпнул про автобус, встал и ушел!

-Может… может, это и выглядело так, - поразмыслив, отозвался Ангел. Со стороны это и впрямь выглядело как-то… странно. К тому же та странная пустота внутри пропала, и чувствовал он только раздражение; а это чувство по отношению к Спайку странным назвать никак нельзя. - Ты все равно не должен был так думать.

-Ладно, хорошо, я ошибся в тебе, извини, прости, - неожиданно легко согласился Спайк. - Потом что?

Некоторое время Ангел молчал - просто чтобы позлить наглеца напротив.

-Я вышел. Вампиров уже не было. Пошел к школе… к старой школе. Потом мне показалось, что за мной кто-то идет. Я оглянулся… и потом ни черта не помню.

Цепи напротив зазвенели и закашляли.

-Гениально! Мастер - вампира попросту шарахнули чем-то по голове и отволокли в подвал!! Как мешок с… с… с песком!!

-А ты сам как тут оказался? - злобно вопросил Ангел. - Тебя приволокли сюда как мешок с розами?

-Меня? Меня сюда приволокли после неравной и кровопролитной битвы, - угрюмо откликнулся Спайк. - После того, как ты удрал… прости, ушел подышать воздухом, мы собрались идти искать Дон.

-Что мы будем делать без Баффи?!!

-…но потом нам позвонили из больницы.

-Ксандер, возьми, наконец, трубку!

-Алло. Кто? Из больницы? Что мы собираемся предпринять? Простите, мы… Что? Что?! Нет… нет..

-Там сказали, что они звонят уже второй раз. Первый раз они говорили с мисс Розенберг, и она сказала, что сейчас приедет.

Внутри у Ангела все словно заледенело. Неужели повторится этот ужас?

-Что случилось в больнице?

-Баффи пришла в себя, - невыразительно отозвался Спайк. - Пришла в себя и сбежала.

-Сбежала? - эхом отозвался Ангел. Рассеявшаяся было пелена принялась снова туманить его мысли. - Куда сбежала? И почему Уиллоу ничего не сказала.

-Тебя и впрямь сильно стукнули, - сочувственно произнес Спайк. - Уиллоу ничего нам не сказала, потому что она развлекалась в своей комнате со своей подругой. Ксандер с Аней занимались примерно тем же самым в гостиной. Мы… ну да ладно, это неважно. В общем, единственным не озабоченным человеком в доме оказалась Дон. Она и взяла трубку, узнала про Баффи и ушла из дома.

-То есть ее не похитили?

-По крайней мере не сразу, - после паузы сказал Спайк. - Дальше… дальше планы в общем-то не поменялись, - идти искать Дон. Но возникло непредвиденное препятствие.

-Ты можешь говорить быстро и кратко?! - не выдержал Ангел.

-А ты куда-то спешишь? - усмехнулся в темноте Спайк. - Джайлз приехал.

Это ж надо было - старину Руперта довести до такого состояния. Никогда бы не подумал, что он умеет орать, топать ногами и швырять предметы. Правда, не попал ни разу… хотя стоило бы. В Уиллоу - уж точно стоило бы.

-Ну, он был слегка раздражен и расстроен, когда узнал новости. Особенно его впечатлила последняя - про Баффи. Хотя нет, про Баффи его все впечатлило…

-Вы… сделали что? Что? - Джайлз, ты два раза сказал одно и то же. - Вы сделали что?

-И потом мы все-таки отправились искать. Всех, кого найдем. - Спайк опять надолго замолчал - даже цепи не звякали. Воспользовавшись паузой, Ангел попробовал снова сменить лицо, и снова поморщился от боли - видимо, по голове его стукнули сильнее, чем он думал, и трансформация только тревожила начавшую срастаться плоть.

-А где в твоем рассказе толпа гоблинов, которая тебя скрутила? В неравном бою?

Спайк опять умолк - словно у него периодически садились батарейки. А ведь обычно его ничем не заткнуть, с тоской подумал Ангел.

-Я искал Дон по запаху, - наконец произнес Спайк. - Дошел до больницы… она там была, потом пошла к башне Глори. Дальше… мне кажется, что поймали ее там. Запах как-то смазался, а потом пропал - будто ее унесли на руках. А потом на меня напали.

-Напали гоблины? - перебил Ангел. - Сколько их было? На что они вообще похожи?

-Понятия не имею, - огрызнулся в ответ Спайк и неохотно прибавил: - Я не видел.

-Не видел? А как тогда… - Ангел споткнулся на полуслове. - О! Так тебя тоже стукнули по голове? Мастер-вампира?!

-Я не знаю, как они подкрались, - яростно ответил Спайк. Теперь привыкшие к темноте глаза уже четко различали сидящего напротив вампира со смешно поднятыми вверх руками. - Я ничего не почуял, на меня будто тени напали.

В ответ Ангел немного пофыркал и похихикал - просто чтобы уязвить посильнее.

-Когда закончишь свое идиотское представление, можешь немного пораскинуть мозгами для разнообразия, - прокомментировал Спайк; судя по прямо-таки пустынной сухости его голоса, Ангел попал в точку. - Вопрос: какого черта нас сюда посадили?

Ангел напоследок хихикнул еще раз и сел поудобнее.

-Чтобы мы не помешали, конечно. Или чтобы принести нас в жертву.

-В жертву? Фи, - усомнился Спайк. - Дурной тон.

-Тогда - в заложники?

-Ты всерьез думаешь, что за нами кто-то придет?

-За мной - точно придут, - отчего-то развеселился белокурый вампир. - Правда, второй вопрос - зачем за мной придут, но придут точно.

Шутку Ангел не понял и предпочел промолчать; тем более что особого веселья в смехе Спайка не наблюдалось - скорее наоборот.

-Ты подаешь здравые идеи, - объявил тот, отсмеявшись, и позвякал цепями, меняя позу. - Ударь меня.

От удивления Ангел даже рот приоткрыл, но… но не воспользоваться подобным предложением пусть даже временно умалишенного Спайка, было бы кощунством. Ангел решил, что отказа он себе не простит никогда; примерился и от души стукнул того носком ботинка под колено.

Таких выражений Ангел не слышал даже в самых злачных тавернах времен своей молодости. Под аккомпанемент неистового бренчания цепей, собственных ругательств и шипения Спайк несколько раз пнул здоровой ногой в сторону Ангела. Попал; и теперь шипели и сквернословили уже оба.

-Ты… ты чего? - выдавил наконец Ангел, в перерыве между безуспешными попытками добраться прикованными руками до ушиба. - Сам же попросил!

-Я, по-твоему, дурак?! - огрызнулся Спайк и еще раз пнул ботинком воздух; умудренный опытом Ангел увернулся, чуть не вывихнув плечо. - Сильнее надо бить!

-Сильнее?! С удовольствием!

-И не по ногам, придурок! Ты должен выбить меня из цепей!

Молчание.

-Ты в своем уме? - осторожно поинтересовался Ангел.

-Я не понял, ты собираешься просидеть тут все самое интересное? - Спайк нервно фыркнул и снова подобрался, почти повиснув на своих оковах.

-Не пойми меня неправильно, не то что бы я был против самой идеи, - Ангел с притворным сожалением покачал головой. - «Ударь меня» - во все времена звучит просто превосходно, но ты уверен, что именно тут время и место?

-Черт тебя побери, Ангел, ты способен думать хоть о чем-то, кроме секса?!

Обвинение было настолько неожиданным и несправедливым, что Ангел даже захлопал ресницами - совершенно как девчонка-первокурсница - и втайне обрадовался, что Спайк этого не видит.

-Я думаю!! То есть я вообще не… Это ты сам!

-Прекрати хлопать глазами как невинная барышня, - посоветовал из темноты вампир, и Ангел с опозданием вспомнил, что тот-то его видит! - И не уходи от темы. Я-то думал, мы решили проблему твоего спермотоксикоза, хоть ненадолго, но… - Спайк печально помолчал. - Обещаю, что подыщу тебе какого-нибудь хорошенького вампиреныша. Потом, когда все кончится. Конечно, не такого хорошенького, как я, но на безрыбье…

-Да что ты опять несешь?!!! - рявкнул Ангел, на время перестав хватать ртом воздух. - Это я озабоченный?!!! Я? На себя посмотри… сексуальный маньяк!!! Ты… ты только и думаешь, что…

-Ну конечно, - утешающе пробормотал Спайк; внутренний взор Ангела тут же воочию узрел понимающее ласковое выражение на худощавом лице - как у санитаров в дурдоме. - Конечно, это я. Ты только не злись, хорошо?

-Прекрати разговаривать со мной таким тоном!! - в голос заорал Ангел и рванул упрямо неподдающиеся цепи. Услышал в ответ такое же понимающее хмыканье, осатанел окончательно и изо всех сил ударил ногами, подтянувшись на оковах.

***

Он услышал хруст, звон и звук чего-то рвущегося; силой инерции его откинуло назад, и только теперь пришла обжигающая боль в разодранных запястьях.

-Ты сам виноват. Все всегда из-за тебя, - от боли ушла даже злость. - Спайк?

Молчание.

-Спайк? - Ангел слегка обеспокоился… не то, чтобы всерьез, но все-таки ударил он мерзавца сильно. Секунду он размышлял, потом решил, что хуже будет уже вряд ли, и, превозмогая боль в голове, сменил лицо.

Спайк лежал бесформенным комом у противоположной стены и не шевелился. Цепи, прикованные одним концом к водопроводным трубам, сиротливо болтались напротив Ангела.

-Спайк! - Ангел стиснул зубы и рванул цепи еще раз. Ну не мог же он ударить его ТАК сильно?!

Бесформенная груда завозилась и надсадно закашляла. Негромко и как будто удивленно выругалась и, наконец, села.

-Сработало, - сдавленно, но довольно произнес Спайк, снова хрипло закашлялся и сплюнул на пол - Ангелу показалось, что темным. - Всегда работает…

Он прокашлялся еще раз и заскреб по полу ботинками, пытаясь встать. С третьего раза ему удалось ухватиться рукой за стену и кое-как около нее выпрямиться.

-Ты как, в порядке? - как можно безучастнее осведомился Ангел.

-В полнейшем, - заверил его Спайк, и для убедительности оторвал дрожащую руку от стены, качнулся и тут же вцепился обратно. - Лучше не бывает.

-Ага, - согласился Ангел. - И что ты собираешься делать?

-Не знаю, может, освободить одного отвратительного зануду из цепей, хоть он этого и не заслуживает? - Спайк глубоко вздохнул, поморщился, но все-таки отнял руку от стены и осторожно наклонился.

«Зануду» Ангел проглотил. В конце концов, сейчас были вопросы и поважнее.

-А… а как ты собираешься меня освобождать? Ты же не будешь меня… выбивать?

-С удовольствием, но как-нибудь в другой раз, - Спайк так же медленно и аккуратно выпрямился, прихватив с пола какую-то массивную железку, и направился к Ангелу. - Сейчас я не в настроении.

Он замахнулся. От скрежета и грохота у Ангела заложило уши. Спайк ударил еще раз; против своей воли Ангел втянул голову в плечи - и почти тут же на него свалилась цепь.

-Вот и все, - Спайк снова глубоко вздохнул и качнулся назад. - Круто, правда?

Ангел почти не слышал - он торопливо вскакивал на ноги. Черт возьми, вот и говорите после этого, что у вампиров нет кровообращения и затекать у них нечему! Как же чертовски приятно пройтись, ощутить каждую мышцу, каждую связку, каждую ноющую косточку; размять носок, повести плечами, чтобы до хруста расправить суставы… От удовольствия Ангел даже негромко застонал - и услышал сзади ответный еле слышный стон.

-Спайк? - Он обернулся. Спайк сидел, привалившись спиной к стене, и медленно дышал - как будто концентрировался на чем-то невероятно важном.

-Эй? С тобой все в порядке?

-Сейчас, - невпопад ответил Спайк и чуть-чуть передвинул ногу, словно пытаясь встать. - Одну минуту…

-Ну-ка вставай, - в данном случае это было, по меньшей мере, глупо. Поднятый за шиворот Спайк на ногах исправно держался; отпущенный - так же исправно сползал по стенке. Ангел опять сгреб в ладонь неподатливый кожаный воротник, досадливо поморщился, когда его ладонь защекотали короткие волосы

которые пахнут хвоей и зимой

и уперся в стену свободной рукой - чтобы не потерять равновесие.

Сегодня ему должно было везти - от вспыхнувшего света Ангел на секунду зажмурился. Это же надо было, чтобы рука угодила прямо на выключатель!

-Спайк? Ты чего? Ты стоять-то можешь?

-Я все могу, - фальшиво бодрым голосом отозвался Спайк. - А ты меня лучше отпусти… маньяк.

Ангел фыркнул, поудобнее перехватил плащ и усадил свою ношу на прежнее место - у стенки. Предпринял попытку осмотреть всемогущего вампира, и почти сразу от попыток отказался: при вялом свете лампы видно все равно ни черта не было, и диагноз поставить Ангел и так мог - или он не знал свой фирменный удар ногами, после которого люди долго не могли дышать полной грудью. И помочь он ничем не мог… или мог?

Кровь- это жизнь.

Кровь дарит мертвому телу движение, и силу, и боль, и удовольствие, и азарт от охоты.

Кровь - это все.

Кровь вампира - это бессмертие.

Ни один вампир в своем уме - или даже без него - не отдаст свою кровь другому. Нельзя, невозможно добровольно подарить другому бессмертному капли своего существования; тот внутренний огонь, который заставляет двигаться и говорить; ненавидеть и смеяться. Одно дело - дать умирающему человеку несколько капель для обращения, и другое - позволить кому- то пить твою жизнь - пить ради пищи.

Кровь вампира - сильнее и слаще, чем кровь смертных.

Кровь вампира - священна.

Ни один вампир не отдаст свою кровь другому добровольно. Даже безумец.

Значит, это куда хуже, чем просто безумие.

Как и следовало ожидать, Спайк и не подумал сопротивляться, сразу и жадно припав губами к алой струйке на запястье. Ангел стиснул зубы и покрепче зажмурил глаза - рука почти сразу начала неметь, и тут же нахлынул знакомый ужас.

Это было в самом начале его второй жизни. Он тогда слишком упивался своим новым телом, всемогуществом, силой и прекрасной женщиной рядом. На какой-то миг он решил, что эта женщина - его; он посмел ослушаться ее. Мелкий проступок, на который Дарла еще день назад не обратила бы внимания, обернулся суровым наказанием.

Она выпила его почти до дна - просто, чтобы показать, кто из них двоих главный; а у Ангела еще не хватало ни сил, ни умения, ни решимости, чтобы помешать ей. Это он запомнил на всю жизнь: неумолимые клыки внутри своей плоти, быстро теряющее чувствительность тело и нарастающая ледяная слабость. Сначала он даже не слишком испугался - ужас пришел потом, когда он понял, что Дарла не собирается останавливаться. Он начал сопротивляться - но сил, и вначале едва ли хвативших для борьбы, теперь не было совсем, в глазах темнело, и остались только капли крови, утекающие, убегающие от него. Его бесценное бессмертие.

Дарла выпустила его, когда он не мог уже даже двигаться. Ангел видел ее как в тумане - и ни до, ни после у нее не было таких глаз - словно она была не в себе. Она ушла, вернулась через какое-то время - в своем тумане Ангел не смог понять, долго ли ее не было. Она привела для него жертву - сам он был не в силах даже встать, и накормила. Это был всего лишь еще один урок, и он его запомнил. Навсегда.

Из ранки на руке много не выпить, и все-таки Ангел был начеку. Спайку хватит пары глотков - просто чтобы не идти спасать Дон одному, и ведь это он сам поранил Спайка, и…

Спайк оторвался от кровоточащего надреза, будто бы для того, чтобы перевести дыхание. Запястье у Ангела онемело вполне ощутимо, и он, против своей воли, руку тут же отдернул. Спайк не позволил - быстро и мягко перехватил неуклюжую, словно чужую руку и снова поднес ко рту. Ангел вскинулся, но Спайк, как выяснилось, пить вовсе не собирался. Он сплел свои пальцы с пальцами Ангела - чтобы тому не вздумалось снова вырываться - и прикоснулся губами к ранке, бережно зализывая, останавливая кровь… лаская?

Ангел растерялся.

Он попробовал выпутаться из сплетения пальцев, опустил голову и встретился взглядом со Спайком. Увиденное его ничуть не успокоило, скорей наоборот - глаза у того такими совершенно шальными и пьяными, что Ангел смутился еще сильнее. После всего, что случилось за последние сутки, ему меньше всего хотелось получать от Спайка такие знаки внимания.

Язык переместился выше - от ранки к ладони - и пощекотал там. Ангел судорожно втянул воздух, и настойчивей потянул руку к себе; Спайк в ответ укусил его в ладонь. Возбуждение и смятение вытеснила моментальная вспышка ужаса

я так и знал, он хочет еще

который, впрочем, моментально пропал, едва Ангел понял, что укусил его Спайк уже не клыками, и совсем не ради крови…

-Ты… ты что делаешь?

- Ты красивый, - снова невпопад откликнулся Спайк - от интонаций его голоса Ангелу стало еще сильнее не по себе - и еще раз куснул его в ладонь. Уже мягче, так, что это подозрительно напоминало поцелуй. - Такой красивый… когда спишь… когда кончаешь…

-Ты… ты после этого говоришь, что я маньяк? Я все время об ЭТОМ думаю?!! Ангел решил, что на сегодня сумасшествия уже достаточно, да к тому же голос у Спайка был уже вполне бодрый, и решительно спихнул того с колен.

Спайк скатился на бетонный пол, как ни странно, совершенно от этого не возмутился, и потянулся - как кошка.

-Ангел, да ты что? - голос у Спайка действительно стал бодрым и жизнерадостным. - Я же это говорил, чтобы тебя разозлить. Ты ведь не стал бы меня бить просто так?

-Разозлить? А, разозлить, - Ангел потер руку - вместе с чувствительностью пришла и боль. Разозлить… что-то тут было все же не так. - Значит, ты это просто так сказал… хотя… А почему ты вдруг решил, что я разозлюсь?

Спайк сел, осторожно ощупал грудь и живот, и поднялся на ноги, видимо, удовлетворившись результатом.

-Почему что? А, это… Да потому что это у тебя больное место. Ты всегда из себя выходишь, когда тебе об этом говорят.

Ангел устало смежил веки и снова сосчитал до десяти.

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:43 | Сообщение # 9
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
***

Самопожертвование Спайка, как выяснилось, оказалось почти напрасным. Вампиры не выиграли ничего, кроме лишних пары квадратных метров подвала, по которым они сейчас и бродили, переругиваясь время от времени.

Первоначальной целью, конечно, была дверь, к которой Ангел воодушевленно и ринулся. Пару раз дернул за ручку, толкнул, еще раз дернул…

-Упс, - прокомментировал Спайк из-за спины. - Сильный, ничего не скажешь. Ну и как ты ТЕПЕРЬ собираешься отсюда выбираться?

Ангел, в который уже раз, начал считать до десяти

а по какому праву эта белобрысая крашеная мерзость меня выводит из себя?

и на пяти остановился. Посмотрел на ручку, которую все еще сжимал в руке, отчетливо представил, как эта ручка летит в одну пустую перекрашенную голову, и мягко поинтересовался:

-А ТЫ что предложишь?

Предложить Спайку, к вящему удовлетворению Ангела, было нечего, или почти нечего. В последующие полчаса оба вампира тщательно, по сантиметру обшарили все стены и каждый дюйм пола, отковыривая все подозрительные выступы и прощупывая все мало-мальски заметные впадины. Поначалу все это они старались делать тихо, поминутно шипя друг на друга за любой шум; постепенно, когда необследованной территории оставалось меньше и меньше, стремление к тишине постепенно сошло на нет, и Спайк даже теоретически обосновал данный переход.

-Да пошло все к черту! - после очередной неудачи Спайк изо всех сил врезал ботинком по ржавой трубе, и подкрепил громыхнувшее эхо громогласным ругательством. В ответ на взгляд Ангела пнул трубу еще раз и нормальным тоном пояснил: - Может, хоть так кто-то явится?

Ангел оставил это замечание без комментариев. В конце концов, хватило и того, что он один раз поил нахала своей кровью; а если взяться отвечать Спайку на всю ту чушь, которую тот несет, придется делать это снова. Спайк еще немного попинал какие-то железки - и, видимо, не дождавшись нужной реакции, притих.

Теперь они разошлись по разным углам. Осматривать было больше нечего. Первым тишину нарушил снова Спайк.

-И что нам теперь делать?

-Сейчас - только ждать, - нехотя отозвался Ангел. - Может, если нас действительно хотят принести в жертву, за нами придут…

-И выпустят? Ангел, мы уже давно не в девятнадцатом веке, если ты заметил. Сейчас аттракционами никто не увлекается. Хотят убивать - убивают сразу, хотят пытать - пытают.

-Хотят приносить в жертву - приносят, - продолжил Ангел менторским тоном.

-Да, причем сразу, - нимало не смутился Спайк. - Хотя без ритуальных жертв чаще всего можно обойтись, и уж в данном случае нужна не твоя драгоценная душа, а кровь Дон. Так что нас сюда посадили просто, чтобы в самый ответственный момент мы не свалились кому-нибудь на голову. И скажи спасибо, если про нас кто-нибудь вообще помнит.

Договаривал Спайк уже автоматически, медленно поднимаясь на ноги.

-Ты чего?

-Минуту, - светловолосый вампир от вопроса только отмахнулся, нервно озираясь по сторонам. Ангел забеспокоился - перспектива заключения вдвоем с сумасшедшим, да еще буйным вампиром, его ни капли не вдохновляла. Спайк же, по-прежнему не обращая на Ангела внимания, принялся лихорадочно перебирать уже сто раз осмотренные и ощупанные ржавые железки на полу. Ангел уже стал всерьез прикидывать, не пора ли непосредственно приступать к скручиванию и успокоению, когда Спайк наконец остановил свой выбор на толстой трубе, на первый взгляд менее ржавой, чем ее соседки.

-Ну как? - Спайк торжествующе потряс трубой и обернулся к Ангелу. - А?

-Замечательно, - осторожно заметил Ангел, подумал и добавил: - Очень красивая труба.

-Кто бы сомневался, - фыркнул Спайк. - Ты к таким символам всегда был неравнодушен.

-Я?! - от неожиданности Ангел снова опешил. - Да ты… ты посмотри только на свое имя!

-Если ты его увековечишь где-нибудь… ну, в мраморе или в бронзе, посмотрю с удовольствием, - заверил его Спайк и снова потряс трубой. - Ты что, правда, не понимаешь? Смотри!

Ангел проследил за движением трубы и наконец увидел.

***

К счастью, люк, как и все в этом подвале, был старым, ржавым и непрочным, и отчаянных ударов трубой не пережил, с тоскливым скрежетом подчинившись грубой силе и напоследок едва не угодив Ангелу по голове.

-Ты хоть смотришь, куда кидаешь?!! - несколько запоздало возмутился темноволосый вампир. - Предупреждать надо!

-А по-твоему, зачем вообще тогда я туда полез? - возразил сверху нимало не раскаивающийся голос. - Держи лучше крепче, - я чуть не упал, и не дергайся.

Ангел яростно оскалился на противоположную стенку и с глухим рычанием изо всех сил стиснул истертые высокие ботинки, на которых, несмотря на всю изношенность, все пряжки, заклепки и прочая впивающаяся в ладони дрянь сохранились в полной мере. Владелец ботинок весьма болезненно переступил рифлеными подошвами по плечам Ангела и предупредил:

-Ты поосторожней там с ботинками.

-Я уже заметил, - процедил сквозь зубы Ангел. - Хоть бы снял, прежде чем на голову забираться…

-…не поцарапай там ничего, - невозмутимо продолжил низкий голос. - Мои любимые.

-Тебе не приходит в голову, что я могу сейчас тебя скинуть головой во-о-он в ту стену? - поинтересовался окончательно выведенный из себя Ангел. - Или это для тебя очередное развлечение?

-Ты о чем? - Ботинки снова переступили по плечам, словно специально выбирая самые чувствительные места. Ангел с трудом сдержал стон, разозлившись еще больше.

-О тебе. Ты ничего не способен воспринимать серьезно, даже сейчас. Ты ни с кем не можешь нормально разговаривать. Ты ничего не можешь довести до конца.

-Под «никем» ты подразумеваешь себя, так? - Спайк с ответом не замешкался ни на секунду, разве только в голосе прибавилось хрипоты и издевка стала какой-то… фальшивой. - Так это ты зря… тебя-то я до конца довести могу.

-Я так и знал, что ты об этом вспомнишь, - фыркнул Ангел. Разговор несло куда-то не туда… и слова, которые из него вырывались словно бы сами по себе, были неправильными, чужими и жестокими. Но остановиться он сейчас не мог - будто кто-то внутри него открывал рот, подбирал слова - больнее и тон - жестче. - Ни капли не удивляюсь, что тебя никто не воспринимает всерьез. Да об тебя даже Харрис вытирает ноги - и дело тут не в чипе. Просто ты мчишься к любому, кто тебя поманит пальцем - вспомни хотя бы свою кудрявую шлюшку, о которой ты тогда проливал слезки в сарае. Тогда тебя подобрала Дрю, потом Истребительница, сейчас ты ошиваешься со Скуби, и…

-Заткнись, сделай одолжение, - холодно уронил сверху Спайк. Ботинки уже давно не двигались. - Не заставляй меня вбивать твои слова в твою же глотку.

- А ты так уверен, что можешь это сделать? - с иронией поинтересовался Ангел. - Что-то не припомню…

- Еще бы, - Спайк с силой швырнул трубу в стену напротив. - Ведь с тобой всегда или Истребительница, или шайка человечков. Все для тебя - и защита, и помощь, даже… даже то чертово кольцо!

Он неожиданно с силой оттолкнулся от плеч Ангела, подпрыгнул, уцепился за что-то под потолком, легко качнулся и приземлился. Ангел, от подобного маневра потерявший равновесие, отлетел к стене.

-И все из-за твоей души, - закончил Спайк, не оборачиваясь. - И ты еще будешь рассказывать всем, что это проклятие, ужасная боль, бла-бла-бла, будешь строить несчастные глаза и разыгрывать спектакль «Я-Единственный-В-Мире-Вампир-С-Душой». Лживая двуличная тварь. Черт побери, да я почти скучаю по Ангелусу!

Ангел слегка растерялся от такого утверждения, и все тот же его зловредный внутренний голос - по крайней мере, Ангел предпочитал потом думать, что это был именно внутренний голос - не нашел ничего лучшего, как сказать:

-Давно не сидел в инвалидной коляске, да?

На этот раз Спайк молчал дольше, - Ангелу даже показалось, что руки в карманах плаща сжались в кулаки. Потом обернулся к Ангелу с привычной кривой ухмылкой на губах.

-Предлагаю заткнуться и вспомнить, что тут перемирие. Я собираюсь выбраться отсюда и спасти Дон. Потом напиться. А потом, - Спайк прикрыл глаза, словно сдерживая полыхающий в них огонь и закончил медленно, почти по слогам выговаривая каждое слово, - потом я обещаю в лепешку разбиться, чтобы твои людишки больше никогда тебя не увидели.

Ангел ощутил ком где-то в груди, рядом с сердцем. Он и не думал, что так отвык от холодной злобы в голосе Спайка - ведь в последние два дня он слышал в этом низком голосе все, что угодно, кроме этой сдерживаемой злости. И видеть эти глаза сощуренными от ненависти к себе тоже оказалось… неприятно. Хотя… хотя чего он ждал, говоря все это? Расставить все по своим местам; вернуть все, как было. Черт возьми, да так, наверное, думают дети в глупых детских передачах, когда разбитую игрушку склеивают, кое-как, наспех слепляют куски пластилином и делают вид, что так и было. Одна видимость.

И почему он так завелся? Из-за ботинок? Из-за этого чертова люка? Или он просто хотел побыть на месте Спайка - говорить жгучие, едкие слова, всегда попадающие точно в цель; насмехаться и бить, бить по самому больному. У него это получилось - да еще как, даже у Ангелуса так не получалось.

И черт, черт возьми еще раз, неужели Спайку всегда так плохо после этих его словесных игр? Будто эти мерзкие слова ударили рикошетом по нему самому, и тоже попали удивительно точно и больно.

Ну и пусть. Боль - это тоже хорошо. Это тоже привычно. Как и ненависть в голубых глазах.

***

Выбирались из подвала они почти в полной тишине. Ни одного слова, кроме необходимых, чтобы помочь друг другу выбраться; а если еще учесть, что выкарабкаться через уже открытый люк было не так уж сложно, то молчание в подвале царило почти мертвое. Ангелу даже показалось, что эта колкая тишина режет уши. И так странно было видеть рядом безмолвствующего Спайка.

Когда они оба уже были наверху - в какой-то явно заброшенной комнате, - и Спайк безуспешно отряхивал от следов пыли и штукатурки свои черные джинсы, Ангел не выдержал.

-Ты так и будешь молчать?

Спайк коротко на него взглянул и слегка пожал плечами.

-Я задал вопрос, - отчетливо выговорил Ангел. Он и сам понимал, что такой тон в разговорах с вампиром, которого буквально только что сам унизил и оскорбил, мягко говоря, неуместен. Но ничего с собой поделать не мог - ну не извиняться же ему перед этим сопляком! Тем более, если посмотреть с другой стороны, тот сам виноват.

-Нет, - сухо ответил Спайк, не прекращая счищать с джинсов белую труху. - Но в данный момент мне тебе сказать нечего.

-А как насчет дальнейших планов?

Ангелу показалось, что Спайк улыбнулся. Лучше бы оказалось, что ему это и вправду померещилось - потому что доброй эту улыбку было назвать трудно; к этому действию гораздо больше подходило определение «оскал».

-Да все те же, - найти Дон, спасти мир, надраться и…

-Дальше не надо, я помню, - перебил его Ангел. - Тогда пошли.

Спайк еще раз провел рукой по некогда черной ткани, и легко встал.

-Пошли.

Дверь и в этот раз нашлась на удивление быстро; наученный горьким опытом Ангел к ручке даже не притронулся - к чему лишний риск, если дверь прекрасно можно выбить ногой?

Комната, к счастью, вела не прямо на улицу, а в прихожую. К счастью - потому что солнце еще только собиралось садиться, и оба вампира чуть было не угодили под лучи.

-Еще как минимум час, - процедил Спайк и потер угодившую под шальной луч руку. - И ни одного одеяла…

Ангел смолчал, хотя ему было что добавить про дымящиеся задрапированные в одеяла фигуры, бродящие по улицам Саннидейла. Конечно, будь тут одеяла или занавески, можно было бы попробовать, хотя солнце все-таки еще слишком высоко. А терять целый час…

На этот раз удача улыбнулась Ангелу - снова. Потому что обои от стены, в которую улетела выбитая дверь, отвалились, и за ними обнаружилась… правильно, дверь. Причем, как почти сразу выяснилось, дверь незапертая. Вначале Ангел даже не поверил такому везению - комната, представшая его взору, была ему знакома лучше, чем его собственная в ЛА. Конечно, выглядела она не совсем так, как три года назад, но все-таки книгохранилище Саннидейл-Хай - вернее, то, что от него осталось - Ангел бы узнал даже с завязанными глазами.

-Старая школа! - на какое-то мгновение он даже забыл, что поссорился со своим спутником и возбужденно к нему обернулся. - Они нас посадили в подвал старой школы!

-Прекрасно, - сухо отозвался Спайк; от его тона весь азарт Ангела как рукой сняло. - И что с того?

Отвечать Ангел не стал. Вместо этого осторожно шагнул в развалины, пребывавшие некогда в безраздельной власти Джайлза.

Конечно, прошло слишком много времени. Три года - это чересчур много для полуразваленного умирающего здания. Но сейчас Ангел почти не ощущал запаха тлена - он видел эту комнату другими глазами.

Стеллажи с книгами. Тот благородный, еле уловимый запах, который всегда витает в старых библиотеках; Уэсли как-то в шутку сказал, что так пахнет истинное знание. Инкунабулы, и современные столы, и новенький компьютер на одном из них - как же было проще жить, когда клавиатура и монитор были единственным оружием рыжеволосой Уиллоу.

Ангел машинально обошел столб солнечного света, льющийся из пробитой крыши.

Тут обычно лежал ее рюкзак. Вот тут, в этой подсобке, Джайлз держал ее оружие и - в полнолуние - оборотня.

Как же все было просто тогда.

Он споткнулся о камень - и боль вырвала его из воспоминаний, скинула волшебную пелену с разрушенной комнаты.

Вот она, реальность. Пошлые разноцветные граффити на стенах. Разорванный на листы старый школьный учебник и битое стекло; бутылки, окурки и чей-то грязный ботинок. Мертвое здание. Мертвое прошлое - словно рассыпающаяся от неосторожных прикосновений осенняя листва.

И трава, - тонкие слабые травинки на могиле…

Он коснулся рукой каменных завалов на месте дверей. Тяжело, но пробраться можно. Если сдвинуть вот эту плиту… Ангел тронул камень на пробу, нажал сильнее.

-Спайк, - бросил он за спину, не оборачиваясь. - Может, поможешь?

Он не услышал ни ответа, ни даже звука шагов. Тишина.

-Спайк! - Он снова напрягся; плита чуть шелохнулась. - Может, я и был неправ… может быть. Но, в конце-то концов, я же не ради себя прошу тебя помочь?!!

Снова тишина. Выведенный из себя Ангел обернулся.

-Спайк?

Спайк исчез.

Ангел отпустил плиту - та опасно накренилась, но Ангел этого даже не заметил. Все так же - солнечные пятна на полу, мусор, газеты… Он поймал себя на том, что вспоминает, как лежали камни, когда он шел к двери, и тут же опомнился: будь тут драка, хоть в этой комнате, хоть в подвале, он бы услышал.

Но куда тогда мог деться этот ублюдок?!

Ангел стремительно обошел библиотеку, благо и осматривать там было почти нечего - все перегородки, стенки и стеллажи снес перед смертью покойный демонический мэр. Пусто. И тихо - словно Ангел попал сюда один.

-Спайк. - Ангел позвал сначала вполголоса; прислушался. - Спайк!

Ему почудился звук… нет, не отклик, а просто какой-то звук, призрак эха. Будто где-то в классах разговаривали… или плакали. Он изо всех сил напряг слух; больше было похоже, что все-таки разговаривали - вполне мирная, негромкая беседа.

Ангел прикрыл глаза и расслабился, чтобы понять, откуда именно идет звук. В конце концов, чтобы выбраться отсюда, совсем не обязательно двигать неподъемные камни и разрушать стены - без шума в таком утомительном деле никак не обойтись, а значит, его присутствие станет известным. А кто бы там ни беседовал в развалинах школы, будет лучше, если он не будет знать о том, что Ангел тут.

Ангел встряхнулся, открыл глаза и огляделся. В здании школы было немало разнообразных проходов, пролазов и шахт - одни служили для вентиляции, назначение же других оставалось загадкой даже для Баффи, которая эти проходы, собственно, и обнаружила в первый же год обучения. Может быть, они и были предназначены для нужд Истребительницы, как она однажды предположила; Ангел в этом сильно сомневался, но признавал, что это было очень удобно. Даже после того, как они с Баффи начали встречаться и охотиться вместе, узнал он про них далеко не сразу, - наверное, она ему не доверяла.

Как показало время, правильно делала.

Про потайные ходы Баффи рассказала Ангелу только после того, как в город приехал Спайк, обладавший крайне неприятной привычкой нападать в самый неподходящий момент и без предупреждения.

Впрочем, справедливости ради надо было признать, что и пропадать тоже, против воли подумал Ангел. Он иногда пользовался этими проходами, когда скверные события разворачивались в школе; происходило это не так уж и редко. А потом… потом это знание часто и не без удовольствия использовал Ангелус - даже сейчас Ангел помнил, с какой злобной радостью он сидел прямо над библиотекой; смотрел вниз сквозь решетку для вентиляции и слушал, что еще задумала Истребительница.

Лживая двуличная тварь.

Ангел подпрыгнул, уцепился за ржавые прутья. Прыгнул второй раз и после нескольких попыток влез-таки в узкий лаз. Больше всего он боялся, что проход будет засыпан; но удача в очередной раз показала свое переменчивое лицо - проход, хоть и грязный, был цел, и почти сразу Ангел понял, что он приближается к голосам.

Он старался пробираться как можно тише, останавливался и вслушивался через каждые два метра. Один голос - более громкий - был явно женским, остальные - вроде бы детскими, но только вроде бы. Слишком хриплыми и злыми они были для детских.

Проходы в очередной раз разветвились; Ангел снова прислушался и свернул налево - к школьному залу для торжеств. Наверное, засыпанный песком и мусором, пропахший мышами и пылью тесный туннель - не лучшее место для воспоминаний. Только сами воспоминания так явно не считали.

Какой же красивой она была на выпускном балу... Ангел даже под пытками не смог бы вспомнить, какого цвета было ее платье и какой - прическа; в те редкие минуты, когда он осмеливался вспоминать, он видел только ее глаза. Глаза и ощущение теплой щеки на своем плече, ощущение покоя… Потом до самого конца им так и не удалось попрощаться всерьез, поговорить обо всем - может быть, потому, что не было времени. А может быть, бесстрашная Истребительница до конца не верила, что он решится ее бросить.

-Только этого мне не хватало, чтобы почувствовать себя последней сволочью, - тихонько пробурчал себе под нос Ангел. Эта чертова школа вся насквозь пропитана воспоминаниями, как торт - горьким кремом. Вот только его праздник давно кончился, если он вообще когда-то был…

Развить мысль Ангел не успел. Потому что проход кончился - весьма неожиданно, надо сказать. Решетку кто-то выломал или выбил, а вставить новую никто, разумеется, не потрудился, и в итоге Ангел, погруженный в глубокие раздумья (или хмурствования, как тут же услужливо добавил внутренний голос, подозрительно смахивающий на голос Спайка) едва не выпал прямо в зал для торжественных случаев школы Саннидейл-Хай.

Сегодня тут явно намечалось торжество. Причем торжество из таких, какие этот зал не видел за всю свою историю - ежегодные выпускные балы и рядом не стояли.

Свечи. Множество свечей; ошеломленному Ангелу показалось, что их было не меньше миллиона. Классическая пентаграмма на полу, только очень большая - на половину комнаты. В центре стояло нечто вроде столика или тумбочки, на нем - огромное зеркало в серебряной оправе и небольшая тарелка с чем-то зеленоватым и переливающимся, скользким даже на вид.

Осторожно, стараясь не шевелиться, Ангел обвел комнату глазами. Ничего… ни связанной Дон, ни связанного Спайка, ни охраны. Но голоса шли отсюда… они просто должны были идти отсюда! Или тут в каждой комнате вечеринка выпускников?!

Ангел рискнул повернуть голову и немного сменить позу. И сразу же увидел ее.

Откуда она взялась?! Он скосил глаза и осмотрел всю комнату, насколько позволяло положение. Ничего и никого; по всем правилам ее там быть не должно. Но ведь откуда-то она отражалась в зеркале - кудрявая блондинка, в общем-то, красивая, но с на редкость неприятным выражением лица. Ангел еще раз окинул комнату взглядом, едва не вывихнув шею. Свечи - догорающие, оплавленные и свежие. И - все так же никого.

Дама в зеркале поджала губы и нетерпеливо выгнула тонкие пальцы - Ангел мог поклясться, что услышал, как хрустнули косточки.

И это - Великая Адская Богиня Глорифициус? Из-за которой умерла Баффи? Которой так боялся Спайк?

Великая Богиня вдруг изумленно нахмурилась, и Ангел тут же бросил взгляд туда, куда она смотрела. И опять чуть не выпал из своего укрытия, потому что у входа - легок на помине! - стоял целый, невредимый и чем-то безумно довольный Спайк.

-Вот и встретились, - он улыбнулся и непринужденно прошел к зеркалу, кощунственно топча грязными ботинками пентаграмму. - Не могу сказать, что ты хорошо выглядишь, и не могу сказать, что рад тебя видеть. Но, в конце концов, что-то ведь лучше, чем совсем ничего, так? Пусть даже это что-то - пыльное зеркало…

Он провел пальцем по серебристой поверхности; вернее, попытался провести - из зеркала вырвалась бледная молния. Спайк с ругательством отдернул руку и подул на пальцы; впрочем, довольное выражение с его лица не пропало.

-У тебя тут нет домработницы?

Блондинка в зеркале наконец-то пришла в себя, и гневное удивление на ее лице сменил злобный прищур.

-Тебя опять сюда принесло, вампир?

-Не принесло, - поправил ее Спайк. - Я пришел сюда сам, заметь - с хорошими намерениями и по доброй воле. Я пришел тебе помочь.

-Ты гораздо лучше мне поможешь, если будешь валяться пылью вон там в уголке, - сухо отметила Глори, едва сдерживаясь. - И я не понимаю, почему я должна тратить свое драгоценное время на разговоры с грязным вампиром.

-Твое зеркало тоже не слишком чистое, - оскорбленно заметил Спайк. - А почему… А почему нет? Что-то я не заметил, чтобы ты была слишком занята.

Из зеркала вырвалась еще одна молния, но слишком слабая - на этот раз она до Спайка даже не долетела. Тот торжествующе ухмыльнулся.

-И это - Великая Глорифициус? Впрочем, ты всегда была мелковата… не помню, вроде я тебе это уже говорил? Но я пришел по доброй воле, и в знак этой самой воли готов, - он сделал вид, что задумался. - Готов сказать тебе, что есть Ключ.

Блондинка уже совершенно точно взяла себя в руки, - в ответ на эту реплику она запустила яркие ногти в копну кудряшек и улыбнулась краем рта.

-Не смешно. Взять его.

Ангел не успел даже сообразить, кому она говорила это в пустой комнате - он шарил взглядом по комнате, пытаясь не выпускать из поля зрения черную фигуру вампира напротив зеркала. Пламя свечей недовольно колыхнулось от движения слишком широких балахонов, и еще не успело снова ровно вспыхнуть, как Спайк уже стоял на коленях с заломленными руками, безуспешно стараясь выпрямиться.

-Что прикажет великая и прекраснейшая Богиня? - Предводитель этого божественного спецназа склонился в поклоне едва ли не ниже Спайка. Ангел из своего укрытия рассматривал его во все глаза; больше всего слуга Глори был похож на персонажа Звездных Войн, по какой-то причине отрастившего себе лишних полметра ушей и нацепившего нелепый балахон. Вряд ли эти создания были сильны - даже вдесятером они удерживали Спайка с явным трудом. Ангел призадумался о том, что же такое творит Спайк и стоит ли приходить на выручку прямо сейчас.

-Убить его, - блондинка в зеркале хищно прищурилась. Ангелу она сильно не нравилась даже после пятиминутного знакомства. Он завозился в своем тесном убежище, прикидывая, удастся ли ему быстро оттуда выбраться и при этом удачно приземлиться.

-Ключ, - прохрипел Спайк, уже почти утыкаясь головой с собственные колени. - Тебе же нужен Ключ, не так… не так ли?

-И что, ты готов мне сказать, что это такое? - издевательски протянула Глори. На взгляд Ангела, для Адской Богини она непозволительно много болтала и слишком уж была уверена в себе. А это погубило не одного Темного Властелина, не говоря уж о средненького пошиба богине.

-Нет, - казалось бы, расслабившийся и покоренный Спайк внезапно вскинулся и легко стряхнул с себя домовых-переростков. - Я готов привести тебе Ключ.

Волосатые монахи почти тут же снова кинулись на вставшего на ноги вампира с удвоенным энтузиазмом… и ошарашено остановились, когда перед ними внезапно вспыхнули линии пентаграммы.

-Нет, - Глори подняла руку. - Не сейчас. Сначала я хочу поговорить с ним.

Еще одна роковая ошибка, мрачно подумал Ангел. Ситуация начинала чем-то неуловимо смахивать на голливудские фильмы о шпионах. Неужели Спайк всерьез рассчитывает, что Глори купится на этот заезженный сюжет? Похоже, да. И ведь похоже, что у него выйдет… Эффектное выпадение из-под потолка временно откладывалось.

-У тебя ведь нет Ключа, так? - Спайк с излишним усердием поправил плащ, стряхнул мусор с колен. Паузу держит, мерзавец, угадал Ангел. И блондинистая Глори смело в ловушку шагнула:

-С чего ты взял?

Спайк обеими руками пригладил короткие волосы.

-Будь у тебя Ключ, ты бы уже вовсю готовилась к ритуалу, разве нет? И тут бы была вся твоя свита, а не кучка тупых охранников, которые и охранять-то не умеют. Так что Ключа у тебя нет… а ведь хочется? У тебя ведь не так много времени?

Глори одарила вампира яростным взглядом, отвернулась и тоже поправила кудрявый беспорядок на своей голове. Вряд ли она стала бы отвечать на этот риторический вопрос, и Спайк уже набрал в грудь воздух для следующего словесного толчка, но весь драматизм ситуации испортил гоблин, видимо, молодой и совсем зеленый.

-Ты знаешь, где Ключ? - радостно возопил он и воззвал за поддержкой к зеркалу. - Великая Глорифициус, прикажи, и мы тут же принесем его тебе!!

Это и стало последней каплей. Повзрослеть и набраться ума гоблину было не суждено - как оказалось, в сильном гневе пыльное зеркало было способно на большее, чем слабенькие молнии. Мертвый гоблин мешком рухнул на пол, его пришедшие в ужас сородичи - тоже; Глори яростно хрустнула пальцами.

-Чем я, по-вашему, занимаюсь последнюю неделю?!! - Ангел испугался, что зеркало лопнет, не выдержав таких нагрузок. - Я - я! - должна вам каждый день, каждый час говорить, что мне нужен Ключ?!! Или убивать по одной безмозглой твари каждый день?!!! Я бы убила всех вас, но если бы вы знали, как это трудно… - Глори измученно потерла пальцами виски, ее гневный голос сник, как сломанный цветок, упав до страдальческого шепота. - Если бы вы знали, как трудно жить без тела, без своего собственного тела… Но вы же не знаете! Вы ни капли не любите меня… ни капли не жалеете свою Повелительницу…

-Мы любим… любим тебя, о Повелительница… - похоже, для павших ниц гоблинов такое обвинение оказалось куда худшим наказанием, чем смерть одного из собратьев. Спайк покосился на чуть не плачущих от горя охранников, презрительно выгнул бровь и повернулся к Глори.

-С такими слугами ты не вернешься в свой мир еще пару сотен лет, - словно бы невзначай бросил он. - Так как ты думаешь, к кому выйдет Дон скорее: к этим волосатым гоблинам-переросткам? Или ко мне?

Старо, как мир, устало прокомментировал Ангел про себя. Если у Глорифициус есть хоть капля ума…

-А почему ты пришел ко мне? - Блондинка в зеркале снова сощурилась - на этот раз подозрительно. - В прошлый раз ты даже не захотел назвать мне Ключ, а ведь я тебя уговаривала…

Она сделала паузу; спустя мгновение Спайк несколько вымученно улыбнулся краем рта, словно Глори говорила о шутке, понятной только им двоим.

-А сейчас ты говоришь, что сам отдашь мне Ключ? Ты, видимо, принимаешь меня за простушку? За обычного тупоумного демона? Ты мне делаешь больно…

Ангел в своей импровизированной балконной ложе в который раз поразился той умопомрачительной скорости, с которой у богини менялось настроение. И эти переменчивые капризные нотки в голосе, чем-то напоминающие ему прежнюю Корделию… ну хоть убей, Ангел не мог воспринимать эту блондинку всерьез!

-Тогда… тогда надо мной стояла Истребительница, - небрежно отмахнулся Спайк. - Сама понимаешь, я должен был спасать свою шкуру. Сейчас эта сучка умерла - и я готов тебе помочь,… если ты поможешь мне.

Умно и тонко, мрачно отметил Ангел. Я ведь не долбаный идейный герой. Я всего лишь грязный продажный вампир… и всегда готов с тобой поторговаться - пойду туда, где заплатят больше. Что-что, а бескорыстие настораживает сильнее всего…

-Помочь тебе?!!! - Глори в зеркале вспыхнула праведным гневом. - Грязный вампир, это… это ТЫ должен быть счастлив, что помогаешь мне! Что я не приказала тебя распылить, как только ты переступил этот священный порог!!!

-Спасибо, - Спайк пожал плечами. - Хотя и сейчас еще не поздно… - Он шутовски раскинул руки и склонил голову к плечу. - Распыли меня, и продолжай отдыхать в своем милом месте. Надеюсь, это зеркало небьющееся?

-Ты заходишь слишком далеко, - сквозь зубы процедила Глори. - Не забывай, с кем ты говоришь.

-Разве я забываю? - удивился Спайк. - С зеркалом… ну хорошо, успокойся, Великая богиня. Что ты готова мне заплатить?

Некоторое время Глори буравила его подозрительным взглядом, хмурясь и что-то прикидывая в уме. Спайк прошелся по краю пентаграммы, предусмотрительно не наступая на сами линии, осмотрел столик, на котором стояло зеркало, сосуд…

-А что ты хочешь? - настроение у Великой Богини в очередной раз перескочило из одной крайности в другую. Подозрительность и раздражение куда-то бесследно пропали из божественного голоса; теперь Глори, словно мед, источала любезность.

-Не знаю… может быть, Ключ? - Спайк глянул на мигом насупившуюся богиню и коротко фыркнул. - Шучу… зачем мне вздорная девчонка? Деньги, и только деньги… много денег.

-У тебя будут деньги, - тут же отозвалась Глори. - Все, что пожелаешь - власть, деньги, миры… только приведи мне Ключ. Мне нужен Ключ… и нужен скоро.

-Идет, - легко согласился Спайк, и тут же подозрительно скосил на Глори глаза. - А кто даст мне гарантии? Задаток?

Ты все правильно делаешь, мальчик. Поторговаться; посомневаться; заставить наглую растрепанную блондинку понервничать и позлиться, - так убедительней. Потом только уступить…

Ангел отвлекся от раздумий. Там, внизу, переговоры уже завершались.

-Идет, - Спайк с сомнением кивнул. - По рукам… Извини, что не даю тебе руку, но ты так и не сказала, бьется ли твое зеркало. Ну, я пошел?

-Погоди, - медленно сказала Глори. - У меня есть другая идея. Подойди ближе.

-Зачем? - обеспокоился Спайк, на всякий случай незаметно отступая к двери - на самом деле из позиции Ангела этот маневр был прекрасно заметен, да и от внимания разом оживившихся гоблинов он тоже не ускользнул.

-Ничего страшного, - громко объявила Глори. Гоблины проявили чудеса сообразительности, и увернуться от множества цепких рук Спайк попросту не смог. - Простая проверка… чтобы я была в тебе уверена.

За несчитанные сотни лет Глори так и не удосужилась научиться убедительно лгать. Ангел наверху всерьез встревожился. Что бы ни задумывал Спайк раньше, ситуация сейчас стремительно выходила из-под его контроля.

-Проверка чего? - очевидно, фальшивая убедительность Глори на Спайка тоже ничуть не подействовала. Он сделал попытку вырваться из захвата, но наученная горьким опытом охрана держала крепко.

-Ничего страшного, - возбужденно повторила Глори, вопрос, между тем, игнорируя. - Просто положишь одну руку на зеркало, вторую - в эктоплазму.

-Куда?!!! - Спайк все еще не оставлял попыток вырваться.

-Сюда, - Глори указала на сосуд с зеленым и блестящим; Спайк, несмотря на всю серьезность положения, отреагировал тут же, - дескать, в эту скользкую дрянь он мог макнуть пальцы только с вполне определенной целью, а на ЭТО он сейчас настроен не был. Если Глори подобное хамство и вывело из себя, то она никак это не показала.

Вот сейчас определенно пора было вмешиваться. Ангел дернулся, прикидывая, как удобнее выбраться из своего лаза, и тут же понял, что тот хруст, который ему все время слышался, отнюдь не исходил из зеркала Глорифициус. Хрустело здание, которому уже три года никто не мешал неторопливо разрушаться в свое удовольствие. Терпеть дальше стокилограммового вампира, посягнувшего на их покой, старые стены не собирались.

Ангел, мигом забыв, что так или иначе сам собирался вниз, инстинктивно попытался ухватиться хоть за что-нибудь. Лихорадочной возни стена тем более не одобрила, без особых затей обрушившись, и остановила безудержное падение только рубашка Ангела, весьма удачно зацепившаяся за какие-то останки арматуры. Висеть головой вниз оказалось еще неприятнее, чем падать. Краем глаза Ангел видел, что отчаянно сопротивляющегося Спайка продолжали волочить к столику. В безуспешных стараниях обрести хоть сколько-нибудь устойчивое положение Ангел извернулся; отвратительные гоблины, не обратив на эффектный незапланированный грохот ни малейшего внимания, повисли на руках Спайка, и одну из этих рук уже успели засунуть в зеленую тарелку. Ангел рванулся еще раз - рубашка, видимо, сочла свой долг по спасению хозяина выполненным и с чистой совестью порвалась. Это событие, в общем-то, вполне ожидаемое, застало вампира врасплох, он самым постыдным образом заорал и полетел вниз. Уже перед самым приземлением он услышал болезненный вскрик Спайка, но увидеть ничего уже не успел.

Ему казалось, что он вскинулся сразу же, но, когда он поднял голову, картина в бывшем зале Саннидейл-Хай изменилась в корне. Спайка никто не держал - тот, совершенно свободный, стоял к Ангелу спиной.

Впрочем, сказать, что Ангел был обделен вниманием, было никак нельзя - пренебрежение со стороны Спайка полностью восполнялось пристальным интересом со стороны двух-трех десятков гоблинов, стоящих плотным кольцом.

Ангел приподнялся; с трудом, но все-таки нашел в себе силы сесть. Правая рука, очень некстати долетевшая к земле раньше остальных ста килограммов мускулов и костей, отчаянно болела - так, что в глазах темнело. Перелома, скорей всего, не было - Ангел на пробу осторожно пошевелил пальцами, рука этому совсем не обрадовалась, но все же подчинилась.

-Спайк? - неуверенно позвал Ангел, решив, что рука, тем более несломанная, подождет. Гоблины, как по команде, перевели взгляд на фигуру в черном плаще. - Спайк?

Вампир неторопливо повернулся, достал из кармана какую-то тряпку или платок и так же неспешно принялся оттирать с пальцев зеленую слизь. Отвечать он тоже не торопился.

-Эй… Спайк? - у Ангела отчего-то пересохло в горле; скорей всего, от непривычного выражения на красивом лице. Холод, презрение, хорошо рассчитанное удивление… почему от этого так неприятно где-то внутри?

-Еще один вампир? - сухо произнес Спайк. У Ангела по спине пробежало стадо весьма упитанных мурашек. Что-то не так… Черт возьми, что-то ОЧЕНЬ СИЛЬНО не так! - И почему он до сих пор на свободе, я вас спрашиваю?!!

Ангел уставился расширенными глазами на знакомую до последней черточки фигуру вампира. Льдистый комок в животе дрогнул и вырос, похоже, вдвое, едва Ангел услышал и узнал истеричные нотки в мужском низком голосе.

Он все еще сидел на полу, как последний дурак, не в силах шелохнуться от потрясения, когда вся свора охранников Глори налетела на него в чересчур рьяных попытках скрутить. Сопротивления, хотя бы символического, оказать Ангел так и не успел. Гоблины пошли по уже знакомой схеме, и на этапе безжалостного заламывания покалеченной руки за спину на Ангела свалилась блаженная тьма.

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:45 | Сообщение # 10
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
День шестой

Первой он почувствовал свою руку. Правая конечность каким-то образом превратилась в отдельную часть тела, и эта часть вела себя так, словно ее окунули в кипящую лаву.

Ангел не спешил открывать глаза. Это была привычка, порожденная столетиями бурной жизни: всегда стоит отыграть каждую лишнюю секунду, собраться с мыслями, прикинуть расклад - даже за целое столетие Ангел так и не избавился от мышления заядлого картежника.

Итак, что у нас на руках? Старая школа и свечи, сбежавшая Дон, сбежавшая Баффи - что за черт, просто какой-то филиал Шоушенка! - и на закуску безумная богиня в теле Спайка. Бред, одним словом. Безумный сон.

-Не надоело притворяться? - знакомый голос раздался совсем близко, где-то над головой, и Ангела кто-то шлепнул по щеке. Не слишком больно, но очень оскорбительно. Теперь глаза открыть пришлось.

От огромного зеркала осталась только серебряная рамка и длинные, как зубы мертвого чудовища, блестящие осколки на полу.

Быть беде, мельком подумал Ангел, не в силах оторвать взгляд от хищного блеска стекла.

Его снова ударили по лицу, и Ангел дернулся, словно вырываясь из сна.

-С… Спайк?

-Ты о чем? - вампир, стоящий над ним, опустил занесенную для нового удара руку.

-Ты… ты же Спайк, - говорить было невероятно сложно, будто каждому слову, прежде чем попасть на язык, приходилось проходить сотни километров. И к тому же холодно-равнодушные голубые глаза ясности в мыслях не прибавляли. - Ты должен быть Спайк…

-Я никому ничего не должна, - высокомерно заявило создание. - И если ты так уж хочешь говорить со мной, обращайся ко мне, как полагается.

Ангел сглотнул и резко мотнул головой. Нельзя… ну нельзя же так! Сейчас надо разогнать наконец мысли, как тяжеловесный поезд, чтобы хоть что-то сделать…

-Я не хочу говорить с тобой, - выдавил он сквозь зубы, пытаясь унять всколыхнувшуюся волной боль. - Я хочу говорить со Спайком.

Белокурый вампир посмотрел на него без всякого выражения - как на пустое место, и отошел в сторону. Теперь Ангел его не видел, а поворачивать голову… ему становилось нехорошо, стоило только себе это представить. К тому же надо было подумать, осмотреться… надо было делать, хоть что-нибудь делать!

Дон. Спайк. Глори. Спасти Дон. Уничтожить Глори. Спасти Спайка. Ах да, еще Баффи. Баффи, бродящая невесть где… Будто гладкие бильярдные шары выскальзывают из рук, стукаются друг о друга и катаются, катаются по кругу в его голове, никак не желая складываться вместе; да и как можно сложить круглые шары?! Да еще рука… рука упрямо не желала успокаиваться. А отключить ее, как нечто ненужное и отвлекающее, Ангел не мог.

Он тихонько застонал от собственного бессилия. Запрокинул голову, и потому не заметил, как Спайк исподтишка глянул в его сторону

Все сначала. Остановить ритуал. Спасти Дон. Как спасти? Уничтожить Глори. Значит, уничтожить ее нынешнее пристанище. Уничтожить Спайка.

Вот он тупик. Уничтожить Спайка. Уничтожить его улыбку, распылить глаза, умеющие быть и голубыми, и черными. Уничтожить мягкий ершик белокурых волос, непрокрашенных на затылке.

Еще три дня назад он бы сделал это, не задумываясь, даже не ради Дон, а просто так - ради удовольствия. Он бы, не сомневаясь, вонзил кол в его мертвое сердце, едва переступив границы Саннидейла. Неужели все переменила постель?

Нельзя думать об этом. Надо выбираться отсюда… надо…

-О чем думаешь, вампир? - весело вопросил голос Спайка. Ангел приоткрыл глаза - Спайк, необычно жизнерадостный, сидел на корточках напротив него. Неровные блики от свечей делали волосы еще светлее, и лицо - тоньше. Ангел сглотнул. Высокие скулы, длинные ресницы, губы, такие мягкие и пахнущие зимой.

Неужели это все - только из-за секса?! Неужели…

-У меня хорошие новости! - громко объявила Глори, и Ангел прикусил губу. Чужие неприятные интонации в этом голосе цепляли, словно занозы, по которым провели шелковым платком, отвлекали. И вместо того, чтобы думать о том, как бы выбраться из всей этой истории, Ангел думал почему-то только о Спайке. От которого осталось только тело. И голос, весь пронизанный чужим присутствием, будто белесыми нитями какой-то страшной грибницы.

Как же так может быть, что этими глазами на мир смотрит не бесшабашный и нагловатый Спайк, а безумная богиня?

Глори бесцеремонно потрепала его за щеку.

-Э-эй! Я разговариваю с тобой, вампир! - Ангел сделал попытку увернуться; богиня захохотала - так Спайк никогда не смеялся - и схватила его снова, почти до синяков. Схватила правой рукой, снова - как никогда бы не сделал левша - Спайк. - Скоро тут будет Ключ. Не правда ли, великолепно? - жесткая ладонь выпустила его лицо, и Глори с наслаждением потянулась. - Я подумала, что даже сохраню тебе жизнь!

-С чего бы такая милость? - медленно выговорил Ангел.

-Милость? - богиня изумленно вскинула широкие мужские брови. - Это не милость, вампир, это цена за то, что ты сделаешь. Ты поможешь мне взять Ключ.

-Нет, - не раздумывая, уронил Ангел. Глори осеклась на полуслове.

-Тебе… тебе не нужна жизнь? Тебе все равно, что я с тобой сделаю?

Ангел пожал плечами. Восторг сполз с лица Глори, словно стертый мокрой тряпкой.

-А если я сделаю так? - правой рукой она ухватила Ангела за палец на все еще ноющей руке и небрежно выгнула, не слишком заботясь о физиологичности такого положения. От неожиданности вампир не сумел сдержать стон.

-В лицо мне смотри, - приказал холодный голос, и свободной рукой Глори вцепилась в его волосы. - Ты и дальше будешь меня утруждать?

-Я… я помогу тебе, - сквозь зубы раздельно произнес Ангел, из последних сил стараясь не срываться в стон. Боль в руке тут же ослабла. - Только ты поможешь мне тоже.

Его волосы выпустили так резко, что голова стукнула в стену, и Ангел ненароком прикусил язык. Великая Богиня была в истерике, Великая Богиня бушевала; он исподлобья наблюдал за ней, чувствуя разливающуюся во рту медную соль. И размышлял.

Зачем его помощь великой богине? У нее есть облик, к которому перепуганная девчонка бросится навстречу сломя голову. У нее есть толпа охранников, пусть туповатых, но ничего - это как раз тот случай, когда количество вот-вот перейдет в качество. Все равно всем Скуби, даже вместе взятым, их не перебить. Что теперь мешает ей бросить его обратно в подвал?

-Как же я ненавижу все ваше вампирское племя! - с чувством закончила Глори. - Лгут, притворяются, пьют кровь, торгуются… Скажи, чего ты хочешь? - она по-женски порывисто обернулась к нему. - Деньги, да? Как тот мерзавец? Деньги, власть, силу - чего ты хочешь?

Ангел позволил ей потрясти себя за шиворот. Как оказалось, зря - ибо чертова адская шлюха посмела украсть у Спайка и его запах. И от этого запаха, от этих глаз совсем рядом со своими он чувствовал себя так же уверенно и надежно, как маленький ребенок, которого забыли в зимнем лесу.

-Чего ты хочешь?!

Ангел закрыл глаза и шепнул в никуда:

-Верни Спайка.

Он ощутил, как пальцы на его плечах разжались. Услышал, как хрустнуло стекло под высокими ботинками, когда Глори шагнула назад, и только тогда открыл глаза.

На лице Спайка было написано безграничное удивление.

-Спайка? Ты хочешь, чтобы тебе вернули вот это? - она ткнула себя пальцем в грудь.

-Что ты хочешь, чтобы я сделал?

-Нет-нет, погоди, - Глори хмыкнула, совершенно по-спайковски. - Ты что, хочешь это тело?

Спросила бы ты что-нибудь попроще, тоскливо подумал Ангел. В голове все перепуталось и сплелось намертво, в единый клубок, да еще так болела рука. Но без Спайка этот мир станет другим, это Ангел знал точно. И жить в этом новом мире будет труднее… даже эту пару часов прожить уже невыносимо сложно.

-Не тело, - он пошевелился, сплюнул - не было уже мочи терпеть во рту этот отвлекающий железный привкус - и изо всех сил позвал того, кто выручит всегда. Когда не было выхода, не было сил, не было ответов, на помощь всегда приходил он. Герой-спаситель в кожаном черном плаще, альтер эго с волчьим оскалом на красивом лице - том самом, которое у них одно на двоих.

Ангелус.

Вызывать его - выпускать из бутылки жестокого джинна, и никогда не знаешь, чем обернется его помощь. Но кто, как не он, кровавый безжалостный демон, может стать глаза в глаза с этой безумной сукой?

-Ты не хочешь это тело? - всерьез заинтересовалась Глори. Ангелу показалось, что ее настроение совершило очередной головокружительный кульбит. - Оно недостаточно красиво для тебя?

Ангел сплюнул красным еще раз, и ощутил, как рот растягивает кривая ухмылка.

-Тело в самый раз… Только согласись, что за интерес иметь тело без души? - он на миг сбился - голубые глаза моргнули и изумленно округлились.

-У этого ублюдка тоже была душа?

-Ну, не притворяйся, будто не понимаешь, о чем я, - еще одна ухмылка, на этот раз шире. И пошлость, побольше пошлости! - Совсем неинтересно иметь пустышку, так?

Глори, словно зачарованная, не сводила с него прищуренных глаз, которые каким-то магическим образом стали черными - совсем как у Спайка. Потом, словно очнувшись от сна, снова хлопнула длинными ресницами и вернула Ангелу, как в зеркале, его же двусмысленную улыбку.

-Ты получишь свою игрушку, - мягко, даже ласково уронила она. Будь это Спайк, Ангел бы поклялся, что тот вне себя от ярости. - Получишь сразу после ритуала.

После ритуала? Шары снова столкнулись с костяным стуком. Он должен спасти Дон, ритуала не должно быть. Значит, Глори должна уйти - должна погибнуть - до ритуала. Не будет ритуала, не будет и Спайка… Круг замкнулся.

Дон или Спайк?

Он не сразу понял, что Глори все еще стоит над ним, и смотрит, чуть нахмурившись. Когда Ангел непонимающе вскинул глаза, она поджала красиво очерченные губы - снова до боли знакомым движением - и отошла.

Боль немного отпустила - как бывало всегда с появлением Ангелуса, - и даже в голове чуть-чуть просветлело. Клыкастый спаситель не стал тратить время на пустые мысли и глупый моральный выбор: в конце концов, выбрать никогда не поздно - когда будет кому его делать и для чего. Значит, надо отсюда выкарабкиваться.

Ангел немного поерзал на полу, будто бы усаживаясь поудобнее. Движение заметили, и ошивающийся рядом гоблин бросил на Ангела чрезвычайно подозрительный взгляд. Вампир в ответ скривил лицо и яростно прищурился - так, как по мнению Ангела, и полагалось плененному, но не сломленному герою. Гоблин, видимо, истолковал это не так, как предполагалось - он всерьез обиделся, очевидно, приняв эту мину за издевательство над своей несовершенной внешностью, перехватил палицу поудобнее и шагнул к плененному рыцарю, с явным намерением сломить его окончательно, не ограничиваясь одной рукой. От этой замечательной идеи его отвлек только голос Спайка - Великая Богиня яростно звала хоть кого-нибудь из своих слуг.

Оставшись в одиночестве, Ангел опустил глаза на связанные руки и в первое мгновение едва не засмеялся от радости: глуповатые гоблины не нашли ничего лучше, чем связать ему руки обычным канцелярским скотчем. Спустя минуту его мнение об умственных способностях Йод-переростков сильно выросло - вряд ли они смогли бы придумать что-нибудь лучше скотча, даже если бы думали неделю. Проклятая липкая лента не то что не рвалась - она даже растягиванию поддавалась с трудом, а учитывая покалеченную руку, над которой вволю потрудилась Глори, освобождение вообще ставилось под большой вопрос.

Да с какого это времени кусок липкой канцелярской ленты может остановить Бича Европы?!

Ангел втянул в себя воздух, сжал зубы до скрипа, закрыл глаза и дернул рукой. Еще, еще, еще раз! Чем-то смахивает на секс, мелькнуло в его голове. Перед глазами в черноте проносились раскаленные нити и спирали - а одна из этих спиралей совершенно точно ввинчивалась сейчас в раненую руку. Если бы Ангел так не боялся привлечь внимание, он бы завыл - но скотч неожиданно поддался. Он не порвался, нет - но растянулся ровно настолько, чтобы пропустить горящую огнем злополучную руку. И впрямь - как секс, подумал Ангел, и тут же этой своей мысли ужаснулся. Видимо, не обошлось тут без не к добру помянутого пару дней назад венского старичка - он-то такие вещи умел отслеживать как никто другой.

И уж конечно не обошлось без Спайка.

Ангел приоткрыл глаза и подождал, пока придет в состояние нормы - относительной, конечно, - рука. Главенство верхней конечности перестало его раздражать и теперь даже забавляло - может быть, и в этом было влияние Ангелуса; в конце концов, страдания и боль всегда были его коньком.

В зале почти ничего не изменилось, разве что несколько свечей догорели и бесславно закончили свой путь лужицами воска на полу. Глори что-то втолковывала ушастому миньону у разоренного алтаря. Слова до Ангела не доносились, но методы Великой Богини в вербальной поддержке, похоже, не нуждались - Глори явно предпочитала кнут прянику.

Ангел потянул руку сквозь липкое кольцо скотча, сначала бережно, будто рука была сделана из хрусталя высшего качества, потом решил, что хуже уже будет вряд ли, и дернул сильнее.

-Развлекаешься? - негромко и почти дружелюбно спросила незаметно подошедшая Глори и присела на корточки в двух шагах от него. - Мучаешься… А ведь мог бы просто попросить - я бы тебя отпустила.

Ангел последним усилием выдернул-таки кисть из петли, аккуратно пристроил вызволенную руку на коленях и виновато улыбнулся сидевшей напротив него богине улыбкой нашкодившего щенка. Глори неприятно усмехнулась в ответ краем рта, наклонилась вперед и коснулась щеки вампира пальцем. Ангел помнил, чем закончилась прошлая попытка увернуться, и усилием воли заставил себя сидеть неподвижно. Палец поднялся выше, прогулялся по его виску и вернулся к губам.

-Так я могу считать, что мы договорились? - мурлыкнула богиня. Ее губы - безукоризненно очерченные губы Спайка - чуть-чуть приоткрылись, и лицо стало таким же невинным, ребяческим и в то же время дико желанным, каким бывало только у Спайка. Причем все эти выражения совершенно не означали, что их носитель и непосредственный автор действительно всеми этими качествами обладал - скорей даже наоборот. Правда, люди узнавали об этом, как правило, слишком поздно.

Клыкастый демон яростно рявкнул где-то внутри, давя на корню всплески сентиментальности. Ему нравится Спайк, и он хочет спасти его? На здоровье! Только для этого надо действовать. Словами, сказками и глупыми воспоминаниями тут не помочь - эту сумасшедшую суку надо перехитрить.

Ангел снова искривил рот в подобии улыбки и поднял с колен здоровую руку. На его движение Глори только чуть отшатнулась, но не стала препятствовать, когда Ангел обвел большим пальцем не по-мужски гладкий подбородок. Спайк всегда ненавидел бороды и усы.

На этот раз Ангел сам пригасил не к месту разгулявшуюся память и, едва касаясь, погладил впадинку на щеке - прямо под высокой скулой. Богиня не шевелилась - может быть, ей это нравилось, а скорей всего, она просто ошалела от неслыханного хамства.

-Договорились.

У Ангела чесались кулаки; левый кулак, здоровый, чесался точно. Локтем в висок, и костяшками пальцев - в скулу, и эта, с позволения сказать, Богиня следующую пару часов проведет в мирном тихом сне. А у него будет время, чтобы отыскать непослушную девчонку-Ключ, поймать сбежавшую Баффи, и может даже…

Потерять Спайка.

Глаза напротив него снова изменили выражение - и снова Ангел не смог угадать, что за чувство призраком мелькнуло внутри этой зимней голубизны. Рука Спайка - с короткими сильными пальцами, с облупленным жутким лаком на обломанных ногтях, которые красил еще Спайк, с мозолями, которые натирал сам Спайк, - почти нежно накрыла его ладонь, устроившуюся на щеке Ангела. На какой-то дикий миг Ангелу показалось, что он понял кое-что про Спайка, - про циничного мерзавца, создавшего себе говорящую картинку - Баффи-бота.

Пусть так, пусть ненастоящее, но все равно - дорогое, все равно любимое…

Слово упало внутри Ангела, как тяжеленный камень. Любимое?!! Это он только что подумал про этого монстра, сидящего напротив?

Дальнейшие его мысли оборвала сама Богиня, - она, очевидно, решив, что взаимные нежности затянулись, резко встала, попутно рванув вампира за руку и тоже подняв на ноги.

-Раз договорились, тогда слушай очень внимательно. Ты идешь искать Ключ…

-Что?! - чего угодно ожидал Ангел, но не этого. - Что?!

-Искать Ключ, - за то, что вампир посмел перебить Богиню, раздосадованная Глори несколько по-детски наградила его подзатыльником. - Ключ шатается по городу. Я хочу, чтобы ты нашел его и привел сюда.

В этот миг Ангел уверился окончательно, что с головой у Глори не все в порядке. Если все ее планы были хоть чуть-чуть похожи на этот, то было понятно, отчего она оказалась в человеческом измерении в смертном теле и почему ее смогла победить Баффи. Идея отпустить на поиски девчонки вампира, поклявшегося эту девчонку защищать, никакой критики не выдерживала.

Наверное, надо было сказать, что согласен, найти-таки Дон и найти Скуби, которых вечно нет, когда они нужны. Уиллоу и Джайлз наверняка что-нибудь придумали бы.

С лица Спайка вдруг слетело надменное неприятное выражение. Он изумленно распахнул глаза и схватился за затылок. Причину такого, явно небожественного поведения, Ангел понял буквально в следующую секунду - когда в белокурую голову прилетел следующий камешек.

Запущенный неумелой девчоночьей рукой.

-Эй! - наверное, Дон старалась выглядеть независимо и смело. Это бы ей удалось, если бы не голос - срывающийся голос насмерть перепуганной девчонки. - Спайк!

-Спа-а-айк! - передразнила ее Богиня, уже, похоже, взявшая себя в руки. - Какая удача.

Дон уже окружили гоблины, - не прикасаясь пока руками, но не давая ступить и шагу.

-Спайк? - девочка перевела глаза на стоящего у него за спиной вампира. - А-ангел?

Кулаком в беззащитный затылок - туда, где выступает под короткими волосами выпуклый позвонок, - а потом по спине. Схватить Дон и бежать…

-Дон, - Ангел улыбнулся как мог спокойно и мягко. - Донни…

-Какая удача, - повторила Богиня, - теперь в ее голосе Ангел отчетливо услышал досаду. - Ключ сам пришел к нам в руки...

Ангел слегка подобрался - сейчас, когда Дон уже была тут, Богиня вполне могла наплевать на все договоренности и снова замотать с трудом уговоренного вампира в скотч.

Но белокурая крашеная Богиня о нем будто забыла.

***

-Ты осознала, ведь так? - Глори, сунув руки в карманы плаща, прохаживалась вокруг сжавшейся в комочек Дон. - Тело - бренно. А твоя сущность… сущность Ключа - бессмертна. Твое предназначение - открыть врата между мирами. Твоя суть - энергия…

Ангел никогда бы не поверил, что голос Спайка может произносить такой нудный вздор, если бы не услышал сам.

Ангел никогда бы не поверил, что будет сидеть на полу и тупо смотреть на несчастную и перепуганную сестру Баффи, вместо того, чтобы спасать ее; и в то, что он будет искать способ спасти попутно еще и Спайка, он тоже бы никогда не поверил. Все это было бы похоже на какой-то замысловатый лихорадочный бред - и Ангел и назвал бы это бредом, если бы имел возможность всерьез задуматься над происходящим.

Шальная девчонка с какой-то стати подумала, что именно Глори приказала украсть из больницы Баффи. Послонявшись по городу и не найдя нигде пропавшей сестры, младшая Саммерс решила блеснуть отвагой - отправившись в логово врага и обменяв себя на чудом воскресшую сестру.

Железная логика. Если бы не прискорбное обстоятельство, что девчонку и так в самое ближайшее время собирались прикончить, Ангел готов был озаботиться этим лично.

-Школа, сестра, друзья… все это есть у всех, - продолжала Глори. - А кто может похвастаться тем, что он - уникален? И, тем более, - что у него есть предназначение? Не колледж, замужество и куча детей, а…

Дон молчала, не поднимая глаз. Она не произнесла ни слова, когда узнала, что Баффи тут нет и не было, что вместо Спайка с ней говорит сумасшедшая Богиня и что Ангел сам, по своей воле остался этой безумной помогать.

-Ты возродишься, - почти ласково закончила Глори. - Твоя энергия бессмертна. Ты будешь жить, будешь существовать, пока будут существовать хотя бы одни врата.

Хорошее утешение, ничего не скажешь, мрачно подумал Ангел.

В зале снова горели свечи. Гоблины в рясах откуда-то приволокли чашу с зеленой слизью и расшитый узорчатый балахон для Великой Глорифициус. На взгляд Ангела, балахон был вполне подходящим для церемонии - тем более по опыту вампира он мог сказать, что большинству ритуалов наплевать, в чем их будут проводить: в расшитом узорами и рунами банном халате, в черном кожаном костюме и в сапогах со шпорами или же в обычных джинсах. Но настроение у Глори снова неизвестно отчего испортилось - и темный халат был надет на голову одному из гоблинов из-за одного неверно вышитого узорчика. От слов, которыми Глори сопроводила этот акт, даже Дон несколько оживилась и подняла голову.

-…и принесите новый!!! - закончила Богиня. Судя по лицам слуг, запасного халата у них припасено не было. Глори задумчиво прищурила голубые глаза, и спустя секунду в зале остались только стражники - все остальные испарились, утащив в охапке забракованный балахон.

Глори прошлась по центру комнаты, хрустя высокими военными ботинками по стеклу, поправила несколько свечей, оглянулась.

-Мне нужно переодеться.

На месте охраны Ангел бы задался справедливым вопросом, во что переодеться и зачем, если ритуальный балахон только что унесли. Но гоблины, очевидно, знали характер Глорифициус чуть лучше - потому что без всяких вопросов уперлись взглядом в пол.

Богиня вытащила руки из карманов, медленно потянула с плеч плащ и внезапно остановилась.

-Вы что, собираетесь смотреть, как я буду раздеваться?! Вон отсюда!

Стражу тут же будто сдуло ветром, Богиня так же неторопливо натянула плащ на плечи и повернулась к пленникам.

-Мы что - тоже вон? - хмуро поинтересовался Ангел.

-В общем-то, да, - согласилась Глори. - С одной поправкой: мы все - вон!!

Дон взвизгнула, когда в нее вцепилась рука с черным лаком на ногтях и потянула к выходу. Окончательно сбитый с толку Ангел успел только ухватиться за другую руку младшей Саммерс и рвануть на себя.

-Ангел, ты рехнулся?! - прошипел знакомый голос, уже без капризных интонаций, и знакомая же рука несильно шлепнула его по затылку. - Сматываемся!

-С-спайк?!

Вместо ответа тот еще раз стукнул вампира по голове.

-Спайк?!!

Бить по голове Дон Спайк отчего-то не стал, но покосился весьма красноречиво.

-Ты… ты все это время был тут? - поинтересовался Ангел. Почему-то он чувствовал себя полным болваном.

-А где мне было еще быть? - раздраженно бросил Спайк, к чему-то прислушиваясь. - Куда ведет ход, откуда ты вылез?

-Что?

-Ангел, - на этот раз от оплеухи Ангелу удалось увернуться. - Не будь глупее, чем ты есть! Куда ведет ход? Ну, откуда ты выпал?

-Выпал? О! - Ангел наконец-то уразумел, о чем идет речь, и махнул рукой в сторону разлома. - Оттуда… а ход… ход ведет в библиотеку, туда, где ты меня бросил…

Спайк кинул на Ангела косой взгляд, Дон тоже уставилась весьма заинтересованно, и темноволосый вампир от всей души понадеялся, что последние его слова не прозвучали слишком уж… по-девчачьи.

-Чудесно, - Спайк наконец прекратил рассматривать Ангела, деловито сгреб Дон в охапку и не слишком аккуратно вскинул на плечо. - Лезь, крошка.

-Я? Туда? - Дон машинально ухватилась за край пролома, взвизгнула, когда камни осыпались у нее из-под пальцев, и вцепилась в обломок арматуры мертвой хваткой. - А вы?!

-Дон!

-Я без вас никуда не пойду!

К несчастью или же наоборот, Спайк еще не совсем вышел из роли капризной богини, и спорить с взбалмошной девчонкой был не намерен. Он попросту разжал руки и предусмотрительно шагнул в сторону, оставив Дон висеть и беспомощно дрыгать ногами.

-Ползи до библиотеки, - посоветовал Спайк. Дон снова взвизгнула - впрочем, весьма негромко, явно вспомнив про гоблинов за дверью - и кое-как вскарабкалась в пыльный лаз.

-Я тут не пролезу!

-Пролезешь, -хладнокровно отозвался Спайк. -Там даже наша ангельская тушка пролезла… лезь до библиотеки, выбирайся наружу. Мы прикроем.

-А если там Глори поставила стражу? - спохватился Ангел, уже готовый огрызнуться в ответ на столь нелестный отзыв о своих габаритах. Спайк опять покосился на него, на этот раз с жалостью:

-Ангел, Глори - это я! А я туда стражу не ставил, я их всех отправил искать запасной халат!

-Я без вас никуда не пойду!

-Дон! - рявкнул шепотом Спайк. - Если мы сейчас все исчезнем, за нами вышлют погоню! А Глори сможет их задержать! И ты же видишь, мне ничего не сделали… и Ангелу тоже.

Насчет этого правая рука Ангела бы поспорила - если бы умела говорить.

-А ты… ты давно тут? Ну, вместо Глори…

Если бы это спросил Ангел, то Спайк бы в лучшем случае на него наорал. На Дон он просто глянул исподлобья, и пусть неохотно, но все же ответил:

-Тут и не было Глори. Я просто… просто притворился.

Ангел внезапно отчаянно пожелал проснуться. Чтобы сейчас зазвонил будильник, или застучала в дверь Корделия, или… Да что угодно, хоть даже драться с помоечными вонючими демонами, лишь бы не в этом сумасшедшем городе с его сумасшедшими обитателями!

-Я искренне надеюсь дожить до того счастливого момента, когда человечество изобретет машину времени, - сообщил со вздохом Ангел горящим свечам. Спайк на такую ловушку, разумеется, не попался, зато все еще выглядывающая из стены Дон радостно в нее ринулась:

-А зачем тебе?

-Чтобы вернуться в тот проклятый всеми богами и демонами вечер и не дать Дру выйти из дома, - охотно пояснил Ангел. - Теперь я бы ее лично придушил, только чтобы этот мерзавец умер в своем долбаном сарае от своей пневмонии, а не портил бы мне жизнь уже второе столетие подряд…

-В каком сарае? - тут же поинтересовалась Дон, пискнула и под хмурым взглядом Спайка наконец скрылась в глубине лаза. На редкость вовремя - ибо голоса за дверью оживились и приблизились.

-Начали, - Спайк выдохнул, с силой зажмурился - а когда открыл глаза, на его лице снова было то малоприятное требовательное выражение. Так что, когда обрадованная божественная прислуга ворвалась в зал с новым платьем наперевес, на Ангела кричала уже Великая Богиня Глорифициус.

-Как ты мог?!! Неужели только мне одной нужен этот Ключ?! Как ты…

Спайк нервно махнул рукой и запустил пальцы в волосы. Возможно, будь его волосы хотя бы чуточку длиннее или ногти - такими же холеными и яркими, как у кудрявой блондинки в зеркале, этот жест бы выглядел не так нелепо.

…Может быть, этот дикий фарс и сошел бы им с рук. В конце концов, до этого Спайку удавалось обвести вокруг пальца с накрашенным черным ногтем и Ангела, и Дон - не говоря уже о подобострастных слугах Глори, на которых было достаточно рявкнуть погромче. Но судьба - в который уже раз за эту неделю - решила продемонстрировать, насколько хрупкой бывает удача и какая ничтожная малость может ее разрушить.

Камешек. Один маленький камешек, сорвавшийся с разломанной стены и упавший - что за черный юмор у этой судьбы! - как раз на голову миньону Глори. И почти сразу же из темного прохода послышалось чье-то «апчхи» - чихали явно в ладонь, но эхо старого здания, стоящего на Адской Пасти, заботливо усилило звук так, что его услышали даже охранники, замершие у дверей.

Спайк осекся на половине своего гневного монолога. Кое-кто из мохнатых монахов поднял недоуменный взгляд на свое растерявшееся Божество - и надо сказать, что при всей своей глубокой ограниченности полными идиотами они все же не были…

***

Из этой драки Ангелу почти ничего не запомнилось, да и на драку это было похоже мало. Драка - это не только сила, это - хитрость, ловкость, тонкое искусство и один Бог знает, что еще - тут же не было ничего, кроме грубой силы и слепого везения. То, чего не доставало не слишком опытным миньонам Глори, они смело брали своим количеством, а весь опыт изрядно поживших на земле вампиров был практически бесполезен в такой свалке.

Их чуть было не повалили в самом начале драки - Ангел устоял чудом и ухитрился удержать за кожаный шиворот белокурого напарника: отчего-то именно на него была направлена большая часть гнева соперников. Потом вампирам все-таки удалось занять позицию у алтаря и некоторое время с переменным успехом отбиваться - из всего этого Ангелу запомнилась только нарастающая боль в не выдержавшей подобных издевательств руке и подвижное, как капля ртути, тело, прижавшееся к его собственной спине.

Во всем этом был только один смысл, - и это была отнюдь не победа. Дать Дон уйти, отвлечь на себя большую часть этих гоблинов - хотя кто знает точно, сколько их тут может еще быть?!

На какой-то миг Ангела охватила жгучая обида - его выкинули из Ада, он столько раз выстаивал перед открывшейся Адской Пастью, он смог пережить даже демонического мэра, десятки раз уходил от опасности в Лос-Анджелесе - и должен умереть от волосатых лап тупых низкорослых гоблинов?! Злость добавила сил, и в приливе вдохновения Ангел, вместо того, чтобы отбивать удар, вцепился в пресловутую волосатую конечность и швырнул отчаянно верещащего противника в толпу импровизированным ядром, ненароком чуть не сбив с ног Спайка за спиной. Спайк на ногах с трудом, но удержался, с гоблинами же этот фокус вышел куда лучше - Ангел даже решил, что если он сегодня выживет, то как-нибудь отправится развлечься в боулинг.

Противник взял тайм-аут - очевидно, чтобы сменить планы.

-Слушай, у тебя ведь есть душа? - Спайк невежливо ткнул союзника локтем под ребра. Сквозь два слоя одежды и черную кожу плаща Ангел чувствовал, как передергивает сильную напряженную спину, прижавшуюся к нему.

Он раздраженно обернулся, готовый огрызнуться - и тоже вздрогнул.

Да, гоблины явно перестроили свои планы - в расчете на подкрепление.

О, подкрепление было небольшим - всего-то десятка два с ног до головы татуированных мужиков в рогатых шлемах. Среди всего этого декора небольшая темно-синяя татушка на щеке в глаза почти не бросалась.

Орден Зверя, о котором так много говорили все эти дни, наконец-то явил себя восхищенной публике.

Теперь совещающаяся толпа сильно напоминала небольшую армию. Ангелу подумалось, что они при желании могли бы просто растоптать безоружных вампиров ногами, даже не прибегая к тому многочисленному и явно малоприятному арсеналу, который виднелся на поясах новоприбывших.

-Раз у тебя есть душа, - преувеличенно бодро рассудил Спайк, - ты можешь начинать молиться… о чуде…

Ангел сгоряча хотел ответить. Хотел сказать, что он не привык молиться, да если бы и привык - чудес не бывает, и из этих развалин их со Спайком могут спасти только они сами, а на это шансов, увы, нет… Вряд ли он бы успел сказать все это, потому что армия начала приближаться - полукругом, явно собираясь в этой схватке разделить так упрямо прикрывавших друг друга вампиров, и Ангел почувствовал - снова спиной - как коротко и обреченно выдохнул Спайк. При взгляде на мягко мерцающие лезвия - короткие и длинные, узкие и широкие, бесспорно дико острые - Ангелу самому захотелось тоскливо вздохнуть.

Чудес не бывает.

Но для этого вечера чудо решило сделать исключение и все-таки явилось. Вернее, чудо вывалилось из такого же вентиляционного прохода, как тот, по которому пробирался Ангел; с той разницей, что приземлилось оно не как мешок с вампирскими костями. Нет, неведомый подарок судьбы, едва коснувшись ногами пола, молниеносно перекатился в кувырке раз, второй, и настороженно замер у противоположной стены в боевой стойке.

Невысокая, растрепанная, странно нелепая в чересчур просторной мешковатой голубой одежде, босая…

-Истребительница!

-Баффи!

Возгласы слились в один вскрик, и темноволосый вампир снова ощутил, как вздрогнул Спайк за его спиной.

-Ты что, и вправду… - Спайк не договорил. Миньоны Богини атаковали снова - но теперь все было по-другому. Главные силы были брошены на застывшую у стены Истребительницу.

Первого противника она отбросила ногой, легко крутанувшись на месте, от удара второго просто ушла, водой перетекла на другое место, почти незаметно подобрав упущенный меч, и напала в ответ. Она дралась, как всегда - красиво, эффектно и безжалостно, и теперь бой кипел уже вокруг нее.

Внимание от вампиров было отвлечено: теперь уже слуги Глори отбивались от атаки с двух сторон, и вряд ли нашелся бы кто-то, кто бы позавидовал им - оказаться между разъяренной Истребительницей и двумя не менее разозленными вампирами.

Время будто замедлилось: Ангел бил, отмахивался, крутился на месте, и в то же время видел, как подкравшийся гоблин замахивается длинным осколком зеркала на Баффи. Видел, как она в последний момент приседает на одной ноге, легко, как танцовщица, и сбивает противника. Видел, как троица нападающих прижимает к стене Спайка и как встрепанный вампир вырывается из окружения с оскаленным разбитым ртом, - и с отвоеванным оружием в руке. Чудо будто накрыло парадный зал Саннидейльской школы своим крылом и берегло всех троих: и хрупкую девочку, и двоих уже порядком израненных вампиров. Может быть, дело было и не в чуде: просто Истребительница, как обычно, принесла с собой дух победы. А может быть, сыграла свою роль неожиданность.

Как бы то ни было, сейчас у них появилась надежда. Ангел видел, что Спайк, вроде бы невзначай, в пылу битвы, подбирается к выходу. Видел, как Баффи готовит себе путь к отступлению.

-Баффи?!

Нет. Нет.

Ангел отвлекся всего на секунду, но его противник успел угодить чем-то тяжелым - хорошо, что не острым - по раненой руке, которую вампир все это время старался беречь. От боли ли, или от милого зрелища высунувшейся из дыры в стене Дон Ангел внезапно озверел.

Если ей посчастливится выжить сегодня, то она пожалеет, что родилась на свет, мрачно пообещал он себе, скользнул глазами по ошарашенному лицу Спайка, на котором понемногу проступала свирепая решимость, и так же угрюмо подумал, что он в своем стремлении не одинок.

Вскрик.

-Баффи?!!!

Истребительница тоже отвлеклась. Всего на миг, только этого обычно с лихвой хватает в бою, особенно, когда дерешься с десятком до зубов вооруженных фанатиков.

Ангел рванулся в другой конец зала, где напрасно пыталась встать худенькая девушка в синем костюме. Краем глаза вампир увидел, что Спайк тоже бросился туда, не разбирая дороги.

Руку обожгла боль - будто по ней с размаху заехали битой. Его отбросило в сторону, словно тряпичную куклу, а не здорового взрослого мужчину. К мучительным вспышкам в безвольно повисшей и явно плюнувшей на безответственного хозяина руке прибавилось еще и жжение в ободранных о бетонный пол коленях. Встать на этот раз было куда труднее - краем глаза Ангел видел, как неловко пытается подняться Спайк, которого тоже задело невидимой битой. Кроме них, на полу неизвестно как оказалась и половина воинов Глори, и, судя по их изумленным лицам, причина внезапного падения была тайной и для них.

Ангел решил, что это было еще одно чудо. Хотя лучше бы его и не было. К чертям эту победу, этих долбанных фанатиков - лишь бы унести отсюда ноги, и еще, желательно, и руки…

Баффи.

Подняться на ноги Ангелу все же удалось, хоть и не без труда: если бы не мысль о раненой Баффи, вряд ли бы у него вышло так быстро укротить искалеченное тело. А ведь все еще только начинается…

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:46 | Сообщение # 11
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
***

Темнота перед глазами была уже привычным состоянием. Ангел вяло подумал, что большая часть его пробуждений в Саннидейле начиналась именно так: темно, все болит и вспоминать о том, что было, не хочется совсем. А он еще скучал по этому городу!

Ангел пошевелился, не открывая глаз - под спиной было что-то вполне мягкое. И сама спина тоже… была. Что не могло не радовать, учитывая обстоятельства.

…Она попробовала ударить его. Когда он, наконец, добрался до нее - сквозь вдруг решившее обрушиться здание - она стояла на одном колене, привалившись плечом к стене, а голубой рукав ее странного костюма стремительно темнел. Ангел попытался поднять ее - она дернулась и замахнулась в ответ, и глаза под растрепанными светлыми прядями были дикими и злыми. Как у загнанного зверя.

Темнота под сомкнутыми веками была прохладной, и в эту приятную прохладу вплеталась весьма заметная нотка сигаретного дыма. Ангел представил себе этот дым - серовато-голубой, мягкий, теплый, медленно и прихотливо растворяющийся в полумраке комнаты или где они там лежали - и ему вдруг до дрожи захотелось курить. Ему и раньше частенько приходилось брать в руки сигарету - когда этого требовало дело. Но к курению Ангел был всегда равнодушен, да и Ангелус, в общем-то, тоже.

Ангел чуть повернул голову, ловя ноздрями ускользающий аромат. Отчего-то банальный запах дешевых сигарет показался ему лучшим запахом в мире.

-Проснулся? - вяло поинтересовался голос Спайка откуда-то справа. Ангел снова втянул в себя горьковатый вкусный дым и неопределенно мотнул головой.

-Баффи!

Может быть, он и мог ее победить: уж раненую Истребительницу он скрутить бы точно смог. Если бы сам был в чуть более здоровой форме...

Она стукнула его по плечу - несильно, но его руке хватило и этого. Он сдержал шипение и усилием воли загнал внутрь стремящегося вырваться демона.

-Пойдем… Баффи…

Наверное, стоило ударить ее тоже. Может быть, она пришла бы в себя - но он не мог.

-Баффи… любимая, пойдем…

Ангел и сам не знал, откуда на его язык пришло это слово. Он почти отвык даже перед самим собой, в бесконечных мечтах называть ее так, да и мечты эти в последнее время случались все реже, и эта окровавленная девушка с первобытной ненавистью и яростью в глазах слишком далеко ушла от той, кого он когда-то мог назвать так. И он сам…

Ему показалось - или в ее глазах что-то изменилось?

Опасность он не увидел и не услышал - в таком-то грохоте - скорее почувствовал каким-то восьмым вампирским чувством. Он поймал хрупкое выпачканное в крови и пыли запястье - Баффи уже не сопротивлялась, - и буквально отдернул ее от стены. Камни обрушились секундой позже.

Дым вдруг приблизился, оказался совсем рядом, и в его губы толкнулся влажный бумажный стерженек, насквозь пропитанный волшебным запахом. Поначалу Ангел не разобрался, снова мотнул головой - а, едва поняв, жадно потянул в себя горячий дым, будто это была теплая живая кровь после долгих дней голода. Во рту разлился сильный горький вкус, и в виски словно ударили два мягких, тоже горячих молоточка.

-Ты точно не Ангелус? - так же сонно поинтересовался Спайк. - Ты же не курил никогда…

Ангел затянулся еще раз, - без устойчивого навыка, да еще и без помощи рук это было делать достаточно сложно - и объяснять Спайку, что Ангелус тоже к сигаретам и табаку относился без восторга, не стал.

-Тебя так волнует этот вопрос? - от дыма язык становился будто бы слишком жестким и неповоротливым. - Ты мне его уже второй раз задаешь…

-В общем-то, да, волнует, - признал Спайк. - Не слишком хочется оказаться рядом с сумасшедшим идиотом, который только и хочет всех пытать и убивать.

Ангел усмехнулся и перебросил бумажный душистый цилиндрик в другой угол рта.

-Знаешь, когда я рядом с тобой, мне все время хочется пытать и убивать, - заметил он. - Какого черта ты не сказал, что ты - это Глори?

Сухие жесткие пальцы проехались по его подбородку и отобрали сигарету.

-А какого черта ты не сбежал, когда у тебя была такая возможность? Перехватил бы эту… этого глупого ребенка, и нашу сумасшедшую Истребительницу…

А и правда, какого черта он не сбежал? Ах, да он же хотел спасти этого остроумного идиота с сигаретой, который сейчас сидит рядом…

…Баффи он от обвала отшвырнул. В пыли что-то разглядеть было сложно, но он все же рассмотрел, что Спайк прорывается туда, где в последний раз он видел Дон. От потолка отвалился еще кусок и вроде бы благополучно похоронил под собой парочку разрисованных парней. В поднявшемся сплошном пыльном облаке Ангелу померещились рыжие волосы Уиллоу.

Только Скуби сейчас тут и не хватало.

Баффи рядом уже не было - пока он пялился по сторонам, раненая Истребительница снова сбежала. Драться сейчас было, в общем-то, не с кем - падающее вокруг здание никого не вдохновляло ни на бой, ни на поиск Ключа. Все участники нынешнего собрания единогласно и не сговариваясь решили, что воскрешение Богини можно отложить еще на пару десятков лет, поскольку вряд ли найдется кто-нибудь согласный потом воскрешать их самих, и дружно искали пути спасения.

Очередная порция потолка обрушилась в двух шагах от отчаянно озирающегося Ангела. Может быть, он и смог бы отскочить, если бы на пути не попался так же лихорадочно оглядывающийся гоблин. Рухнули на пол они вместе, и тут вампиру повезло - гоблин оказался снизу, и смягчил падение на груду штукатурки и кирпича. Ангел по логике вещей оказался сверху, и в этом не повезло уже ему - прилетевший по косой дуге камень он встретил как раз виском.

От воспоминания снова заболела голова. Постепенно равнодушное умиротворение отступало - но, однако, не настолько, чтобы хотелось открыть глаза. К тому же, раз Спайк расслабленно лежит рядом, они оба живы и в состоянии говорить, ничего страшного так и не произошло.

…Вокруг была пыль. Коричневая пыль засыпала глаза, забивала нос, и вообще - причиняла массу неудобств. Сквозь кирпичные облака перед самыми глазами во множестве бежали ноги - большей частью босые, волосатые и малоэстетичные. Смотреть на мохнатые конечности Ангелу не хотелось, - глухая темнота, из которой он только что вынырнул, была куда лучше. Он с облегчением сомкнул горящие от пыли веки и почувствовал, что снова соскальзывает в …

Щека вспыхнула от безжалостного удара, голову Ангела мотнуло в сторону. Вместо блаженной тишины и мрака вокруг внезапно случился грохот, грязь и чумазое злющее лицо в клубах пыли - будто в языках адского пламени.

-Поднимайся, мать твою!!

Пощечина обрушилась уже на другую щеку. На этот раз Ангел снова натолкнулся виском на что-то твердое и острое, однако вместо ожидаемого забытья его уколола боль. По лицу побежала мокрая струйка, ранка тут же начала гореть - не хуже, чем все лицо в целом, и темноволосый вампир, наконец, разозлился.

-Вставай!!!

От следующей оплеухи уклониться ему снова не удалось.

-Хва… хватит, - Ангел вскинул руку и поразился забавному ощущению: рука будто бы медленно плыла. Во всяком случае, видел он ее именно так.

-Ну вставай же… - ему показалось или в осипшем голосе появилась мольба? - Мне же тебя не унести!

На миг Ангел задумался над интереснейшим вопросом, куда и зачем его собирается нести это растрепанное существо, потом думать стало как-то сразу некогда - ибо чумазое создание вцепилось в Ангела мертвой хваткой. Надо ли говорить, что наилучшим местом для этой самой мертвой хватки стала исстрадавшаяся правая рука?

Ощущения, нахлынувшие на Ангела в связи с этим, ни в какое сравнение с пощечинами и оплеухами не шли и моментально прочистили его плавные и неспешные мысли. Все разом стало на свои места: и кирпичная пыль над грудами бетонных обломков, и грязное лицо с голубыми лихорадочно горящими глазами, и даже туман в голове тоже стал вполне объясним, - стоило только вспомнить летящий камень.

-Встаю, - язык ворочался с трудом, но сказать оказалось все же легче, чем сделать…

-А для тебя что-нибудь значит число десять? - прервал воспоминания Спайк. Ангел, так и не дождавшись очереди на сигарету, тяжело вздохнул. В вопросе явно был какой-то подвох, но спросонья обнаружить его было сложно.

-Да вроде ничего… - осторожно ответил вампир. - А почему ты спрашиваешь?

-Просто так, - Спайк тоже печально вздохнул. - Уиллоу боялась, что ты будешь переживать, а я ей сразу сказал, что число девять куда лучше. И потом - Ангел Девятипалый - звучит же, а?

Не дослушав, Ангел распахнул глаза и подскочил на кровати. На левой руке в наличии были точно все пальцы и куча марлевых нашлепок; правая рука, освобожденная от располосованного рукава, была аккуратно подвешена на перевязь к шее и могла похвастаться куда большим количеством компрессов, примочек и пластыря. К тому же каждый палец был отдельно тщательно перемотан бинтом, и, пока Ангел пытался сосчитать в этой белой и неуклюжей варежке количество торчащих объектов, на какую-то страшную секунду ему померещилось, что их и вправду четыре.

Спайк, вольготно развалившийся на кушетке рядом с гостевым диваном Джойс, безмятежно курил, с интересом наблюдая за своим перепуганным соседом и только чуть подрагивая уголками рта. Выглядел он не очень: Ангел не сразу рассмотрел, что Спайк - во всяком случае, видимая его часть - тоже был во множестве украшен бинтами и примочками.

-Очень смешно, - буркнул Ангел. - Как раз в твоем духе.

Спайк усмехнулся, выпуская клуб дыма:

-Ты ведь поверил? Значит, смешно…

Поразмыслив, Ангел решил, что обижаться на Спайка, по меньшей мере, глупо, и уж точно бессмысленно. К тому же эта шутка была из разряда почти безобидных - в случае Спайка те шутки и розыгрыши, во время которых вас не подвешивали за руки к потолку, не поливали святой водой и не били по голове тяжелыми тупыми предметами, вообще считались невинными. На бурную реакцию сил у Ангела не было, поэтому он попросту протянул руку и отобрал у шутника сигарету. Тот не слишком сопротивлялся - от сигареты все равно осталось меньше половины.

-Что мы тут делаем? - после пары затяжек вопросил Ангел.

-Сидим… Курим… - Спайк покосился на хмурого вампира и лукаво приподнял бровь. - Ждем, когда уйдет помощница директора.

-Кто?!!

Спайк к такой реакции, судя по всему, был готов - потому что ловко перехватил выпавший из руки Ангела окурок, не дав тому свалиться на кровать, и бессовестно использовал последнюю затяжку.

-Элис Таннот. Она, кстати, очень хотела тебя видеть.

-Меня?! - Ангел наконец прокашлялся и снова потянулся за куревом. Спайк проигнорировал протянутую руку и вдавил окурок в наполовину полную пепельницу.

-Нас. Она вообще пришла проверить, как там Дон, ну и… Но ты валялся без сознания, а я ее видеть вообще не желаю. - Он фыркнул. - Это же надо - назвать меня…

-Кем? - ехидно поинтересовался Ангел. Теперь очередь хмуро коситься перешла к белокурому вампиру. Но шанс использовать свой богатый словарный запас Спайку так и не выдался: в дверь робко стукнули. Темноволосая голова просунулась в дверь парой деликатных секунд позже. Чем, по их мнению, мы тут заняты, что сюда считают нужным стучать, возмущенно подумал Ангел.

-Спайк, она ушла… Ангел!

Ангел поймал себя на мысли, что за неподдельную радость в голосе этой девчушки он готов был простить ей всю кучу глупостей, которую она успела натворить за одни сутки. Спайк на соседней кушетке тоже улыбнулся: без ехидства, насмешки и привычного цинизма - как-то очень светло и радостно.

-Ты… ты в порядке? - Дон ужом проскользнула в комнату. Детскую наивную, почти ангельскую мордашку украшала пара-тройка марлевых нашлепок: скорей всего, это нехитрое украшение было нынче весьма популярным и модным в доме Саммерс.

-В общем-то, да, - Ангел чуть-чуть пошевелил растопыренными белыми пальцами. На личике Дон проступило выражение искреннего раскаяния. Он слегка нахмурился - исключительно в воспитательных целях, - и в ответ на это движение немного заныл висок, заставив владельца припомнить еще одну невыясненную вещь. - А кстати, что случилось со школой?

На и без того виноватом лице Дон появилась практически мировая скорбь, Спайк криво ухмыльнулся.

-Случилась Дон.

***

Все были живы. Все были практически целы. Ангел и сжавшаяся в комочек, непривычно тихая Баффи щеголяли подвешенными к шее на перевязь руками: правая у Ангела испытаний все-таки не выдержала и, по заключению Уиллоу, треснула в двух местах, левая у Баффи была разбита, сильно ушиблена и растянута в локте. Подоспевшим к самому концу Скуби досталось меньше всех - хотя Ксандер неимоверно гордился подбитым глазом, а Тара слегка потирала локоть - когда думала, что никто не видит. Дон была в общем цела и невредима. Морщась и протестуя, она все же выпила микстуру и после тяжелых, но непродолжительных боев была отправлена спать.

Все были живы. Мир был спасен - но отчего-то никто не праздновал победу.

-Что мы знаем о природе Ключа? - Джайлз обвел взглядом рассевшуюся по гостиной Саммерс, притихшую компанию. Наверное, вопрос был риторическим, и, судя по всему, все это знали - потому что отвечать не стала даже Уиллоу, явно знавшая о природе Ключа почти столько же, сколько и Джайлз. - Он предназначен для открывания Ворот между измерениями. В нем заключена неимоверная энергия… и мы думали, что сила Ключа, его энергия - это всего лишь энергия… для отворения. Для того чтобы разрушить барьер между измерениями.

-А разве не так? - подал голос Ксандер, позабыв о правилах игры. Наблюдатель недовольно поглядел на него.

-Не так. Вернее, не совсем так. Мы думали, что энергия Ключа существует отдельно от… от его формы. Но ведь монахи могли придать Ключу любую форму, и любая другая форма, надо сказать, была бы… хм, менее трудоемкой. Они могли бы сделать Ключ кольцом на руке Истребительницы… каким-нибудь очень важным для нее предметом, ну например кольцом обручальным… или медальоном.

Отчего-то все, как по команде, покосились на Ангела. Будь их не так много, он ответил бы нехорошим взглядом, но не будешь ведь мрачно смотреть на всех поочередно. Он уперся взглядом в ковер. Баффи теребила белую бахрому ниток, выбивающуюся из повязки.

-Баффи не замужем, - оживленно вставила Аня. - А вот я…

Отчего-то смутившийся Ксандер поспешно толкнул бывшую демонессу мести под бок локтем.

-Но у Баффи не было и сестры, - возразил Джайлз. - А создавать воспоминания… все равно, для чего: для сестры, для мужа или для колечка, оставшегося от кого-нибудь. Монахи выбрали живую девочку. Хотя… хотя она могла попасть в аварию. Могла просто сбежать… что, она, собственно и сделала, да мало ли что могло случиться с подростком… Они рассчитывали, что человек - живая сестра - сможет хотя бы отчасти управлять своей силой, и в случае необходимости защитить себя сама. Хотя… силу Истребительницы они тоже учли. Подстраховались, так сказать…

Ангел, поддавшись общему порыву, украдкой взглянул на спокойную, будто высеченную из камня Баффи, забравшуюся на диван с ногами. Она рассеянно гладила белую повязку на руке, и, казалось, не обращала внимания ни на слова Джайлза, ни на взгляды Скуби, которые вновь не стали утруждать себя тем, чтобы эти взгляды скрыть.

- Но… - Уиллоу еще раз скользнула глазами по задумчивой фигурке Баффи и все-таки закончила: - Но ведь в первый раз Дон не…

-Наверное, чтобы воспользоваться энергией Ключа, необходимо почувствовать себя Ключом, - пожал плечами Джайлз. - Наверное, монахи могли бы предупредить Баффи об этом, но Глори добралась до них первой, и они не успели. А Донни… Дон узнала о своем… происхождении не так, как это планировалось, и отнеслась к этому… ну, не слишком хорошо.

Теперь в свете софитов всеобщего внимания оказался Спайк. Он не стал ни делать вид, что не видит, ни рассматривать ковер - просто вызывающе и нагло сощурился и ухмыльнулся.

-Тогда почему сейчас ее сила вдруг проявилась? - снова встрял Ксандер.

Джайлз снова дернул плечом:

-Не знаю. Может быть, когда она увидела опасность… она вспомнила о своей сущности по-другому… и сгоряча разнесла школу. Бывшую школу…

-Как она могла вспомнить о своей сущности, если Дон ее вообще не принимала? - тихонько заметила Тара. Джайлз пожал плечом в третий раз, теперь уже досадливо.

-Почему бы вам всем не спросить у Дон? - это уже была Аня.

-Спросим, - мягко пообещал Наблюдатель. - Мы завтра летим в Англию, и я надеюсь, что Совет Наблюдателей поможет нам… решить эту проблему.

Баффи неторопливо слезла с дивана. Чуть нахмурившись, будто хотела сказать что-то не слишком приятное, посмотрела на Джайлза и вышла на крыльцо. Сквозь стеклянную дверь было видно, что она присела на ступеньку и ссутулилась, словно от сильной усталости.

-Джайлз, ты уверен, что с ней все в порядке? - Ксандер, как обычно, выразил мнение всех Скуби. - Она какая-то… не такая.

Ангел поймал рвущиеся с языка злые слова буквально перед тем, как они сорвались в самостоятельный путь. Он почувствовал, как напрягся сидящий рядом Спайк, но тот тоже взял себя в руки - Ангелу не пришлось ни наступать ему на ногу, ни толкать в бок.

-Думаю, да, - согласился Джайлз. - Она пережила… мы не знаем точно, что она пережила, но я думаю, это пройдет. В любом случае, она летит в Англию с нами…

Билетов в конце концов заказали пять: для Джайлза, Баффи и Дон сразу, а для Уиллоу - чуть позже. Выяснилось, что Ковен Ведьм имеет к рыжей ведьмочке какие-то свои, узкоспециальные вопросы, касающиеся заклятия воскрешения; было похоже, что Джайлз тоже кое-что имеет к Уиллоу - взгляд, которым он время от времени мерил ее, назвать добрым и одобряющим у Ангела не повернулся бы язык. Тара, само собой, отправлялась с подругой.

Заказали билеты, решили пить чай. Приготовлениями занялись сначала Ксандер с Аней, - причем доносящиеся из кухни звуки говорили о том, что готовят там что угодно, но не благородный английский напиток. Потом Уиллоу наконец не выдержала сухого канцелярского тона и таких же сухих, будто шершавых взглядов Джайлза, в которые уходила, будто в песок, ее показная жизнерадостность: с того времени, когда ведьмочка узнала про интерес к ней Ковена, она была явно встревожена и скрыть тревогу умела плохо. Вслед за Уиллоу ушла и как всегда тихая Тара.

Пора было уезжать. Теперь уже все точно было решено. Дон поедет в Англию с Джайлзом, и уж он-то не даст ее в обиду, да и Глори еще полвека пребывать в бестелесном состоянии.

Тогда что его тревожит? И ведь не только его одного, Спайк тоже глубоко задумался о чем-то неприятном, а на протяжении этой недели их мысли часто совпадали, куда чаще, чем Ангелу того хотелось.

-Надолго ты ее забираешь? - наконец спросил Спайк; Наблюдатель, не сразу осознавший, что вампир обращается к нему, удивленно поднял брови:

-Пока она научится управлять своей силой… использовать ее… думаю, полгода, год…

-А зачем ей использовать свою силу? - теперь в голосе Спайка скользнула стальная нотка. Джайлз не заметил легкой угрозы или сделал вид, что не заметил.

-Это - ее сила…

-Я знаю, что это ее сила - я сам, черт подери, ее вызвал! - он сделал паузу, и на этот раз проигнорировал изумление в глазах Джайлза.- Я спрашиваю, кого ты хочешь из нее сделать? Новую Истребительницу? Ждешь, что Дон будет для тебя - или для этого вашего Совета Прихлебателей - убивать демонов?

От ярости в его голосе стал еще четче, еще заметнее акцент, от которого Спайк никак не хотел избавляться. Со щек Джайлза постепенно сбегали те немногие краски, почтившие своим присутствием неброское английское лицо, и Ангел вдруг заметил, что Наблюдатель уже очень немолод и последние ночи, вероятно, тоже не спал… И что его спокойствие, на которое привыкли опираться щебечущие и вечно беззаботные Скуби, - просто картонная маска. И что Джайлз сейчас очень, очень зол, - почти так же, как его голубоглазый собеседник, от гнева чуть подавшийся вперед на диване.

-В любом случае, это не твое дело, Спайк, - неторопливо выговорил Наблюдатель. Его лицо стало казаться еще более некрасивым, чем обычно. - Мы все благодарны тебе за помощь… думаю, это все. Дальнейшая судьба Дон… и Баффи, кстати, тоже… тебя не касается.

Вампиры не бледнеют - в широком понимании этого слова. Вернее, вампиры почти всегда бледны, и то, как отливает от их лица та немногая заимствованная кровь, способен заметить только другой немертвый.

Спайк побледнел, и было похоже, что растерялся. Наверное, даже он не ожидал насколько резкого ответа - немногим лучше пощечины или плевка в лицо… Отвечать он не стал - диван мягко спружинил, освободившись от веса белобрысого вампира, и хлопнула дверь.

-У тебя оригинальная манера благодарить за помощь, - мягко произнес Ангел; впрочем, Руперта нимало эта кротость не обманула. - Жду не дождусь, что ты скажешь мне… Наблюдатель.

Джайлз прошелся по комнате, сунув руки в карманы безукоризненного английского костюма.

-Мне всегда казалось, что у тебя больше мозгов, чем у этого перекрашенного мальчишки, - бросил он через плечо. - Ты-то хоть понимаешь, что они наделали? Ты думаешь, все так радужно? Реабилитация, обучение… да я не уверен, что к нам вернулась именно Баффи! Я не уверен, что для Дон эта ее новая сила - лучший выход! И еще Уиллоу…

Он махнул рукой и замолчал.

-Тебе лучше уйти, - сказал он уже другим тоном - невозмутимый британец, джентльмен до мозга костей вернулся на свое привычное место, в привычный теплый клетчатый костюм. - Мы признательны тебе за помощь… и ему благодарны тоже. Но…

-Но это уже не наше дело, - закончил Ангел, и сам поразился, насколько легко соскользнуло с языка это слово. «Наше» - их со Спайком. Общее. - Я должен поговорить… с Баффи. Попрощаться. На это-то у меня ведь есть право?

Джайлз опустился в кресло, подумав, вытащил руки из карманов, окончательно измяв брюки, и с силой потер лоб - будто у него болела голова.

-Сколько у всех всяких прав в этой гребаной стране, - пробормотал он про себя; Ангел поразился настолько, что лишился дара речи. Это сколько надо было чопорному и выдержанному Наблюдателю общаться со Спайком, чтобы нахвататься таких словечек?! - У тебя есть это право, конечно… но поверь мне, Ангел, хоть ты поверь мне - лучше не надо. Не стоит.

***

Кладбище Саннидейла ничуть не изменилось: все такое же огромное, запущенное и кишмя кишащее всякой нечистью. В другое время Ангел не упустил бы двоих новообращенных вампиров, еще сырую землю с волос не стряхнувших, но теперь схватка грозила обернуться для него еще большими повреждениями, а если бы глупый молодняк решил объединиться, то вообще - плачевно закончиться. К тому же у него было дело - со слов подвыпившего Харриса отыскать в стоге склепов, на которые старинное кладбище было куда как богато, один-единственный. С одним-единственным вампиром.

Дважды он ошибался и заходил не туда. Первый склеп был занят парочкой, причем, если чутье вампира его не обманывало, парочка принадлежала к человеческому роду и именно сейчас собиралась этот самый род продолжить; Ангел извинился и вышел, чувствуя себя полным идиотом и в глубине души радуясь, что уж краснеть-то вампиры точно не умеют. Во втором каменном сооружении попросту никого не было, кроме озверевших от одиночества и голода пауков в компании с мумиями собственных предков.

В третий раз ему повезло. Склеп выглядел обжитым - настолько, насколько это слово вообще может относиться к последнему людскому пристанищу. Массивный саркофаг был небрежно сдвинут в сторону - так, чтобы сидящему на нем вампиру было удобно. Хотя Ангелу показалось, что Спайка сейчас вопрос удобства и уюта собственного склепа волновал в последнюю очередь.

Спайк, в одной рваной футболке и джинсах, при взгляде на которые прослезился бы даже самый захудалый нищий, сидел верхом на каменном ящике, явно уже избавленном от своего скорбного груза - Ангел предпочел не задумываться, куда Спайк препроводил бренные останки - и священнодействовал над грязным стаканом. На глазах Ангела в стеклянные недра были отправлены несколько щепоток чего-то пахучего и непонятного, потом туда же проследовали подтаявшие кубики льда из ведерка, и все это разбавила щедрая струя из уже полупустой бутылки. Блондин задумчиво оценил получившуюся смесь на свет, одобрил тягучим кивком и так же неспешно отправил ее в рот. Смесь, вероятно, была термоядерной - Спайк прикрыл разом заслезившиеся глаза ладонью, перевел дух, поймав воздух обожженным ртом, и принялся за приготовление новой порции.

-Это твое обычное времяпровождение? - поинтересовался Ангел, аккуратно притворив за собой тяжеленную дверь. Спайк поднял глаза от стакана и бурно обрадовался:

-Вау! Душевный Ангел! А я-то думал, когда тебя оттуда выставят! Ведь выставили же?

-Я сам ушел, - сдержанно уронил вампир.

-Ну конечно, ты ушел сам, - легко, но не без издевки согласился Спайк. - Выпьешь?

-Я кое-что обещал тебе, - Ангел качнул головой при виде призывно протянутого стакана; его владелец, нимало отказом не расстроенный, препроводил содержимое явно алкогольного происхождения в рот. - Я обещал тебе, что не уеду, пока мы не решим наших вопросов… и ты, кстати, тоже обещал мне - что размажешь меня по стенке. Я держу свое слово… а тебе лучше не пить.

-Это еще почему? - легкость и безмятежность белокурого вампира на глазах превратилась в воинственность. Он соскочил со своего сидения, оставив на нем пустой стакан, и приблизился к Ангелу почти вплотную.

-Не хочу драться с пьяным ничтожеством, - прищурил глаза Ангел. Просчет не оправдался - то ли Спайк недостаточно выпил, то ли просто не был настроен на драку; он слегка пожал голым плечом в прорехе футболки и вернулся за емкостью.

-А как насчет трезвого ничтожества? Хочешь?

Ангел не понял, к чему относился вопрос: не то к снова полному предлагаемому стакану - Спайк уже не утруждал себя добавлением неведомых компонентов и даже льда, - не то к драке, не то…

Ангел как мог незаметно мотнул головой, прогоняя внезапный морок. Быть этого не могло; но ведь он-то не пил, и значит, не могли ему померещиться ни эти рискованные интонации в хриплом голосе, ни эта улыбка - у кого он только научился так двусмысленно улыбаться?! - ни какое-то очень мягкое, почти призывное движение очень белого, совсем незагорелого плеча, почти не прикрытого потертой и дешевой тканью…

-Не стоит принимать слова Наблюдателя так близко к…

-О! - радостно перебил его Спайк, снова приближаясь. - Я знал, знал, чего не хватает этому гребаному вечеру! Утешений Ангела!

Стакан пролетел высоко над плечом Ангела и разлетелся вдребезги. Темноволосый вампир непроизвольно дернулся, и в этот момент Спайк ударил его кулаком в челюсть.

Для того чтобы увернуться от такого удара, не стоило драться почти каждый день на протяжении двухсот лет. С дилетантством такого рода Ангел справлялся одной левой… что он и продемонстрировал в буквальной смысле, поймав запястье Спайка и завернув руку ему за спину.

Ну вот теперь-то показаться ему точно не могло?! Прижатый к нему спиной, неловко выгнувшийся вампир не сделал ни единой попытки освободиться - зато изогнулся еще больше, явно выкручивая руку еще сильнее, и потерся бедром об Ангела. Эффект от откровенного прикосновения не замедлил себя ждать, и заметил его Спайк сразу же, коротко хмыкнул и проехался еще раз - уже медленнее.

-Что… - Ангел понял, что у него сел голос, прочистил горло и попробовал еще раз. - Что ты делаешь?

-А ты разве не за этим сюда пришел? - низкий голос с отчетливым акцентом обладал каким угодно действием на стремительно уходящий из-под контроля ангельский организм, только не успокаивающим. - Ты шел сюда или подраться или потрахаться; драться с переломанной рукой ты не можешь, значит…

-Может быть, я шел сказать «до свидания»… попрощаться, - мужественно возразил Ангел. Двухсотлетние вампиры так легко не сдаются, однако его пальцы, будто сами по себе, ослабли уже настолько, что Спайк без труда извлек свою кисть из обычно железного захвата и теперь стоял к темноволосому собрату лицом к лицу. Глаза в глаза; а сочетание голубого с черным в последнее время на Ангела действовало не самым лучшим образом…

-Ну, так, а я о чем? - искренне удивился Спайк, пытаясь стянуть остатки рубашки с плеч Ангела.

***

С прощанием не заладилось с самого начала.

Совершенно некстати обнаружили свое присутствие моральные устои Ангела. Весь путь до постели - достаточно запутанный и богатый препятствиями путь в захламленном старом склепе - Ангела мучил вопрос, порядочно ли будет воспользоваться не слишком вменяемым состоянием подвыпившего, импульсивного, да еще и недавно жестоко униженного парня? Который, вероятнее всего, сам для чего-то Ангела использует.

Хотя что значит «для чего?», Ангелу как раз было понятно, для чего и как будут его использовать. Впрочем, моральные устои принесли ему несколько неприятных минут, и не более - потому что подвыпивший импульсивный парень уже откуда-то научился не только в самые краткие сроки соблазнять умудренных опытом мастер-вампиров для своих личных целей, но и пресекать на корню попытки хмурствования и сопротивления этому самому соблазнению. К моменту, когда они добрались-таки до кровати, никакие этические вопросы и проблемы темноволосого вампира уже не обременяли.

Кровать Спайка заслуживала отдельного статуса проблемы. Эта мебель была, скорей всего, извлечена с помойки, как и остальные вещи в жилище Спайка, но это обычно брезгливого Ангела взволновало не слишком. Кровать явно перевидала на своем нелегком веку не одно страстное сражение и заработала кучу честных трудовых мозолей - в виде выпрыгнувших из кроватного нутра в самом неподходящем месте острых пружин. Ангел всегда подсмеивался про себя, когда не вовремя выскакивающие пружины смешивали планы влюбленных парочек, желавших заняться любовью, но эта ситуация при ближайшем рассмотрении оказалась отнюдь не такой смешной, как извне. Несколько минут обоим вампирам пришлось потратить на то, чтобы разместиться на безопасном расстоянии от враждебно настроенных железок, алчущих впиться в беззащитные вампирские бока или в другие мягкие части.

Раздеваться в три руки тоже было неудобно. Футболка Спайка честно дожила свои последние минуты; рубашка Ангела уже не заслуживала права именоваться рубашкой, более того - вряд ли кто-нибудь поверил бы, что она некогда была куплена за баснословные для этого предмета одежды деньги. Но с раздеванием они все же справились; хуже было другое.

Спасение мира и сопровождающие его смертельные битвы не на жизнь, а на смерть, как выяснилось, не слишком способствовали бурному и неукротимому сексу. Сперва пальцы Спайка в своем путешествии обнаружили под изодранной в клочья рубашкой партнера два или три болезненных места, - от неосторожных прикосновений и неожиданности Ангел всякий раз шипел сквозь зубы; потом Спайк несколько раз охнул - тоже явно не от необузданной страсти.

Как два инвалида, честное слово…

На Ангела самым подлым образом, можно сказать, из-за угла напал смех. Вампир зажал рукой рот, больно прикусил ладонь, - ничего не помогало. Он понимал, как нелепо выглядит, лежа на постели практически обнаженным рядом с таким же голым партнером и давясь хохотом; он понимал, что может оскорбить и без того не слишком уравновешенного Спайка своим смехом еще больше, - и все-таки ничего не мог поделать.

Сквозь подступившие от смеха и боли слезы он видел, как Спайк удивленно приподнял бровь, кажется, и в самом деле собираясь обидеться. Он приподнялся и замотал головой, не отнимая руки ото рта, пытаясь сказать, что смеется он ни в коем случае не над блондином и не над тем, чем они собирались заняться, - и не успел.

Глаза Спайка затопила уже знакомая мягкая чернота. Он толкнул Ангела обратно на кровать, чуть не насадив его попутно ягодицей на пружину, и поцеловал в грудь.

Необузданное веселье, не уступившее ни уговорам здравого смысла, ни боли в прокушенной руке в первые же секунды потерпело позорное поражение от прохладных губ, обхвативших сосок, и проследовало в изгнание. В компанию к печально курящим в сторонке моральным устоям и принципам.

Он видел - будто со стороны, как на кинопленке, - белокурую встрепанную голову на своей смуглой коже. Обычно Спайк зализывал и заглаживал всегда короткие пряди до полной лаковости, словно стремясь откреститься - смешное слово для вампира, не так ли? - от растрепанного длинноволосого поэта-неудачника. Сегодня у него не было времени на косметические ухищрения - и жесткие волосы, избавившиеся от ненавистного скользкого плена, торжествующе торчали, прилипали к влажному лбу, а отдельные, особо длинные и дерзкие прядки даже пытались курчавиться.

Он видел его руки - слишком широкие кисти и недостаточно длинные пальцы для истинного аристократа; впрочем, рядом с Ангелом он смело мог за оного сойти. Одна рука медленно скользила по телу вниз, будто подготавливая дорогу для ласковых губ; вторая так и осталась лежать на смуглой груди, осторожно, будто невзначай поглаживая тоже стремительно увлажняющуюся кожу.

Конечная цель белокурого вампира была понятна - но, несмотря на всю ее ясность миг, когда губы Спайка обняли и приняли в себя его плоть, пал на Ангела внезапно обрушившимися небесами. Ангел забыл, как дышать, и то, что это простое действо ему, в общем-то, ни к чему - позабыл тоже.

Ему казалось, что за свою прошлую, беззаботную и бездушную жизнь привлекательного и могучего вампира он испытал все, что только мог, и уж этих нехитрых ласк в его нежизни было предостаточно, - ну что может быть в этом нового? Просто губы, когда умелые, а когда и не очень, иногда еще на помощь приходят и пальцы. Конечно, рисунок и темп всякий раз разные, но для того, кому эти ласки дарятся - или для кого требуются - не составит труда задать тот темп и тот ритм, который ему нужен.

Тогда отчего же ему кажется, что каменный грязный потолок вот-вот придавит его своим весом?

Время от времени он вспоминал, как нужно дышать, и неизвестно зачем дышал: захлебываясь воздухом, путая вдох с выдохом. Всякий раз, когда он решался на стон, он чувствовал, как улыбается ласкающий его член мягкий рот, и эта легкая улыбка отчего-то дарила новые уколы удовольствия. Раз или два он все-таки наткнулся на коварные пружины локтем - боль выкидывала его из блаженства ровно настолько, чтобы отодвинуться на миллиметр в сторону. Спайк же, видимо, этих неприятностей и вовсе не замечал.

Ангел пропустил момент, когда забытая на груди рука перестала пощипывать и поглаживать его кожу и скользнула вниз. Он почти не заметил, как ладони обняли его за бедра, чуть-чуть, практически незаметно приподнимая над отчаянно скрипящей кроватью.

Зато влажный палец, скользнувший в его тело, он почувствовал сразу. Боли не было и в помине. В тот же миг губы требовательно сжали его плоть, не давая вырваться, и задвигались быстрее.

На него накатило. Ангел не помнил себя - удержать, как обычно, наступление оргазма, побалансировать на самом краю ему не удалось, да и не было желания: слишком сильными оказались огненно-жгучие безжалостные волны. Капля контроля, которая еще сохранилась в его сознании, ушла на то, чтобы нетолкаться слишком сильно в этот мягкий податливый рот, не порвать, не сделать больно. Когда раньше ему приходила такая мысль во время безумия оргазма?!

Какое-то время ушло на обретение себя, и первым вернулся потолок - каменный нечистый потолок старого склепа. Потом пришла боль - Ангел все же угодил ладонью в острый конец пружины. И уже машинально зализывая кровоточащую ссадину, он поймал наконец взгляд Спайка. Спокойный и будто рассеянный - будто его обладатель и не занимался только что умопомрачительным сексом.

Спайк, не глядя, перегнулся назад и выудил из-под кровати бутылку. Хоть убей, Ангел не мог припомнить, как Спайк принес ее сюда, скорее всего, у него таких тайников по всему склепу видимо-невидимо… А сюда они не шли - добирались, буквально повиснув друг на друге, и ничего похожего на бутылку Ангел не почувствовал ни под футболкой, ни тем более в тесных джинсах; хотя он там много чего другого почувствовал…

Спайк отхлебнул из бутылки, запрокинув голову, но не сводя с Ангела странного взгляда. Под этим взглядом Ангела будто толкнуло что-то - он медленно отвел руку с зажатой в ней бутылкой и поцеловал влажные губы.

Звякнуло стекло об каменный пол и не разбилось.

Когда бы еще чистоплотному и брезгливому Ангелу пришло в голову целоваться с кем-то, кто только что сделал ему минет?!

Ничего приятного в этом, к слову, не было. Чересчур противного тоже.

Алкоголь перебивал почти все вкусы, но даже сквозь обжигающую пелену дешевого виски просачивалась другая нотка: что-то солоноватое, немного горькое и, пожалуй, приторное. Его вкус; и отчего приходили в такой восторг авторы эпатаж

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:48 | Сообщение # 12
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
День седьмой

Самое страшное в мире - это не опоздание. Это не муки совести и даже не смерть; нет, самое страшное - это проблема выбора. Это откровение пришло к Ангелу спустя десять минут после пробуждения.

Опоздать на автобус Ангел не боялся - вампирское чувство времени подводило его крайне редко, и сейчас его будто выбросило из тяжелого сна, едва стрелки часов разминулись друг с другом на двенадцати. Муки совести вкупе с оживившимися моральными устоями он оставил на потом - в самом деле, надо же будет чем-то заняться в автобусе! А вот проблема выбора…

Ангел мрачно застегивал еще сохранившиеся каким-то чудом пуговицы на разодранной рубашке и краем глаза посматривал на спящего Спайка.

Будить - или не будить? Оставить записку - или позвонить завтра?

На молочно-белой спине беззаботно дрыхнущего на животе и не знающего тяжкого выбора вампира выделялся багрово-коричневый кровоподтек, отчего лопатка была похожа на крылышко причудливо разукрашенной бабочки.

Будь на месте Спайка кто угодно - он не стал бы так мучиться. Просто ушел бы, или - в приливе особо хорошего настроения - оставил пару слов кровью на зеркале или помадой на бумаге: спасибо, мол, за приятно проведенное время. Беда в том, что со Спайком ничего не бывает просто - и кто поручится, что из-за пары безобидных строчек в записке Спайк не взбеленится и не явится в ЛА со стандартным набором развлечений и мероприятий, читай: пыток?

А кто поручится, что не разбуженный Спайк не сочтет себя использованным и тоже не явится?

И куда Ангел собрался завтра звонить? В этот поросший паутиной склеп? Или в пустой дом Саммерсов? Нет-нет, конечно, Ксандеру и его белокурой подружке. Передайте спасибо Спайку, когда увидите, вчера ночью он был просто неподражаем…

От избытка чувств Ангел неслышно и вполсилы треснул себя кулаком по лбу. Будить, однозначно.

Будить.

А как будить?

Нежным поцелуем в белоснежное плечо с живописным синяком? Товарищеским пинком по изумительно привлекательной заднице, сейчас распростертой на скомканной кровати? Раскаленным железом? Мелодичным зовом по имени над ухом?

Ангел снова наградил себя затрещиной, на этот раз рука подвела своего хозяина, - оплеуха вышла полновесной и громогласной. Проблема выбора отпала сама собой.

-От тебя по утрам столько шума, - обреченно пожаловался Спайк, отлепляя помятую щеку от постели. - Ну какого хрена тебе не спится?!

-У меня автобус…

-Через час, знаю, уже слышал, - Спайк попробовал перевернуться на другой бок. Видимо, привычка все же великое дело - ему удалось не только перекатиться, но и сладко потянуться, ни разу не угодив в пружины. - Спасибо за все, Ангел, увидимся.

-Увидимся, - машинально повторил Ангел. - А… а чем ты собираешься теперь заниматься?

Спайк надрывно и несколько театрально зевнул.

-В первую очередь - отосплюсь, я уже забыл, когда спал нормально. Еще вопросы?

-Увидимся, - похоже, дурацкая ритуальная фраза накрепко засела у Ангела в голове. - Удачи…

-Удачи, - эхом отозвался Спайк, опять широко зевнул и добавил: - Может, тебе хоть сегодня удастся уехать?

***

Может, хоть сегодня удастся уехать…

Картонный прямоугольник билета грел, казалось, прямо сквозь тонкую ткань. Зато недоуменные взгляды немногих пассажиров в зале ожидания ничуть душу Ангелу не грели; он и сам понимал, как выглядит со стороны: избитый и перевязанный, в драной рубашке, да еще и не слишком чистой - как Ангел не кутался в пальто, она все равно выглядывала… Чего доброго, еще полицию вызовут.

В ожидании автобуса Ангел забился в самый дальний угол - от греха подальше. За каких-то полчаса - час, наверное, никому не придет в голову вызывать службу вокзала или полицейских. А потом - домой.

Он выудил из кармана пальто мобильник и уставился на черное безжизненное тельце из пластика на ладони. Экран был пуст и мертв - недельного голодания телефон не вынес, а может, не вынес постоянных падений. В любом случае, в ЛА сейчас уже должны сходить с ума от тревоги.

Как хорошо, когда о тебе есть кому тревожиться.

Как хорошо, что все заканчивается хорошо. Что Дон жива. Что Баффи жива; что бы там ни говорил Наблюдатель, но она жива, и она - это она, пусть измученная и не в себе, но живая. Что он сам жив и возвращается в свой город к своим людям. Что теперь они со Спайком при встрече поздороваются перед тем, как попытаться убить друг друга…

-Лиам? Лиам Смит?

Лучше бы пришли полицейские.

Помощница директора Саннидейлской школы радостно уселась на соседнее кресло и протянула руку:

-Вот уж кого не ожидала увидеть на вокзале! Вы же, кажется, приехали на машине?

Ангел завозился, поднимая с пола снова упавший телефон, поймал себя на малодушной мысли там под креслом и остаться, но взял себя в руки и все же вылез. Пожал помощнице перевязанной рукой узкую ладошку и честно ответил:

-Я тоже не ожидал вас тут увидеть. Совсем. А машина… она на ремонте. Легкая авария.

Он терпеливо переждал охи и ахи впечатлительной Элис, едва сдержавшись, чтобы не зажмуриться. Украдкой глянул на огромный циферблат на стене - еще тридцать пять минут.

С ума сойти.

-А Спа… хм, Уильям тоже едет с вами?

Ангел содрогнулся от подобной перспективы.

-Нет! Я хочу сказать, ему тут понравилось. А вы едете…

-Жаль… - заметила Элис; Ангелу показалось, что опечаленно. - А я еду в ЛА. На уик-энд.

Ангел попытался вспомнить, какой нынче день недели. Напрасный труд; все, что он знал о наступившем час назад дне, так это то, что будет он нелегким.

-Вы позволите нескромный вопрос? - Элис подумала и опустила глаза, видимо, решив, что нескромные вопросы задают именно так. Ангел, памятуя о прошлом ее нескромном вопросе и о последствиях оного, с превеликим удовольствием запретил бы. Если бы мог. - Вы со Спайком… с Уильямом поссорились?

-Мы и не мирились, - вырвалось у Ангела прежде, чем он успел подобрать нужные слова. - Я хочу сказать, мы это не то, что вы… Черт!

-Ну я же еще в прошлый раз сказала, что я говорю все это не как социальный работник, - улыбнулась блондинка. - Но то, что между вами что-то есть… это видно с первого взгляда.

Ангел хотел сказать, что между ними и вправду было что-то. И этим «что-то» - было много-много гнева и ярости, крови и боли, а еще чуть-чуть предательства. Потом он вспомнил, где и в каком состоянии он оставил Спайка час назад, и не стал говорить ничего. Тем более что Элис Таннот, похоже, никаких слов от него и не ждала.

-И я не думаю, что обычная ссора может… Я имею в виду, он же потом приедет в ЛА к вам?

-Он?! - Ангел подумал, что ведет себя не как двухсотлетний вампир, а как невыдержанная пятнадцатилетняя девчонка. Но стоило только представить себе Спайка в ЛА... - От всей души надеюсь, что нет!

Вампир украдкой покосился на часы. Еще двадцать минут.

А если у них еще и билеты на один и тот же автобус!

А если у них места рядом?!!!

-Вы сейчас раздражены, да… Но ты ведь знаешь, что самое страшное в жизни, Лиам по прозвищу Ангелус? - медленно сказала помощница директора Саннидейлской школы. От неожиданности Ангел вздрогнул. - Утраченные возможности.

-Какого… - Ангел приподнялся. На его колено тут же легла узкая ладонь и усадила вампира обратно в кресло. - Какого черта?

-Утраченные возможности, Лиам… - задумчиво продолжила Элис. - Кому как не тебе знать, что есть только то будущее, которое ты делаешь своими руками. Или клыками, это как посмотреть… Не та девушка - и сто лет расплаты. Не та ночь - и меч в животе. Не те слова - и прощание навсегда.

Ангел снова попытался встать. Тщетно - рука хрупкой синеглазой девушки была словно выкована из железа.

-Кто ты вообще такая?! И чего тебе, - он еще раз дернулся, - черт тебя возьми, надо?!

-Неважно, - девушка легко пожала плечами. - Что нужно мне - совсем неважно.

-А что тогда важно?

-Я же сказала - важны только возможности, - Элис удивленно вскинула брови. - Возможности… которые есть и которые будут потеряны через… - она тоже глянула на циферблат. - Через пятнадцать минут.

-Ты не могла бы выражаться яснее, - сухо заметил Ангел. Только подумать, даже глуповатая дамочка - учительница в этом клятом городе не может оказаться тем, кто она есть! Обязательно должны быть туманные слова-предсказания, чрезмерная информированность и железная хватка, как у Истребительницы.

-Яснее? - Элис опять смешно изогнула светлые бровки. - Как угодно. Ты больше никогда его не увидишь.

-Его? - Ангел тоже скептически приподнял бровь. - Этот город? Этот вокзал? Этот...

-Ты ведь понял меня, - прервала его Элис. - Ты никогда не увидишь его - своего врага. Или друга, уж не знаю, как теперь принято это называть. Уильяма, которого все знают как вампира Спайка. О, ты вернешься в этот город, - она подняла руку, не давая Ангелу прервать себя. - Вернешься, и не раз. Но его ты не увидишь больше никогда.

-Да куда он денется отсюда, - бросил Ангел, раздражаясь все сильнее. - Кому он…

-Нужен? - Элис задумчиво поджала губы. - Ты прав, Лиам, тут он не нужен никому. Поэтому никто и не заметит, что он пропадет.

-Пропадет?! - Ангел все-таки сбросил с колена руку странной девушки и резко встал. - Он - не девочка и не старик! Он - Мастер-вампир, и…

-Он может просто уехать куда-нибудь… ведь теперь тут нет Баффи и ничего его не держит, так? - так же задумчиво продолжила Элис, будто не заметив вспышки собеседника. - А может и не уехать…. Орден Зверя не весь погиб под развалинами школы, так? В любом случае, это не должно уже тебя волновать, Лиам по прозвищу Ангелус. Твой автобус уже пришел, тебе пора просыпаться.

-Просы… Что?

Вместо ответа Элис Таннот поднялась и больно ущипнула его за щеку.

Ангел дернулся, встрепенулся и застонал. Щека весьма неудобно лежала на обивке кресла, угодив прямо на шов. Вампир потер отпечаток на коже, огляделся. Никаких блондинок рядом не наблюдалось. И до автобуса еще оставалось двадцать минут.

-Лиам?! Лиам Смит?

Телефон чуть не выскользнул из руки. Ангел подскочил на кресле, будто на сидении внезапно очутилась оса, и уставился на светловолосую девушку, которая широко улыбалась и протягивала ему маленькую ладошку.

-Лиам? Я так рада вас… Куда же вы?

Этот замечательный вопрос - куда же он, - пришел к Ангелу чуть позже, когда он уже выскочил из зала ожидания.

В самом деле - билет в кармане, автобус уже на платформе, а пассажир бодрым шагом несется прочь от вокзала, разве только не оглядываясь… Неужели его так напугал дурацкий полусон-полубред про синеглазую девушку? Стыд и позор, Лиам по прозвищу Ангелус, насмешливо отозвались девичьим голоском его собственные мысли. Ангел опять передернулся, как от удара током, и ускорил шаг.

Опомнился окончательно вампир только увидев покосившуюся дверь в склеп. В тот самый склеп, между прочим, склеп, из которого он вышел чуть меньше часа назад.

Но его ты не увидишь больше никогда.

Чушь. Вот сейчас, если он толкнет эту скрипучую дверь - предположим, что толкнет, потому что он ведь не собирается этого делать, да - так вот, если он толкнет эту дверь, то увидит сдвинутую крышку от каменного гроба, пустые бутылки и мертвых пауков. А внизу, среди перепачканного белья, будет лежать светлокожее нагое спящее тело, и, если это тело толкнуть тоже, то можно будет узнать про себя много нового.

Или нет? Или среди раскиданного мусора и пыли он увидит лужицы еще свежей, еще жидкой крови и на постели не увидит никого? И как он тогда разберет в этой пыли, есть ли там частичка того белобрысого наглеца, которого обнимал и ублажал?

***

Дверь скрипнула еще громче, чем Ангел ожидал; он не слишком громко посетовал на собственную неуклюжесть и открыл дверь уже широко - в самом деле, раз уж так получилось, можно ведь зайти? А будить Спайка вовсе не обязательно…

Будить его и не пришлось. Пустых бутылок на полу вроде как прибавилось; хозяин склепа, вопреки своему обещанию отоспаться, восседал на своем каменном сиденье во вполне бодром состоянии. Вообще, Ангелу бы могло показаться, что он никуда и не уходил, если бы не одна деталь - вернее, ее отсутствие. Всей одежды на пьяном белокуром вампире был один плащ, который вампир даже запахнуть как следует не удосужился.

Ангел слегка пожал плечами - мол, чего я тут не видел - но взгляд все-таки отвел.

-И чего ты тут раньше не видел? - хрипловато поинтересовался Спайк. Он как будто совсем не удивился появлению непрерывно уезжающего вампира. - Или это все тебе уже… разонравилось?

-Мне это и не нравилось, - начал было Ангел, под насмешливым взглядом голубых холодных глаз осекся, решил сменить тему и уже другим тоном заметил: - Ты всегда сидишь дома в таком виде?

-Дома? - Спайк фыркнул, демонстративно почесал грудь, украшенную синяками, и отпил из бутылки. - Ты еще скажи, что на твоем месте мог бы быть женщина или ребенок… А кстати, что ты тут вообще делаешь?

Понимаешь, помощница директора школы оказалась не совсем помощницей директора школы, и вообще, она, похоже, какой-то демон. Так вот, я встретил ее на вокзале, и она сказала, что я тебя больше не увижу. Правда, потом оказалось, что она мне приснилась, но потом она тоже была на вокзале…

-Просто так зашел, - Ангел поймал себя на том, что снова пожимает плечами, сунул руки в карманы и тяжело вздохнул.

-Зашел? Только не говори, что зашел попрощаться, - Спайк недоверчиво нахмурился. - Знаешь ли, для второго прощания подряд я еще… не готов.

Ангел героически рассматривал спайково правое ухо - чтобы не смотреть на место предполагаемой «неготовности».

-Или ты что-то тут забыл? - Спайк рассеянно взболтал булькнувшую в бутылке жидкость, не глядя на застывшего у входа вампира; Ангел понял, что эта бутылка была далеко не первой со времени его ухода, и здравого сознания в обесцвеченной голове оставалось с каждым глотком все меньше. Так что разговаривать с ним серьезно надо сейчас - или ждать, пока он прикончит свои алкогольные запасы и проспится, а это еще сутки или двое. Ангел тяжело вздохнул - про себя - и шагнул поближе. Спайк на это отреагировал весьма двусмысленно вскинутой бровью; прикрыться мерзавец даже не подумал.

-Ты… что ты теперь планируешь делать? - осторожно начал темноволосый вампир.

Спайк оторвал взгляд от бутылки и неопределенно хмыкнул.

-Пить… спать… А вообще, какое тебе дело?

-А… а ты никуда не собираешься уезжать?

Теперь Спайк смотрел на Ангела куда дольше, и в затуманенных выпивкой глазах легкое удивление начало сменяться откровенной издевкой и еще чем-то нехорошим.

-Ну как же, - протянул он, прищурившись. - Само собой, еду. В Лондон.

-Спайк, я серьезно, - Ангел начинал сильно жалеть о своем необдуманном поступке. - Ты не думал о том, что тут может сейчас быть опасно?

Спайк снова фыркнул и пожал плечами.

-Это Адская Пасть, милый. Тут всегда опасно.

Он прав. Не Орден Зверя, так вампиры или демоны. Сколько раз самого Ангела отделывали так, что он по несколько суток не вставал с постели? Правда, тогда рядом всегда была…

-Но теперь все не так, как всегда, - Ангел замялся, подбирая слова. - Тут не осталось никого, кто бы мог… я хочу сказать…

-Ты хочешь сказать, что я беспомощен, и защитить меня теперь некому? - спокойно докончил Спайк, рассматривая на свет мутное бутылочное стекло. - Так позволь тебе напомнить, мой бесценный Ангелочек, что я и сам могу…

Дверь, оставшаяся сзади, коварно врезалась Ангелу в спину и отбросила его в стену. На ногах он, само собой, не удержался, приложившись только-только начавшей заживать рукой сначала об стену, потом об пол, и, уже лежа на полу под защитой распахнутой двери, увидел троих, по чьей милости дверь и повела себя столь подло и непредсказуемо.

Люди. Раненые. Злые. С оружием. С колом. С крестом.

Наверное, Спайк бы сумел уйти или отбиться, будь это вампиры. Тот Спайк, которого Ангел знал по прошлой жизни, творил и не такие чудеса, виртуозно дразня и водя по городу, будто марионеток на ниточках, снаряженную за собой облаву, а потом, будучи в хорошем настроении, перелавливал эту облаву поодиночке. Но у того Спайка не было ни чипа внутри черепа, ни полутора литров алкоголя в желудке…

Его скрутили почти сразу и без особых трудов: просто припугнули крестом и захлестнули мокрую веревку на кистях рук и на шее; судя по тому, как Спайк застонал и бурно задышал сквозь зубы, пропитана веревка была вовсе не виски и не молоком.

-Празднуешь, тварь? - вошедший последним мужчина коротко хлестнул вампира по лицу. Чем именно хлестнул, Ангел из-под двери не видел, - но зато услышал, как глухо вскрикнул Спайк. - Не будешь против, если мы присоединимся?

Ангел осторожно пошевелился. Наверное, напавшие не ожидали встретить в этом склепе кого-то еще, и не стали рыскать в подвале, за дверью. Руку жгло невыносимо, и по всему было похоже, что на этот раз она сломалась уже всерьез.

Три сильных человека на одного вампира-калеку.

Черт возьми, почему этот мерзавец не зовет его на помощь?!

Удар. Стон.

Свежая кровь на постели. Кучка пыли на грязном полу.

Ангел сосчитал про себя до десяти. Уцепился за ржавую ручку, рывком поднялся - и понял, что кучек пыли на полу будет, скорей всего, две.

Одного он сбил с ног все той же дверью. Такой же фокус чуть было не прошел и со вторым - но вместо этого на полу вдруг оказался сам Ангел. Веревка, захлестнувшая его за ногу, все-таки была намочена святой водой, и обжигала даже сквозь плотные брюки.

-А этот откуда тут взялся?

-Плевать. Кончай этого по-быстрому, и все. До рассвета еще далеко.

Этого?! Ангел не успел додумать, потому что вполне профессионально заточенная деревяшка мелькнула перед самой грудью. Вывернуться-то он успел, но не до конца - кол скользнул по плечу, содрав кожу, и от новой боли в голове у Ангела внезапно прояснилось.

До рассвета еще далеко. Его убьют сразу - потому что он, хоть и перешел дорогу Глорифициус, не осквернял ее духа и не кощунствовал. А Спайку, скорей всего, так не повезет.

До рассвета еще далеко. И кто знает, как растянутся эти часы для Спайка.

Он рванулся, стукнулся головой о пол, снова увидел кол над грудью, вдруг отчетливо понял, что ни откатиться, ни освободиться уже не успеет. И что последним звуком, который ему суждено услышать в своей жизни, будет крик Спайка.

В последний момент кол изменил траекторию. Вместо того чтобы закономерно вонзиться в сердце, деревяшка попыталась выколоть Ангелу глаз, и то - весьма неудачно, потому что следом за потерявшим управление колом на Ангела свалился и его владелец, неизвестно от чего потерявший равновесие.

Спайк вскрикнул еще раз. И мимо головы темноволосого вампира мелькнуло что-то, подозрительно похожее на ноги человека, вдруг решившего быстро-быстро пробежаться задом наперед.

Здоровой рукой Ангел нащупал заточенную деревяшку и, не глядя, ткнул в копошащееся и силящееся встать тяжелое тело. Опыт Фэйт сработал как нельзя хорошо: острые деревяшки действуют на людей едва ли не лучше, чем на вампиров. Во всяком случае, взвыл тот весьма эффектно и откатился с Ангела достаточно быстро. И хорошо - потому что скинуть его с себя одной рукой вряд ли бы удалось.

Раз.

Бегавший спиной вперед почитатель Глори вернулся: неизвестно, за кого он принял Ангела и решил, что его можно задушить, схватив за шею. Вампир задыхаться и синеть отказался, вместо этого приложив противника спиной все об ту же злосчастную дверь.

Два.

-Только подойди, вампир, - номер третий улыбнулся из-за спины Спайка и затянул петлю на его шее сильнее. Если тот и сумел каким-то чудом сбить с ног первого нападавшего и ударить второго, то теперь жестоко за это расплачивался: все его лицо заливала кровь. - Подойди, и будешь подметать пыль своего дружка до утра.

Идиот.

-Он мне не дружок, - равнодушно уронил Ангел. Поймал взгляд голубых блестящих от слез глаз среди струек крови, повернулся и пошел к двери, сунув руки в карманы пальто.

Наверное, номер третий так и не понял, что его убило. Скорей всего, он увидел только стремительно развернувшегося Ангела и, может быть, - мелькнувший в воздухе черный предмет. Падал на каменный пол он уже без сознания. И только поэтому веревочная петля, которая должна была перерезать горло плененному вампиру, всего лишь ранила его шею.

Если бы Ангелу кто-то сказал, ну хотя бы неделю назад, что он чуть было не испытает истинное и неповторимое счастье при виде голого, перемазанного пылью и судорожно кашляющего Спайка, стоящего на коленях и капающего собственной кровью на пол и собственный живот, темноволосый вампир бы… Ну, не поверил бы, это точно.

***

Ангел осторожно ощупал руку. Утешало только то, что эта самая рука наличествовала: по тем темпам, с которыми клятый город пытался ее ликвидировать, в следующей схватке ее должны были Ангелу просто оторвать. Собственно говоря, для этого будущему противнику даже стараться особо не придется - неутешительная опухоль и малоподвижность явно говорили, просто-таки кричали, что трещиной на этот раз не обошлось. А судя по ощущениям, пользоваться конечностью Ангелу не придется дня три - даже при сверхъестественных темпах регенерации, постельном режиме и свежей крови в рационе…

Никогда во время прежних посещений Саннидейла Ангелу не хотелось в ЛА настолько. Он даже глаза прикрыл, будто от этого детского жеста пыльный и паутинный склеп вокруг должен был смениться полутемной и уютной комнатой, и представил себе, как он стаскивает с себя рваные и грязные тряпки, недостойные даже одеждой называться, готовит себе ванну - обязательно теплую, с ароматическими шариками и густой шапкой белой арктически чистой пены. Потом закутывается в полотенце или огромный халат и пинками выгоняет в душ кашляющего и ругающегося грязного Спайка….

От неожиданности Ангел даже глаза открыл. Никакой комнаты не было и в помине, зато Спайк был тут, никуда за эти несколько секунд не делся: стоял на коленях и мучительно кашлял, зажимая ладонью кровоточащее обожженное горло.

-Ты в порядке? - Ангел подошел ближе, - удивительно, но ноги худо-бедно передвигались, хотя шатало его еще сильно, - и взялся ладонью за каменный гроб. Точно, бывают минуты, когда вампиру без саркофага просто не обойтись. Наверное, надо было поднять останки телефона, но от одной мысли о том, что нужно наклоняться и шарить ладонью в пыли, Ангелу стало нехорошо.

Спайк перестал кашлять и, не поднимаясь с колен, исподлобья глянул вверх.

-Ну надо же… - просипел он, изо всех сил стараясь придать этому жалкому хрипу язвительный оттенок. - А я думал, что эту идиотскую фразу придумывают идиоты-писатели и кретины-режиссеры. Да, я в порядке, Ангел, в полном, спасибо, что спросил!

-Рад за тебя, - Ангел решил, что большого стыда в том, чтобы привалиться к саркофагу, не будет. - А у меня вот рука сломана.

-Что, опять? - Спайк снова надрывно закашлялся, отпустил, наконец, свое горло и осторожно попробовал встать. - Ты не оригинален. У меня вот горло перерезано.

-Вечно ты преувеличиваешь, - возразил Ангел. - Разве что надрезано… чуть-чуть.

-Тогда я за себя тоже рад, - согласился Спайк, выпрямляясь так бережно и аккуратно, будто он был девяностолетним стариком-ревматиком. - Но я был бы за себя еще больше рад, если бы меня не пытались разрезать… Ну хорошо, надрезать веревками со святой водой.

Ангел пожал плечами.

-Ты не передумал? Ну, насчет уезжать? Или тебе все еще этот город дорог как память?

Ответ Спайка был пространным и весьма эмоциональным - настолько, насколько вообще мог быть эмоциональным надсадный хрип, - и, по сути, сводился к тому, что решение покинуть Адскую Пасть все-таки принято.

Ты его никогда больше не увидишь…

А ведь если бы он уехал, если бы опоздал, - что было бы? Сейчас не ворчал бы себе под нос Спайк, чем-то позвякивающий за спиной; была бы кровь и крики - как те, что успел услышать Ангел, - много криков, до самого утра. А потом была бы пыль - такая же серая и невыразительная, равнодушная пыль, как та, что покрывала сейчас его ботинки.

И он мог об этом никогда не узнать, так же, как почти сто лет ничего не знал о том, чем занят и где живет - и живет ли - голубоглазый ублюдок-вампиреныш, бывший поэт Уильям. Пока не увидел его в старой школе Саннидейла.

Ну так этого же не будет? Кем бы ни была - да и была ли? - блондинка Элис, она зачем-то спасла жизнь этому голубоглазому вампиренышу.

Размышления прервал грохот за спиной; Ангел торопливо обернулся, готовый к драке, - Спайк всего лишь пытался надеть джинсы с помощью одной руки. Живой и почти здоровый.

Ты его никогда больше не увидишь.

Сейчас Спайк оденется, они выйдут - и разойдутся в разные стороны. Потому что и пути у них разные: Ангела ждут, черт подери, и, наверное, сходят с ума, слушая раз за разом бесстрастный голос оператора в трубке, у Ангела есть миссия, есть какая-никакая, но судьба и люди, за которых он в ответе. А Спайк… Что Спайк? С чипом или без него, он вампир. Убийца. Бездушное чудовище, как те, которых Ангел не задумываясь распыляет на темных лос-анджелесских улицах. Он бродяга; удивительно, как он пробыл несколько лет на одном месте.

Так что они увидятся. Непременно увидятся… лет через пятьдесят. Когда судьба снова столкнет их, и хорошо, если столкнет не лбами - как в холле Саннидейлской школы.

Спайк откуда-то выудил целую футболку - такую же черную и потертую, как и предыдущая, - и, наконец, заметил взгляд Ангела.

-Никогда не видел, как одеваются? - поинтересовался он немного раздраженно; Ангел отметил, что к блондину помаленьку возвращается нормальный голос.

Это сумасшествие.

-Куда ты собираешься ехать?

Белокурая голова вынырнула из черного ворота футболки.

-У тебя есть предложения? Или варианты? Колись, Ангел, а то я подумаю, что это ты этих уродов сюда привел.

И чувство юмора тоже возвращается. Вместе с голосом.

-Если я захочу, чтобы мне сломали руку, я не буду пускать это на самотек и попрошу тебя, - почти искренне заметил Ангел, и был вознагражден: Спайк вроде как немного смутился. - Так куда ты едешь?

-У меня есть дела… ну, в Праге, - Спайк небрежно пригладил светлые волосы ладонью. - Покручусь там пару лет, потом видно будет.

-Дела в Праге? Это не там, где чуть не пришибли Друсиллу? - поинтересовался Ангел. Спайк до комментариев, разумеется, не снизошел, слишком занятый своими ботинками: десятки застежек и ремешков, может, и смотрятся для кого-то потрясающе - но и застегивать их ранеными руками достаточно сложно.

Друсилла всегда была сильным вампиром… здоровым вампиром, если не принимать во внимание ее больное сознание. И даже ее разъяренная толпа чуть не превратила в пыль, - и почти год вампиресса балансировала на грани нежизни и смерти: бледная, вялая, умирающая…

Что сможет сделать Спайк с обезумевшей от ярости толпой?

Ощущение того, что он идет - да что там идет! мчится! - по дороге, в конце которой его ждет приветливо распахнувшаяся пропасть, все крепло. Не нужно расспрашивать, не нужно волноваться, не нужно уговаривать, - да вообще не нужно разговаривать с этим белобрысым вампиром, слишком странно и неожиданно заканчиваются такие разговоры. Нужно подниматься с этого ледяного гроба и уходить.

Беда в том, что в этом городе ничего и никогда не бывает так, как нужно.

Ангел не двинулся с места. Еще шаг к пропасти.

Надо всего лишь пройти десяток шагов и повернуть дверную ручку - она будто прилипает к пальцам, гладкая, холодная…

Надо всего лишь шагнуть через порог - и увидеть красные, заплаканные глаза.

Ты его никогда не увидишь.

Черт возьми, почему я не могу выкинуть из головы эти ее слова?!

-А… - Ангел запнулся, - голос сел, будто давая шанс замолчать, отступить назад. -А ты поедешь со мной?

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:49 | Сообщение # 13
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
***

Спайк от непокорных ботинок тут же отвлекся, но головы так и не поднял. Ангел, уже успевший пожалеть о своих словах, молча пялился в светлый и взъерошенный неподвижный затылок.

Честное слово, Ангелу было бы легче, если бы Спайк засмеялся или начал ругаться или… Да что угодно, пусть он сделает хоть что-то, но не молчит!

-Ты поедешь со мной? - повторил вампир уже тверже. Ему показалось, что он услышал тихий вздох, и Спайк наконец выпрямился; на его лице не было ни насмешки, ни злости, ни удивления, ни привычной готовности хамить и язвить в ответ. Его лицо показалось Ангелу бесконечно растерянным и юным, словно не было за плечами у блондина сотни лет, и измен, и жестокости, и прозвища «Кровавый».

Дежа вю, отчего-то подумалось Ангелу, но вспомнить, где и когда он видел на красивом лице Спайка такое же потерянное выражение, он не смог.

-Ты сам сейчас не знаешь, что говоришь, - тихо произнес Спайк.

-Ты же сам видишь, что оставаться тут…

-И поэтому ты зовешь меня с собой? - Спайк презрительно хмыкнул, будто приходя в себя, расставляя все по своим местам, - вот и малопривлекательное прозвище вернулось привычным циничным выражением на красивом лице - будто картина на стену после ремонта. - В общем, большое спасибо, но перспектива быть твоей постельной игрушкой меня не слишком привлекает. Может быть, тебе и трудно в это поверить, но секс, Ангел, не главное в жизни…

Он накручивает себя, вдруг понял Ангел, уже почти открывший рот для убийственного ответа. Намеренно злится сам, и оттого так резок - и злит своего собеседника. Так же, как они сидели в подвале Глорифициус и переругивались; только теперь он играет всерьез.

Он боится; внезапно в памяти всплыли зеленые стены и глухое эхо шагов по коридору - таким же испуганным и юным выглядел Спайк в больнице. Когда они вдвоем ждали известий о Баффи.

Самое страшное - это утраченные возможности.

К чему, к чему тут это, ведь он думал о Баффи?! Отчего голос этой проклятой Элис Таннот весь вечер вертится у него в голове, и повторяет одно и то же, и отвлекает тогда, когда надо придумывать слова для этого упрямца, чтобы забрать его с собой, чтобы сохранить ему жизнь?!!!

-Ты… - Ангел снова прочистил горло. - Постель… постель тут ни при чем. Я… я даже не дотронусь до тебя, если… Я просто хочу защитить тебя…

-Защитить? - Спайк нехорошо ухмыльнулся. - Я уже говорил тебе, что могу сам за себя постоять?

-Говорил, да, - от ощущения собственного бессилия Ангел тоже начал заводиться. - Если я правильно помню, это ведь было до попытки оторвать тебе голову? Весьма удачной, надо сказать, попытки…

-Пошел вон из моего склепа! - Спайк внезапно повысил голос и даже вскочил со своего места.

-Никуда я отсюда не пойду! - Ангел тоже поднялся. - Без тебя, во всяком случае…

Несколько мгновений разгневанные вампиры стояли друг против друга; Дон сказала бы, что они играли в гляделки. Игрой это, правда, назвать было трудно.

-Хорошо, - прошипел, наконец, Спайк. - Ты же игрок, Ангел, а карточный долг священен даже для такого ублюдка с душой, как ты. Ты должен мне желание, помнишь?

С трудом, будто это было лет пятьдесят назад, но Ангел припомнил игру в карты в доме Саммерс.

-Вижу, что помнишь, - Спайк прищурил глаза. - Ты уберешься отсюда. Немедленно унесешь отсюда свою задницу. Видеть тебя не хочу.

Вот и все, дамы и господа, вяло подумал Ангел. Вы свидетели - он сделал все, что мог. Занавес. И Элис Таннот, похоже, обосновавшаяся в его голове, тоже может заткнуться: потому что не может же он связывать Спайка и волочить его на плече, как украденную невесту?! Он же не может носить Спайка в кармане или водить его на поводке просто потому, что хочет защитить его?

Он сделал все, что мог для Баффи. Он защищал ее, как мог и пока мог - пока она позволяла ему; и приехал на ее могилу через три месяца после ее смерти.

-Я не могу уехать без тебя… - Ангел тяжело опустился на место, придерживая раненую руку, и уставился в пол, в любую секунду ожидая, что Спайк перебьет его, и соломинка, за которую он сейчас решил ухватиться, не выдержит насмешливого хриплого голоса. И тогда темноволосому вампиру только и останется, что уйти. - Я не хочу уезжать без тебя. Я не хочу узнать о твоей… о том, что тебя нет, через год или полтора. У меня… у меня не так много было… не так много есть того, что … что… без чего жизнь будет пустой. Я не хочу терять еще и тебя.

***

-Синюю?

-Черную.

-Может, лиловую?

-Черную.

-Может, красную рубашку? Вампиры любят красное…

-Черную. Ангел, я тебе не девица-содержанка, - раздраженно пробормотал Спайк. - Ты можешь одеваться, как тебе вздумается, - спать в бархатной пижаме, ходить в шелковом белье и покупать себе батистовые рубашки, - он непочтительно ткнул пальцем Ангела в грудь, видимо, имея в виду свежекупленную рубашку, - но я не собираюсь выглядеть, как начинающая порно-звезда. Ты покупаешь мне черную рубашку, и я отдаю тебе деньги, как только… в общем, как только они у меня будут.

-То есть, когда ты их украдешь, - уточнил задетый за живое Ангел. - И с чего ты взял, что у меня шелковое белье?

-Хорошо, белья нет, - легко согласился Спайк, рассматривая какую-то кошмарную футболку с нарисованным клыкастым чудовищем. - Зато пижама точно есть.

Ангел решил, что ни за что не позволит Спайку входить в свою комнату. Помимо пижамы, там лежало много других вещей, которые белобрысый наглец мог высмеять: например, поди докажи ему, что набор кремов для лица, тела и рук ему подарила Корделия на Рождество, и выбросить было неудобно…

-Вот эта… Да посмотри ты! - Спайк пихнул Ангела в бок. Ангел вздрогнул от неожиданности и посмотрел прямо в глаза ехидно ухмыляющемуся во всю сотню зубов монстру.

-Эта?! Ни за что!!! - Спайк ткнул его локтем еще раз, и Ангел покорно понизил голос. - Ни за что. Никогда. Ты не появишься у меня в этом.

-Вам помочь? - девушка-продавец, очевидно, привлеченная вскриком Ангела, улыбалась Спайку. И что они все только находят в этом мерзавце, подумал Ангел с глухой злобой. - Вы хотите подобрать рубашку? Или футболку?

-Рубашку простую черную без рисунка, - выпалил Ангел на одном дыхании, прежде чем Спайк успел открыть рот или указать на скалящегося монстра.

-Да, - немного обиженно согласился блондин. - Где у вас тут примерочная?

Успокоился Ангел быстро. Спайк скрылся в примерочной с охапкой простых черных рубашек - Ангел самолично проверил их на предмет рисунков и узоров - и уже несколько минут не показывался. Зато теперь, когда Спайка с его замшелыми, прямо скажем, представлениями о стиле и вкусе в одежде рядом не было, можно было подойти к манекенам с шелковыми рубашками. Да и в конце концов, Спайк говорил о шелковом белье, а не о верхней одежде, и не всем же ходить в плаще времен Чарли Чаплина и футболке, наверняка заставшей правление Никсона…

Он успел присмотреть себе еще одну рубашку и симпатичный джемпер в голубоватую полоску, - нет, разумеется, ничего покупать при Спайке он не стал бы, но вот потом… Хотя до заката еще долго, так что, если удастся чем-то отвлечь своего вредного спутника, можно будет купить и сейчас. Все равно им часа полтора еще бродить по этому магазину.

-Вы не могли бы мне помочь? Тут что-то с зеркалом… не могу рассмотреть…

Что там может быть с зеркалом, подумал Ангел рассеянно - досадливо. Опять выкаблучивается, наверное, перед девчонкой-продавщицей. Всю суть проблемы он осознал через мгновение - и успел-таки влететь в примерочную раньше не слишком расторопной девушки.

Спайк в черной строгой рубашке крутился перед пустым зеркалом, и бурное появление Ангела воспринял как должное.

-Ну как?

Ангел толкнул его здоровым плечом к стене, прижимая спиной к злополучному зеркалу.

-Ты совсем сошел с ума?!

-По-моему, кто-то обещал никогда ко мне не прикасаться, - как ни в чем ни бывало заметил Спайк, как будто совсем не обеспокоенный. От неожиданности Ангел даже ослабил хватку, и только сейчас заметил полуулыбку на красивом лице.

Как этому вампиру удается так легко играть чужими чувствами?

-Я соврал, - ярость уже испарилась без следа, но в подтверждение своим словам Ангел снова притиснул вампира к стене и легко погладил большим пальцем белое горло с еще не совсем зажившим шрамом-кольцом. - И разве ты не специально заманил меня сюда?

-Ты с таким лицом сюда залетел, - хмыкнул Спайк, наклонил голову к плечу, подставляя шею быстрым касаниям, и сразу стал похож на чем-то удивленную взъерошенную черно-белую птицу. - Грех было не воспользоваться…

Ангел хотел уточнить, чем именно собирался воспользоваться Спайк, потом решил, что проявлять подобные чудеса глупости и недальновидности в присутствии младшего вампира весьма неосмотрительно, и если уж и поражать чем-то Спайка, то пусть это будет предприимчивость и быстрота реакции. Вряд ли, впрочем, Спайк был так сильно поражен, - во всяком случае, откликнулся он быстро и весьма охотно; Ангел, продолжая поглаживать длинную шею, скользнул рукой за воротник черной рубашки, зарылся пальцами в короткие волосы, привлекая еще ближе….

-Так вам нужна помо… Ой! Простите!

Ангел отпрянул от Спайка, как от ядовитой змеи, ударился покалеченной рукой о дверцу и весьма замысловато, хоть и вполголоса выругался.

-Ай-ай, - виновника всего этого безобразия нежданные, пусть и быстро покинувшие место действия зрители нимало не смутили. - Сильно ударился?

-Сильно, - пробурчал Ангел, которого не тронула даже столь несвойственная Спайку забота о здоровье кого-то, кто не был ни им самим, ни Дон Саммерс. Он приподнял полу пальто и уныло воззрился на кое-как перебинтованную еще в Саннидейлском склепе конечность. Нет, врачом Спайку, конечно, не быть, и ломать и калечить у него, как выяснилось, получалось куда лучше, чем накладывать шины и повязки, но все-таки до этого момента можно было жить, не шипя поминутно от боли. Было. Потому что сейчас скрытую под бинтами руку снова начало дергать, будто кто-то изнутри щипцами вырывал из нее кусочки. Благодушия эти ощущения, как ни странно, не прибавляли. - Ты когда-нибудь закончишь?!

-М-м-м, - Спайк выгнул бровь. - Ты имеешь в виду то, о чем я подумал? Или что-то другое?

-Как ты ухитрился прожить почти полторы сотни лет? - с искренним изумлением вопросил Ангел у печально молчащего зеркала за спиной усмехающегося блондина. - Обычно таких пустоголовых распыляют через пару лет…

-Это значит, что я не пустоголовый, - нимало не обидевшийся Спайк наконец-то отклеился от стены и шагнул ближе; прикосновение сухой ладони к щеке вроде как даже уняло пульсирующую боль в руке, и Ангел, поначалу сделав попытку обиженно уклониться и выйти из примерочной, малодушно остался стоять на месте.

-Напугал девочку, - проворчал все же он, чуть-чуть прижимаясь щекой к жестким пальцам. - Теперь она про нас невесть что подумает…

-А кто мне говорил, что вампиры не бывают геями?...

-Ты еще пойди демонстрировать ей, что мы вампиры, - Ангел притянул к себе разглагольствующего вампира, вернее - сделал попытку притянуть. Спайк поддался неожиданно легко и с видимым удовольствием, придвинулся ближе и обнял второй рукой Ангела за шею.

***

-Главное, молчи. Хотя бы первые полчаса. Я все им объясню… Хотя они, наверное, сразу не будут сильно расспрашивать, это уже потом... так что все равно молчи.

-Глазам своим не верю, - язвительно прокомментировал вышагивающий рядом Спайк. - Ангелочек, который пришел домой после полуночи. Его ждет папочка Уэсли с ремнем в руке и мамочка Корди со стаканом бренди и успокоительными каплями.

-Лучше начинай молчать прямо сейчас, - беззлобно посоветовал Ангел. Его иммунитет к выходкам Спайка медленно, но неуклонно рос: чего только стоила одна примерочная! Рубашку там они, вопреки уговорам бесконечно смущенного Ангела, все же купили, и Спайк же долго спорил потом, стоило ли извиняться перед продавщицей.

Таскать белокурого вампира в кармане было бы однозначно удобнее, мелькнуло у Ангела в голове. Носить с собой, защищать, одевать - не устраивая всякий раз в магазине ни рискованных представлений, ни любительского порно-шоу; и не мечтать потом целых полтора часа о том, чтобы стать невидимым. Хотя…. С кем еще можно пререкаться и ощущать, как медленно и неуверенно, будто давно не работавшая часть тела, оживает в нем чувство юмора, и ему не приходится подолгу думать, чтобы достойно ответить на сомнительного качества шутки; да что там ответить - просто понять! И с кем еще он мог обниматься и целоваться в примерочной крупного магазина, и не бояться останавливаться, даже запуская ладонь под еще не купленную черную рубашку, и чувствовать такие же откровенные касания на своей спине?

…-Я не могу уехать без тебя… - Ангел тяжело опустился на место, придерживая раненую руку, и уставился в пол, в любую секунду ожидая, что Спайк перебьет его, и соломинка, за которую он сейчас решил ухватиться, не выдержит насмешливого хриплого голоса. И тогда темноволосому вампиру только и останется, что уйти. - Я не хочу уезжать без тебя. Я не хочу узнать о твоей… о том, что тебя нет, через год или полтора. У меня… у меня не так много было… не так много есть того, что … что… без чего жизнь будет пустой. Я не хочу терять еще и тебя….

Он замолчал на полуслове, будто внезапно кончился в легких ненужный воздух; замолчал оттого, что вдруг понял - все бессмысленно. Сейчас он поднимет голову, а на лице Спайка застыло все то же привычное выражение недоверия и едкой насмешки, и в его словах - когда он решит заговорить - будет все та же ирония. Как же, Ангел, не с кем будет спать? Не о ком заботиться? Надоели ручные людишки?

Ангел наконец решился поднять голову - Спайк теребил в пальцах жесткий ремешок ненадетого ботинка и смотрел в сторону, чуть нахмурившись и кусая губы, словно он разом позабыл все обидные слова и отточенные фразы и теперь силился вспомнить. Или прочитать их, как шпаргалку, в пыльном углу; Ангел не удержался и тоже глянул туда, куда упирался страдальческий взгляд голубых глаз - никаких надписей там не было. Вообще ничего не было, кроме пыли и паутины.

Время шло - и Ангел чувствовал сейчас каждую секунду, как песчинки на коже. Время шло, а Спайк молчал, ни словом, ни вздохом не разбивая настоящей кладбищенской, гробовой тишины, - а значит, Ангел говорил не зря?... Если он не огрызается, и не ругается, и не пытается убить своего собеседника, а потерянно молчит и крутит ремешок, значит, еще не все?...

-Почему ты не сбежал? - Спайк так и не отвел от пыльной стены глаз, даже когда заговорил, - будто спрашивал у старого бетона.

Ангел тоже сдвинул брови от неожиданности.

-Что?

-Когда тебя поймали… в старой школе, - пояснил вампир, и все-таки поднял на Ангела уставший взгляд; в хрипловатом голосе наконец проскользнули нотки нетерпения. - Я же сделал все, чтобы ты сбежал… чтобы нашел Дон. Почему ты остался? Почему говорил… говорил тогда, что не уйдешь без… без меня?

Зачем он остался? Разве сейчас сможет Ангел объяснить: рассказать про бильярдные шары и про то, что мир будет другим, если по нему не будет ходить странный и непредсказуемый вампир - его личное проклятие столетней давности? Вечное, видимо, проклятие, теперь вдруг обернувшееся неожиданной стороной, как раз тогда, когда он худо-бедно за три года притерпелся к стороне несносной и мстительной? И теперь, когда Ангел безмерно устал, и был ранен, и все разумные мысли в голове перепутались и метались, как перепуганные птички-колибри, и все нужные слова кончились еще десятью минутами раньше, - что еще он мог сделать?

-А почему ты остался? Почему ты в одиночку пытался переиграть банду Глори, пытался выдворить меня из того зала чуть ли не пинками? Почему лег со мной в постель? Когда, зачем, как ты превратился из старого врага, надоедливой занозы в того, без кого я не смогу уехать?

Он медленно и тяжело поднялся с каменной крышки, придерживая, как драгоценность, руку, посылающую по телу волны огненной и медлительной, как лава, боли. Личное проклятие, разом выпрямившись, настороженно наблюдало за его передвижениями, и зрачки в глазах опять затопили своей непроглядной чернотой яркую весеннюю голубизну. Несгибаемый и упрямый, он даже не отодвинулся, когда Ангел так же осторожно опустился рядом, и не отдернул руки, когда Ангел положил на его запястье свою.

-Потому что без тебя все будет по-другому…

-Потому что без тебя будет слишком сложно…

-Без тебя все будет слишком просто…

-Без тебя все будет…

-Без тебя ничего не будет…

На миг ему снова, как в зале, наполненном свечами, показалось, что Спайка больше нет, и не будет. Ему представилось, что вот сейчас, стоит ему промолчать и выйти, уехать, как требует того дурацкий карточный долг, желание, проигранное законченному шулеру, - и он оставит тут часть своей нежизни, часть своей мертвой души. И не постель тому виной, - нет, он солгал, когда сказал, что секс совсем ни при чем; как может быть совсем ни при чем то, что он пронес за последние три дня в себе, на своей коже, как иссушающее пламя, как жидкий огонь?! Но вспоминать он будет совсем другое, и не только ослепительная страсть будет приходить к нему в тоскливых снах. Слишком много ему пришлось узнать такого, чего он вообще не хотел бы знать - и ни за что не захотел бы сейчас забыть: какими черными могут становиться голубые светлые глаза, когда Спайк злится, или нервничает, или возбужден; какими нежными могут быть его губы, когда он расслаблен и может быть самим собой. Как выглядит Спайк, когда спит, и как легко и заразительно он умеет смеяться...

Морщинка между темными широкими бровями потихоньку разглаживалась, будто кто-то стирал ее заботливой ладонью, и что-то так же неуловимо менялось в темных глазах, - Ангел, насторожившись, так и не понял, что именно, пока рука под его рукой не выпустила ненужный ботинок и сухие пальцы, слишком короткие, ни капли не аристократические пальцы поэта-неудачника, не сплелись с его пальцами.

-Только молчи, хорошо? - Ангел остановился и окинул Спайка коротким взглядом.

-Не смотри на меня так, - насмешливо отозвался тот. - Мне все время кажется, что ты меня хочешь причесать и заставить вытащить руки из карманов.

-И причешу, - пригрозил Ангел, вздохнул, открыл дверь и встал, как вкопанный.

-Сильно расспрашивать твои друзья и впрямь не любят, - ошеломленно прокомментировал из-за спины Спайк. - Ты точно всего лишь забыл позвонить? Или это они так злятся из-за папочкиной машины?

Не менее изумленный Ангел только и мог, что еще раз кинуть короткий взгляд за плечо и заслонить Спайка от хищной стрелы взведенного арбалета, - не будет же Уэсли стрелять в своего партнера без предупреждения?! И если бы только один арбалет, - у Корделии в руках крест, и еще два висят на стене, и на столе рядом с Уэсли тоже - от такого смертоносного изобилия волосы на затылке встают дыбом, не хуже, чем у Спайка от геля.

-Да в чем, черт побери, дело?

-Мы бы тоже хотели знать, - сухо ответил Уэсли, но арбалет чуть качнулся в сторону от двери. - Мы четыре дня звонили… тебе, Баффи, Джайлзу. Мы уже решили, что этот город наконец-то провалился под землю.

-Что случилось? - что-то точно случилось, и не с ним, - хоть голос Уэсли сух, как безводная Сахара, на его лице облегчение, и Корделия выпустила зажатый в ладони крест. И это не из-за Спайка - откуда им знать про Спайка? Тогда что?

-Случилось, - мрачно подтвердил Уэсли. - Именно что что-то.

-Кто-то пришел?

От звука этого голоса Ангел почувствовал, что пригладившиеся было волоски на шее снова стремительно поднимаются, будто от электрического тока, и нахлынувшее чувство опасности было куда хуже и неприятнее, чем кресты на стенах и арбалет, смотрящий прямо в сердце.

С лестницы спускалась заспанная блондинка в легкомысленном коротеньком халатике. Блондинка скверно выглядела - бледная и с синяками под ввалившимися глазами, и ее плохое состояние вполне объяснял округлый живот, недвусмысленно вздымающийся под цветастой тканью.

Спайк, которого Ангел по-прежнему машинально закрывал спиной, выругался негромко, но весьма витиевато, и сейчас был один из немногих моментов, когда Ангел был готов к нему присоединиться, и даже повторить слово в слово.

-Ангел, - Дарла придержала ладонью тяжелый живот и опустилась на последнюю ступеньку, будто не замечая моментально передвинувшийся в ее сторону арбалет. - Ну наконец-то. А я уж было думала, что ребенок родится без отца.

 
DyavalenakДата: Вторник, 21.10.2008, 22:49 | Сообщение # 14
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
Эпилог

-Думаю, зачтено. Выполнено неплохо и экономно, - обратите внимание, ни одного магического воздействия.

-Зачтено. Чистая работа. Хотя, признаться, я думал, что он уедет один.

-Зачтено. Хотя я бы поспорил, что работа чистая - в конце ей пришлось открыться.

-Зачтено.

Девушка, в которой оба вампира без труда узнали бы помощницу директора Саннидейлской школы Элис Таннот, гордо улыбнулась и поправила розовые крылышки за спиной. Еще одна успешная сессия, и диплом Купидона у нее в кармане. Может быть, даже красный…

КОНЕЦ

 
Ангел_он-лайнДата: Среда, 22.10.2008, 18:39 | Сообщение # 15
I want to buy your soul
Группа: Админ
Сообщений: 1185
Статус: Offline
этот фанфик был первым, который я прочитала))) очень люблю его) после него начала задумываться о возможности пары ангел-спайк)

 
hellmouthДата: Воскресенье, 26.10.2008, 06:07 | Сообщение # 16
Генерал-лейтенант
Группа: Админ
Сообщений: 1674
Статус: Offline
Я люблю иногда яой, но мне никогда не приходила в голову мысль о паре Ангел-Спайк. точнее приходила, но не долго там задерживалась. Я не могла такое представить. А этот фанфик заставил задуматься и даже убедил в возможности их недвусмысленных отношений)
очень понравился фанф) Спасибо автору!)


Трудно быть ангелом, но стоит попытаться... (с) соц. реклама
 
MergynaДата: Суббота, 10.01.2009, 22:22 | Сообщение # 17
Ну, подойди ближе, потрогай...если смелости хватит
Группа: Админ
Сообщений: 2391
Статус: Offline
Эх...чето я на Спангела подсела smile
Вот хочу написать, но ведь так не смогу...эх!
Но очень хочу.
А фик просто классный, девочки признаюсь, именно этот фик подсознательно меня вдохновил на "спасите нас"
smile


МОЙ ДНЕВНИК

моя анкета

 
loraruДата: Воскресенье, 11.01.2009, 00:04 | Сообщение # 18
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 128
Статус: Offline
Это тоже был мой первый прочитанный спангел))). Один из самых лучших, имхо.

Самое сложное в этом мире- жить в нем...
 
DarkolgettaДата: Среда, 14.01.2009, 01:49 | Сообщение # 19
Флудильщица в законе
Группа: Модераторы
Сообщений: 2365
Статус: Offline
У меня он не первый, но Однозначно один из самых любимых по Спангелу (хотя я и читала то мало) просто чем то он меня зацепил...

"Никогда не спорьте с дураками. Для этого вам придётся опуститься до их уровня, а там они задавят вас превосходством в опыте." (с)
 
DyavalenakДата: Среда, 14.01.2009, 02:05 | Сообщение # 20
Железная рука в бархатной перчатке
Группа: Админ
Сообщений: 2677
Статус: Offline
а у меня ОН БЫЛ ПЕРВЫМ shy
даже до сих пор помню КАК ЭТО произошло happy
у меня ремонтик был и компьютер мой пришлось сложить в коробки и на антресоли... Ни компа, ни тем более интернета... даже ни одной книжки! Хорошо в телефоне была "спасительная опера"....
Бедный мой телефон или бедные мои глазки, я читала это маленькими буковками сужасной навигацией.
Но я читала не отрываясь (Как можно от такого оторваться?!) мой телефон нагревался как бешенный... ммм... интересно а от чего больше?! от того что он в сети... или... мда моему телефону явно нравиться спангел happy

Боже, я обожаю этот фик! Он безумно классный.
Zirael, огромное тебе спасибо за этот фанфик. Наверное, если бы не ты я бы сейчас не была Спангелом (может быть не таким ярым, но все же). Я бы не познакомилась с этим интересным миром спангельского творчества happy

 
АннаДата: Четверг, 29.01.2009, 16:05 | Сообщение # 21
Спайкоманка
Группа: Продвинутые
Сообщений: 269
Статус: Offline
Этот фик такой классный..а иногда такой трогательный...обожаю его..

Мой дневник
СПАНГЕЛ
 
SwallowДата: Четверг, 29.01.2009, 18:29 | Сообщение # 22
Сержант
Группа: Мастера
Сообщений: 59
Статус: Offline
Автор молчит, потому что у него нет слов от таких приятных отзывов:)
 
MaudДата: Четверг, 05.02.2009, 12:25 | Сообщение # 23
Лейтенант
Группа: Продвинутые
Сообщений: 206
Статус: Offline
Очень мощная работа. Очень качественная, со всех сторон: психолгической, литературной, сюжетной. Убедительно.
Очень хорошо ухвачены многие особенности гомопсихологии. Я сама, когда кровать спайкину драно- шелковую увидела, впервые задумалась про "голубой" разворот этого образа, и вообще, этой пары. Потому, что для гомоэротики очень характерно сочетание крайностей "грязь"-"красота". Метросексуал (почти), пижон и перфекционисти Ангел и офигительно красивый, куколка фарфоровая-помоечник Спайк. ...ну, и конечно, крашеный, в плаще а-ля штурмбанфюрер, артистичный, сильный....и без поцелуев мужских воображение в слэш снесёт...
есть тут сермяжная правда жизни, есть...
"Процесс" описан великолепно - не пОшло, не сопливо, по-настоящему чувственно (не смогла удержаться от комплимента - уж больно контраст силем с большинством 17 рейтингов)!
Отдельный респект автору за описание спайковой внешности! С такой любовью, неизбито, пронзительно - блин, я снова заново влюбилась в эту заразу белобрысую (хотя дальше, вроде, некуда - крыша и так на двух гвоздиках держится!)
Кстати сказать, Спайк намного ярче, живее получился, чем Ангел. Но это не вина автора, а заслуга Джеймса и неплюс Дэвиду как актеру - так уж сыграно. Ну, скуууучен Ангелочек - и всё тут! Описывай- не описывай - скуууучен! Пока стоит-молчит - вроде, загадочен, а как рот откроет и задвигается ...Усё. Ппц. (У ангеломанов прошу прощения, но таково уж ИМХО). Оттого ангельский голосок - единственное, что показалось малубедительным, точнее, среднеарифметическим каким-то, без изюминки. Но еще раз повторю - оригинал "виноват", ИМХО.

А Баффуту аккуратененько так - за круг, за круг...в кОму, по башке и в Англию, с глаз подальше! Да ещё Донкой сверху привалить, чтоб не выбралась! biggrin biggrin Не канонно, зато на душе праздник! Чтоб не мешала парням любовь крутить, а нам - любоваться! (без стёба).

Великолепный фанф.

 
SwallowДата: Четверг, 05.02.2009, 16:03 | Сообщение # 24
Сержант
Группа: Мастера
Сообщений: 59
Статус: Offline
Maud,
я от такого отзыва просто лужицей растеклась по полу. [off]Еще ко всему это оказалось удивительно вовремя - хоть чуть-чуть позитива были ой как нужны...[/off] И за то, что про психологию сказали - огромное спасибо, я всегда больше всего за достоверность характеров переживаю...

Quote (Maud)
Кстати сказать, Спайк намного ярче, живее получился, чем Ангел.

может, оттого, что все описание шло через Ангела и его глазами?...

Quote (Maud)
А Баффуту аккуратененько так - за круг, за круг...в кОму, по башке и в Англию, с глаз подальше! Да ещё Донкой сверху привалить, чтоб не выбралась! biggrin biggrin Не канонно, зато на душе праздник! Чтоб не мешала парням любовь крутить, а нам - любоваться! (без стёба).

*шепотом, оглядываясь по сторонам* Это еще не конец:) Тема Баффи осталась не раскрыта, но она еще вернется;-) В сиквеле.

Еще раз спасибо за такой развернутый отзыв. Просто бальзам на душу автора:)

Сообщение отредактировал Swallow - Четверг, 05.02.2009, 16:06
 
MaudДата: Суббота, 07.02.2009, 04:10 | Сообщение # 25
Лейтенант
Группа: Продвинутые
Сообщений: 206
Статус: Offline
Quote (Swallow)
про психологию сказали

"СказалИ" - это множественно-уважительное "Вы"? sad Предлагаю на "ты", оК? smile

Кое-что хотела добавить к написанному.

Quote (Swallow)
может, оттого, что все описание шло через Ангела и его глазами?.

Отчасти, конечно, да. Внешность самого себя описать трудно, остается речь, ходы мыслей, внутреняя кухня и поступки. Мои ощущения шли от этой самой кухни .
Ангел - морализатор и зануда. Его описания "мерзавца-Спайка" совершенно замечательны по двум причинам:

- потому, что презрением исходит именно Ангел. На самом деле, Бореаназ сумел сыграть классного нарцисса. Красиво он кается, прямо, как персонаж романтического балета: вывереные позы, не хилые костюмы, ни в коем случае не смешон, и, уж тем более, не жалок. И всегда делает выбор (о, какой мучительный выбор!) в пользу масшабной борьбы со злом, причем, борьба удивительно хорошо сочетается с бытовым комфортом, цацками разного рода (от кабинета до команды под рукой) и активной личной жизнью. Эх, не хотела бы я, честно говоря, чтоб меня любили так. Свят-свят-свят...

Так вот, впечатление, что одушевленный Ангел снимает Ангелуса, натурально, как вторую кожу. Он теперь хороший, рыцарь добра и всё такое, и потому снисходителен и слегка брезглив. Замечательно! Потому, что впереди его ждет великолепное " падение в любовь", которое, и за это, уважаемый автор, снимаю шляпу с волосами, получилось очень в стиле первоисточника: лирика, хохма и страсть.
Не знаю, что задумывалось автором, но сцена, где Ангел не смог въехать, что Спайк играет Глори, а не превращается в нее - это шедевр! Ужас и отчаяние (одна "страшная грибница" чего стоит!), муки выбора, а потом - хопа! счастье обретения. То ли слезы сквозь смех, то ли смех сквозь слезы.
Заодно и ангелова проницательность протестирована.

- как ни странно, позволяют увидеть эволюцию Спайка, отправную точку, так сказать, а он в этой точке - гаденыш и поганец объективно (просто не Ангелу бы обличать), о чем как-то забывается из-за его мытарств в 5 и далее сезонах. Влюбленному Спайку мы прощаем всё, а зря. Он сложен, он был настоящим .... , тем разительнее и убедительнее перемена из-за любви. И где-то в глубинах вампирского подсознания, а может, и не в таких уж глубинах, сидит старый добрый разрушитель и насильник, не стоит обольщаться уж совсем-то. Одна рожа спайкова мечтательная, когда он из-за кустов, вместе с Дон набюдает погромы демонов-рокеров, чего стоит!
Спайк устроен сложнее, оттого и смотреть интереснее именно на него. И настоящий соблазнитель здесь - именно он.

Quote (Swallow)
Тема Баффи осталась не раскрыта, но она еще вернется;-) В сиквеле.

А вот тут я порадовалась за свою интуицию. Потому, что с самого начала мне этот слэш показался несколько странным: главный женский персонаж не был "слепым пятном". Баффи здесь живая. Она не проигнорирована, она, хоть и выведена в конце за круг, - ЕСТЬ! её можно почувствовать. Как правило, авторы слэша обходятся с любимыми женщиами героев жестоко: и пишут про них, вроде, а чувство, что женщины эти - абсолютно лишние, бесплотные, ни грамма тепла к ним. Жуть, на самом деле.

А тут, стало быть, всё еще интереснее будет!

На спаффел не надеюсь, конечно, ...эх!

 
Форум » Слэш » Фан-проза, Мастера слэша » "СЕМЬ ДНЕЙ" (NC17) (Автор: Zirael разрешение на размещение есть)
Страница 1 из 212»
Поиск: